Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 5-О06-1 Приговор в отношении осужденных за создание банды, совершение в ее составе разбойных нападений, хищений и завладения имуществом, вымогательства денежных средств, убийства, сопряженного с вымогательством и разбоем, подлежит изменению в связи с исключением указания о квалификации действий осужденных по эпизоду разбойного нападения, поскольку данный квалифицирующий признак им не вменялся, кроме того, часть осужденных подлежит освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, а наказание - смягчению по причине уменьшения объема обвинения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 5-О06-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных К.В.В., Н.Г.А., А.И.И., С.В.В., их защитников адвокатов Ч.А.А. и Ш.П.В., кассационному представлению государственного обвинителя М.Н.Н. на приговор Московского городского   суда от 27 октября 2005 года, которым:

К.В.В., 23 декабря 1958 года рождения, уроженец города Баку, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст.ст. 209 ч. 2 УК РФ к 11 годам, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 10 годам, 163 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ к 9 годам, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 18 годам, 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 7 годам, 325 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к исправительным работам на один год с удержанием в доход государства 20% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено К.В.В. 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Н.Г.А., 12 августа 1959 года рождения, уроженец города Баку, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст.ст. 209 ч. 2 УК РФ к 11 годам, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 10 годам, 163 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 18 годам, 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. а" УК РФ к 7 годам, 325 ч. 2, ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ к исправительным работам на один год с удержанием в доход государства 20% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Н.Г.А. 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором Н.Г.А. оправдан по ст. 228 ч. 2 и 228 ч. 3 п. "в" УК РФ за недоказанностью его участия в данных преступлениях.

А.И.И., 17 января 1975 года рождения, уроженец села Дарбази Болнинского района Грузинской ССР, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст.ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 9 годам, 163 ч. 3 п. "а" УК РФ к 7 годам, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 12 годам, 30 ч. 1 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 7 годам, 325 ч. 2, ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ к исправительным работам на один год с удержанием в доход государства 20% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено А.И.И. 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С.В.В., 14 октября 1981 года рождения, уроженец города Пологи Запорожской области Украинской ССР, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст.ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам, 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 10 годам, ст. 163 ч. 3 п. "а" УК РФ к 9 годам, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 18 годам, 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 7 годам, 325 ч. 2, ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ к исправительным работам на один год с удержанием в доход государства 20% заработка.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено С.В.В. 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски, взыскано с К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. солидарно в счет возмещения причиненного материального ущерба в пользу М.А.И. 34000 рублей, М.О.И. 561360 рублей, Т.И.В. 50000 рублей.

Взыскано в пользу Т.И.В. в счет компенсации морального вреда с К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. по сто тысяч рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Д.А.А., выступления осужденных К.В.В., Н.Г.А., С.В.В., в защиту их интересов адвокатов Ш.П.В., П.С.П., С.В.Д. по доводам кассационных жалоб, адвоката И.В.В. в защиту интересов потерпевшей Т.Т.Ю., потерпевшей Т.И.В. об оставлении приговора без изменений, прокурора Ф.Е.С., поддержавшей кассационное представление в полном объеме, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах изложенных в приговоре К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. признаны виновными в том, что:

не позднее 13 августа 2003 года в городе Москве объединились в устойчивую вооруженную группу (банду) для совершения разбойных нападений, других особо тяжких преступлений и участвовали в совершении указанных преступлений;

13 августа 2003 года в составе банды Н.Г.А., К.В.В. А.И.И., С.В.В. и неустановленное следствием лицо в городе Реутов Московской области разбойного нападения на М.А.И. и Мех., завладения имуществом и деньгами на сумму 34000 рублей, и в тот же день в городе Москве разбойного нападения на М.Д.И. и М.И.Л., хищения денег и имущества на общую сумму 701849 рублей;

17 ноября 2003 года в составе банды К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. в городе Москве вымогательства денежных средств у генерального директора ООО "Угольная компания по переработке угля и кокса" Либ., а К.В.В. убийства Л. сопряженного с вымогательством;

27 ноября 2003 года в составе банды К.В.В., Н.Г.А., С.В.В. и А.И.И. в городе Москве разбойного нападения на Н. и Т., хищения денег и имущества на общую сумму 138920 рублей, паспорта и других личных важных документов Н., убийства Н. и Т. сопряженного с разбоем;

К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. приготовления к разбойному нападению на Гал. 29 декабря 2003 года.

В судебном заседании осужденный К.В.В. вину признали частично, а Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. вину не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный С.В.В. утверждает о своей невиновности, приговор суда считает незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением уголовно-процессуально закона, ссылается на то, что судьей в нарушение положения ст. 241 ч. 5 УПК РФ был дан запрет на проведение аудиозаписи процесса, в ходе судебного разбирательства его не ознакомили с протоколом судебного заседания, без согласия сторон оглашались показания свидетелей, в приговоре не приведены доказательства создания банды и его участия в ней.

Указывает, что по эпизоду разбойного нападения на М-ых, суд признав его виновным, сослался только на то, что он был знаком с потерпевшим, а также привел "чистосердеченые" признания К.В.В., от которых тот отказался;

по эпизоду вымогательства у Либ., суд не принял во внимание, что они пришли к нему по предложению К.В.В., у которого с потерпевшим завязалась драка, денег у Л. никто не требовал и самого убийства он не видел;

по эпизоду убийства Н. и Т. на предварительном следствии он оговорил себя в результате незаконных методов следствия, вывод суда о том, что убийство совершено из пистолета "ТТ" калибра 7,62 мм, противоречит выводам экспертизы, согласно которым повреждения возникли от пули калибра 9 мм. Оспаривает достоверность и законность обнаружения и изъятия документов, ключей принадлежавших потерпевшим и оружия. Суд не учел, что в день совершения убийства он был в больнице на территории Украины, что подтверждено справкой и показаниями свидетелей;

по эпизоду приготовления к разбойному нападению на Гал. не добыто доказательств, что готовилось разбойное нападение;

адвокат Ш.П.В. в защиту интересов осужденного С.В.В. указывает о своем несогласии с приговором, считает его незаконным и необоснованным ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, множественных нарушениях уголовно-процессуального закона допущенных органами предварительного следствия и судом, неправильного применения уголовного закона. Утверждает, что все обвинения Н.Г.А., его допросы в качестве обвиняемого проводились без участия защитников, дело назначено к рассмотрению без предварительного слушания, о проведении которого они заявляли ходатайство, председательствующим было запрещено в ходе разбирательства пользоваться диктофоном, протокол судебного заседания изготовлен с нарушением срока, по инициативе суда был изменен порядок судебного разбирательства, подсудимые принуждались к даче показаний, оглашались показания свидетелей не включенных в список обвинительного заключения без их допроса, а также показания основного свидетеля К.Ю.Б. в нарушение ст. 281 УПК РФ, в суде был допрошен эксперт  Ш. по заключению экспертизы,  которую  он  не проводил.

Показания осужденных на предварительном следствии получены в результате незаконных методов следствия, суд не принял во внимание противоречия в показаниях С.В.В. о совершении убийства из пистолета калибра 7,62 мм и заключениями экспертов о том, что убийство произошло из другого пистолета калибра 9 мм, считает, что доказательства, приведенные в приговоре сфальсифицированы. В вводной части приговора С.В.В., Н.Г.А. и А.И.И. неправильно указана ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, уголовное преследование по которой было прекращено на предварительном следствии. С.В.В. обвинялся по двум эпизодам разбойных нападений на М-ых, суд признал его виновным по одному эпизоду, а по второму эпизоду - не высказался, кроме того, в водной части приговора не указано о вменении эпизода разбойного нападения на Н. и Т., в котором они обвинялись. Суд в резолютивной части приговора признал С.В.В. виновным в части убийства Н. и Т., хищения документов у Н. Ссылки о признании его виновным по разбойному нападению или оправданию по данному эпизоду отсутствуют. В описательно-мотивировочной части приговора не указал размер гражданского иска, который просит взыскать потерпевшая Т. Оспаривает правильность квалификации действий С.В.В. по ст. 163 ч. 3 п. "а" и 325 ч. 2, 3 п.п. "а, в" УК РФ. Просит направить дело прокурору для устранения нарушений допущенных в ходе предварительного следствия;

осужденный Н.Г.А. просит приговор суда отменить в связи с грубым нарушением уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, указывает на нарушение его прав в ходе предварительного следствия, а именно: ему трижды предъявлялось обвинение и проводились допросы без участия адвоката; ходатайства о вызове дополнительных свидетелей необоснованно отклонены; незаконно продлевались сроки содержания под стражей, при исчислении сроков суд не учел, что он ранее содержался под стражей с 23 июня 2002 года по 26 февраля 2003 года по уголовному делу, которое было соединено с настоящим делом в одно производство; судья незаконно отказал в проведении аудиозаписи процесса, ознакомления с протоколом в ходе судебного разбирательств; не приняты во внимание заключение баллистической экспертизы и показания эксперта Кут. в суде, согласно которым пуля с места происшествия, не могла быть выпущена из ствола пистолета, представленного следствием в качестве орудия убийства; организация банды, ее вооруженность недоказана; отсутствуют доказательства, подтверждающие вымогательство денег у Либ., мотивы его убийства судом установлены неверно, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял во внимание одни доказательства и отверг другие, оспаривает достоверность показаний К.В.В. о готовящемся разбойном нападении на Гал., а также заключение почерковедческой экспертизы проведенной по ксерокопии документов;

осужденный К.В.В. указывает о своем несогласии с приговором, при назначении наказания суд не учел его явку с повинной, не вызвал в суд основного свидетеля К.Ю.Б., незаконно запретил проведение аудиозаписи процесса, не были исследованы в полном объеме протоколы опознания проведенных с участием М.А.И. и М., просит об отмене приговора;

осужденный А.И.И. считает приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить, указывает на неполноту судебного разбирательства, наличие противоречий в показаниях потерпевших с другими доказательствами, которые оставлены судом без внимания.

В суд не был вызван основной свидетель обвинения К.Ю.Б., о чем они настаивали; председательствующий запретил производство аудиозаписи судебного заседания; не исследовались протоколы опознания Мех. и М.А.И.;

адвокат Ч.А.А. в защиту интересов осужденного А.И.И. указывает, что в основу приговора положены противоречивые и непоследовательные показания свидетеля К.Ю.Б., а также доказательства, полученные с нарушением закона, просит приговор отменить, а А.И.И. - оправдать.

В кассационном представлении государственный обвинитель М.Н.Н. просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение на основании ст. 379, 382 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона и существенном нарушении уголовно-процессуального закона. Указывает, что в нарушение требований ст. 308, 383 УПК РФ суд, квалифицируя действия К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. по эпизоду разбойного нападения на Н. и Т., как совершенных организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, наказания им по данному эпизоду не назначил, квалифицировав действия подсудимых по п.п "а, в" ч. 3, ч. 2 ст. 325 УК РФ неправильно применил уголовный закон, в водной части приговора указал, что А.И.И. и С.В.В. обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, хотя органами предварительного следствия эти действия им не вменялись. Оправдывая действия К.В.В. и А.И.И. по эпизоду разбойного нападения на Гал., суд не учел показания потерпевшего, которые согласуются с показаниями свидетелей и материалами дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона при назначение дела к рассмотрению без проведения предварительного слушания, судом допущено не было.

Из материалов дела следует, что по поступившему делу по просьбе осужденных было назначено и проведено предварительное слушание (т. 14 л.д. 3, 23-24), по итогам которого дело в порядке ст. 237 ч. 1 УПК РФ возвращено прокурору.

О повторном поступлении дела в суд стороны были своевременно извещены (т. 16 л.д. 1), однако ходатайство от Н.Г.А. о проведении предварительного слушания поступило лишь после вынесения постановления о назначении дела к рассмотрению (т. 16 л.д. 13, 29-40).

Все вопросы, которые подлежали разрешению на предварительном слушании, были рассмотрены судом в подготовительной части судебного разбирательства и осужденные от проведения предварительного слушания отказались, подтвердив свое желание о рассмотрении дела судьей единолично (т. 16 л.д. 213-214).

Доводы, изложенные в жалобах Н.Г.А. и защитников о нарушении права на защиту, проведение допросов и предъявление обвинения без участия защиты, рассматривались в ходе судебного разбирательства и признаны несостоятельными.

В ходе проведенной проверки были опрошен адвокат, который подтвердил факты предъявления обвинения и допроса осужденного с его участием, подлинность подписи Н.Г.А. в указанных документах подтверждена заключением почерковедческой экспертизы.

Сомневаться в выводах почерковедческой экспертизы оснований не имелось, и суд обоснованно отказал в назначении повторной почерковедческой экспертизы. Принятое решение подробно и правильно мотивировано в постановлении судьи (т. 17 л.д. 61, 63).

Нельзя согласиться с доводами осужденных и их адвокатов о нарушении их права на ознакомление с протоколом судебного заседания, поскольку все они были ознакомлены с протоколом после его полного изготовления, что не противоречит требованиям ст. 259 УПК РФ (т. 18 л.д. 17-19).

Отказ судьи в аудиозаписи судебного разбирательства, с предоставлением возможности вести письменные записи, не может быть признан нарушением прав осужденных, влекущим за собой отмену приговора.

Процесс судебного разбирательства отражен в протоколе, замечания поступившие от осужденного Н.Г.А. и адвоката Ш.П.В. после ознакомления с протоколом, были рассмотрены председательствующим и частично удовлетворены, в тоже время, от осужденных С.В.В., К.В.В., А.И.И. и других адвокатов таких замечаний не поступило.

В результате проведенной проверки по заявлению Н.Г.А., его доводы о причинении ему телесных повреждений во время проведения следственных действий, своего подтверждения не нашли и как установлено, были получены во время задержания.

Судебное разбирательство по делу проведено достаточно полно и всесторонне, с учетом требований главы 35 УПК РФ. Порядок исследования доказательств судом соблюдался, а при наличии ходатайств о его изменении, решения судом принимались с учетом мнения сторон.

Все добытые по делу доказательства исследовались в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, получили надлежащую оценку суда, выводы об этом подробно изложены в приговоре.

В суде исследовались все показания осужденных, свидетелей и потерпевших данных ими как в ходе предварительного, так и судебного следствия и в приговоре указаны мотивы, по которым приняты достоверными одни показания и отвергнуты другие.

Осужденным разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, и все показания в судебном заседании они давали с добровольного согласия, о чем прямо отражено в протоколе (т. 16 л.д. 238, 243).

Не могут быть признаны обоснованными доводы жалоб осужденных о непринятии судом мер к вызову всех свидетелей в судебное заседание, в том числе основного свидетеля К.Ю.Б. и оглашение ее показаний без согласия стороны защиты.

Из материалов дела следует, что судом принимались все меры к вызову свидетелей, в том числе путем вынесения постановлений о принудительном приводе.

Причины неявки в суд свидетелей, в том числе К.Ю.А. судом выяснялись (т. 17  л.д. 22) и  решение  о  возможности  исследования показаний, судом приняты   в строгом соответствии с требованиями ст. 281 ч. 2 УПК РФ.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Из показаний потерпевшего М.А.И. и Мех. установлено, что в разбойном нападении на квартиру в городе Реутове участвовали Н.Г.А. и К.В.В., которые были вооружены пистолетами, а также А.И.И.

Из показаний потерпевших М.Д.И. и М.И.Л. установлено знакомство М.Д.И. с С.В.В., участие Н.Г.А. и К.В.В. в разбойном нападении на их квартиру в городе Москве, где последние угрожали им пистолетами с глушителями, похитили деньги, валюту и золотые украшения.

Протоколами опознания потерпевшими Н.Г.А., А.И.И. и К.В.В.

Утверждения осужденных о том, что протоколы опознания в суде фактически не исследовались, а само опознание было проведено с нарушением, не основаны на материалах дела, кроме того, допрошенные в судебном заседании потерпевшие категорично опознали осужденных как лиц, совершивших преступление.

Протоколом осмотра квартиры М-ых в городе Москве, в ходе которого были обнаружена пуля, по заключением судебно-баллистической экспертизы, данная пуля калибра 6,35 мм выстреляна из пистолета изъятого к К.В.В. при его задержании.

Показаниями осужденных на предварительном следствии в которых К.В.В. признавал, что по наводке С.В.В. с Н.Г.А. и А.И.И. участвовал в разбойном нападении на М-ых, а С.В.В. указывал, что за обещанное денежное вознаграждение предоставил сведения о М-ых К.В.В. и Н.Г.А., показывал им расположение квартир.

Из исследованных в суде распечаток и детализации телефонных переговоров установлено, что похищенный у М.А.И. сотовый телефон после разбойного нападения начал функционировать с картой и телефонным номером, зарегистрированным на Н.Г.А.

Из исследованных показаний свидетеля К.В.В. установлено, что Н.Г.А., К.В.В. и А.И.И. собирались в их квартире, обсуждали план нападения на М-ых и выделении доли за представленную информацию С.В.В.

Из показаний потерпевшей Т.Т.Ю. установлено, что Н.Г.А. предлагал ее мужу Либ. свои услуги по созданию в компании службы безопасности, но тот отказал. В ее присутствии ранее незнакомый ей К.В.В. наставил на Либ. пистолет, между ними возникла борьба, и К.В.В. застрелил ее мужа двумя выстрелами. В это же время С.В.В. стоял у двери, а второй мужчина приставил ей к голове пистолет и требовал, чтобы она молчала.

Осужденный К.В.В. не отрицал убийства потерпевшего двумя выстрелами из пистолета, оспаривая мотивы преступления.

Из показаний свидетеля Ген. установлено, что по просьбе Н.Г.А. составил схему офиса Либ. В день убийства находился в офисе и видел К.В.В. с пистолетом, когда тот выходил из кабинета потерпевшего.

Из показаний осужденного С.В.В. на предварительном следствии установлено, что они с А.И.И. и К.В.В. по предложению Н.Г.А. поехали к Либ., где К.В.В., войдя в офис, сказал мужчине, что пришел с него получить, между ними завязалась борьба и К.В.В. застрелил мужчину. Н.Г.А. ругал К.В.В. и говорил, что он долго разрабатывал Либ., а тот все сделал неверно.

Из показаний свидетеля К.Ю.Б. установлено, что визит к Либ. планировался заранее и обсуждался с Ген. После убийства К.В.В. передал ей схему офиса нарисованную Ген. с кодом электронного замка и попросил ее спрятать. Она слышала, как Н.Г.А. высказывал претензии ее мужу, говорил, что он "отрабатывал" Либ. восемь месяцев, подбирался к нему, а тот его убил, и вся работа пошла насмарку.

Доводы осужденных и их адвокатов о неправильно установленном мотиве убийства и отсутствия доказательств вымогательства, были тщательно проверены в судебном заседании.

Показания К.В.В. о наличии долга у Либ. подтверждения не нашли и опровергнуты показаниями Лаб., Т.Т.Ю. и Мед., а также свидетеля К.В.В.

Как указано в выводах суда, подсудимые действовали согласовано, в рамках запланированного преступления и действия К.В.В. в кабинете потерпевшего, его высказывание, что они пришли с него получить, правильно квалифицированны судом, как реализация совместного плана о вымогательстве имущества у Либ., сопряженного с требованием передачи имущества под угрозой применения насилия, а убийство потерпевшего К.В.В., как сопряженное с вымогательством.

Из показаний потерпевшей Т.И.В., свидетелей Е. и И. установлено, что из квартиры, где обнаружены трупы потерпевших, похищены личные документы, документы на квартиру, а также видеомагнитофон, дубленка, золотые украшения и 3000 долларов США.

Из заключений судебно-медицинских экспертов установлено, что смерть потерпевших наступила от огнестрельных пулевых ранений в голову.

В ходе осмотра места происшествия в квартире обнаружена пуля калибра 7,62 мм.

Из показаний С.В.В. на предварительном следствии судом установлено, что в разбойном нападении помимо его принимали участие Н.Г.А. и К.В.В. вооруженные пистолетами, а также А.И.И. Он был знаком с Н. по работе и, воспользовавшись этим, он позвонил в квартиру и потерпевший открыл ему дверь. В процессе нападения Н.Г.А. предложил убить потерпевших, что он и сделал, произведя выстрелы из пистолета "ТТ", который ему передал Н.Г.А. в головы потерпевшим. Из дома они похитили вещи потерпевших, а также документы.

Об этом же С.В.В. подтвердил при проверке его показаний на месте с участием адвоката и в присутствии понятых.

Свидетели Ген., К.В.В., Б. подтвердили факт знакомства С.В.В. и Н.

Из показаний свидетеля К.Ю.Б. установлено, что в доме, где она проживала с мужем хранилось оружие и чужие документы, из разговоров осужденных ей стало известно о их причастности к убийству двух лиц.

Протоколом обыска и изъятия в квартире осужденного К.В.В. документов и ключей принадлежавших Н.

Обыск в квартире К.В.В., вопреки доводам изложенным в жалобах, проведен с соблюдением требований ст. 182 УПК РФ и оснований для признания его недопустимым доказательством, а также предметов, изъятых в ходе обыска, у суда не имелось.

Из заключения судбно-баллистической экспертизы установлено, что обнаруженная на месте происшествия пуля является составной частью патрона калибра 7,62 мм к пистолету "ТТ".

В изъятом у осужденных при их задержании пистолете "ТТ", согласно заключению баллистической экспертизы, был заменен ствол установленный заводом изготовителем.

Из показаний эксперта Куз. в судебном заседании установлено, что процедура замены ствола несложна, делается это для того, чтобы на стреляных пулях оставались другие следы.

Судом тщательно исследовались доводы осужденных и их адвокатов, утверждавших, что в деле отсутствуют доказательства совершения убийства потерпевших пулями калибра 7,62 мм, которые были обоснованно опровергнуты совокупностью исследованных в суде доказательств, а имеющиеся в деле доказательства, вопреки утверждениям стороны защиты, не находятся в противоречии с такими выводами.

Из заключения судебно-медицинского эксперта установлено, что огнестрельное пулевое ранение было причинено Н. пулей диаметром около 9 мм.

Из показаний руководителя Московского городского центра судебно-медицинской экспертизы огнестрельной и взрывной травмы Ш. установлено, что входные отверстие от пулевого ранения во всех случаях больше диаметра пули в среднем на 2-3 мм, и ранения в голову Н. и Т. были причинены пулями калибра 7,62 мм.

В соответствии со ст. 80 УПК РФ к числу доказательств относятся не только заключение эксперта и его показания по разъяснению и уточнению заключения, но и показания специалиста, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения.

С учетом изложенного допрос Ш. в судебном заседании не противоречит закону, его показания обоснованно признаны доказательством по делу, и суд дал им правильную оценку.

Проверены и признаны несостоятельными доводы С.В.В., его адвоката о нахождении осужденного в период совершения преступления в больнице на территории Украины.

Все представленные стороной защиты данные в обоснование алиби С.В.В. о непричастности его к преступлению, самооговору в результате незаконных методов следствия, были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты. Мотивы принятого решения подробно изложены в приговоре.

Вина осужденных в приготовлении к разбойному нападению на Гал. судом установлена: показаниями свидетелей П., Д. и С. о задержания А.И.И., К.В.В. и Н.Г.А. у дома Гал. и попытке задержания С.В.В., которому удалось убежать; протоколом осмотра места происшествия и изъятия на месте задержания осужденных пистолетов, заключением баллистической экспертизы о признании изъятых трех пистолетов огнестрельным оружием; показаниями осужденного С.В.В. о том, что его пригласили для участия в деле, А.И.И. был за рулем автомашины, вместе с Н.Г.А. и К.В.В. они подъехали к дому у метро В., где К.В.В. и Н.Г.А. взяв пистолеты вошли в подъезд, а когда вернулись, сообщили, что дома никого не оказалось; показаниями свидетеля К.Ю.Б. о том, что ее муж с друзьями поехал к Гал. за деньгами, где их и задержали.

На основании исследованных доказательств суд пришел к правильному выводу, что осужденные заранее договорились о нападении на Гал., ехали к нему с целью завладения деньгами, однако потерпевшего не оказалось дома.

Показания осужденных о непричастности их к преступлению в отношении Гал., К.В.В. о том, что он хотел взять деньги в долг, Н.Г.А. о том, что К.В.В. позвал их с собой, чтобы получить долг, были проверены судом и признаны недостоверными.

Согласованность действий осужденных при совершении тяжких и особо тяжких преступлений на протяжении длительного времени, стабильность состава, планирование своей деятельности, применение одного и того же оружия, о наличии которого знали все, нашло свое полное подтверждение доказательствами исследованными в судебном заседании, на основании которых суд пришел к обоснованному выводу об участии К.В.В., Н.Г.А., С.В.В. и А.И.И. в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях и правильно квалифицировал их действия, свои выводы о квалификации суд убедительно мотивировал в приговоре.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами автора кассационного представления о неправильном оправдании К.В.В. и А.И.И. по эпизоду разбойного нападения на Гал.

В ходе судебного разбирательства были признаны недопустимыми и исключены из числа доказательств, протокол опознания потерпевшим Гал. К.В.В. и фонограмма оперативной беседы между А.И.И. и сотрудниками милиции.

Как установлено судом и правильно отражено в приговоре, кроме показаний Гал. о хищении у него крупной суммы денег в 2001 году, о чем он сообщил в милицию спустя длительное время, после задержания осужденных, других объективных доказательств не представлено и суд обоснованно исключил указанный эпизод из обвинения за недоказанностью.

Гражданские иски в судебном заседании разрешены в соответствии с законом, в пределах исковых требований потерпевших, в том числе и Т.И.В., которые были проверены в судебном заседании и нашли свое подтверждение. Принятое судом решение об удовлетворении исковых требований подробно мотивировано.

Что касается доводов осужденного Н.Г.А. о том, что ему суд не зачел период отбывания наказания с 23 июня 2002 года по 26 февраля 2003 года, то данный вопрос подлежит разрешению в порядке исполнения приговора судом его постановившем.

"Читосердечные" признания К.В.В. по одному из эпизодов разбойного нападения, полученные после его задержания и от которых он фактически отказался, не могут быть признаны обстоятельством влекущим снижение наказания по всем эпизодам преступной деятельности.

Нельзя согласится с доводами кассационных жалоб и представления о том, что осужденным не назначено наказание по эпизоду разбойного нападения на Т. и Н., а также о самостоятельной квалификации эпизодов разбойных нападений на М-ых,  поскольку все разбойные нападения (за исключением приготовления к разбою), совершены до внесения изменения в ст. 17 УК РФ, и по этому осужденным должно быть назначено за разбойные нападения одно наказание, что и было исполнено судом.

Пропуск одного из пунктов обвинения по части 3 ст. 162 УК РФ по эпизоду разбойного нападения на Т. и Н., не может быть признано нарушением уголовного закона, влекущим отмену приговора и дающим основание полагать, что осужденным по данному эпизоду наказание не назначено.

Нарушений закона, влекущих отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению.

Из вводной части приговора подлежит исключению в отношении А.И.И. и С.В.В., как ошибочное, указание о их обвинении по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению указание о квалификации действий осужденных по эпизоду разбойного нападения на Н. и Т. по пункту "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку данный квалифицирующий признак им не вменялся.

Действия осужденных по эпизоду хищения паспорта и других важных личных документов подлежит квалификации по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

В связи с тем, что срок давности на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции истек, К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. подлежат освобождению от уголовной ответственности на основании ст. 78 УК РФ, а наказание в связи с уменьшением объема обвинения смягчению.

Кроме того, при назначении наказания К.В.В. суд допустил ошибку.

Преступления К.В.В. в отношении Либ. совершено 17 сентября 2003 года, а убийство Т. и Н. в составе банды - 27 ноября 2003 года.

Назначая К.В.В. отдельные наказания за каждые совершенные им убийства, суд не учел, что такой принцип назначения наказания стал возможен только после изменений, внесенных Федеральным Законом от 8.12.2003 года в редакцию ст. 17 УК РФ, предусматривающей понятие совокупности преступлений.

В соответствии с ранее действовавшей редакцией ст. 17 УК РФ у К.В.В. отсутствовала совокупность преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "з" и ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ и ему следовало назначить одно наказание по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 27 октября 2005 года в отношении К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. изменить:

исключить из вводной части приговора в отношении А.И.И. и С.В.В. обвинение по пункту "з" ч. 2 ст.ст. 105 УК РФ;

исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о квалификации действий К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. по эпизоду разбойного нападения на Н. и Т. по пункту "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ;

считать осужденными К.В.В. Н.Г.А., А.И.И. С.В.В., каждого по ч. 2 ст. 325 УК РФ к исправительным работам на срок 1 год с удержанием 20% заработка в доход государства;

освободить К.В.В., Н.Г.А., А.И.И. и С.В.В. от уголовной ответственности по ст. 325 ч. 2 УК РФ на основании ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности;

квалифицировать действия К.В.В. по эпизодам убийства Либ., Н. и Т. по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначить наказание в виде лишения свободы:

К.В.В. по ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п.п. "а, б", 163 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з", 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ   22 года и 9 месяцев;

Н.Г.А. по ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п.п. "а, б", 163 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з", 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ 20 лет и 9 месяцев;

А.И.И. по ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п.п. "а, б", 163 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з", 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ 14 лет и 9 месяцев;

С.В.В. по ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п.п. "а, б", 163 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з", 30 ч. 1, 162 ч. 4 п. "а" УК РФ 19 лет и 9 месяцев;

В остальном приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 5-О06-1


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.