Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. N 59-О05-8 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору с целью скрыть другое преступление, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 24 ноября 2005 г. N 59-О05-8


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 ноября 2005 г. кассационные жалобы осужденных Б.В.Б. и П.А.А. на приговор Амурского областного суда от 4 апреля 2005 года, которым

Б.В.Б., родившийся 5 января 1981 года в п. Широкий г. Райчихинска Амурской области, русский, с образованием 8 классов, не работавший, ранее не судимый;

- осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ - к шести месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шестнадцати годам двум месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П.А.А., родившийся 26 января 1983 года в г. Райчихинске Амурской области, русский, с образованием 9 классов, не работавший, ранее не судимый;

- осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ - к шести месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к тринадцати годам двум месяцам лишения свободы в исправительной колони строгого режима.

Б.В.Б. и П.А.А. признаны виновными и осуждены:

- за нанесение побоев Д.С.И.;

- за  убийство Д.С.И., 1 ноября 1974 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и с целью скрыть другое преступление - нанесение ими побоев.

Преступления совершены ими 29 августа 2004 года в г. Райчихинске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К.В.С., объяснения осужденного П.А.А., поддержавшего свою жалобу по изложенным в ней основаниям; мнение прокурора М.В.П. об оставлении приговора в отношении Б.В.Б. и П.А.А. без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный П.А.А. просит отменить приговор, считая его незаконным и несправедливым. Полагает, что судом неправильно оценены показания его и Б.В.Б., а само судебное разбирательства проведено с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Утверждает об   отсутствии предварительного   сговора   на   убийство Д.С.И. и о своей неосведомленности при первоначальных действиях Б.В.Б. по нанесению ножевых ранений Д.С.И., воспринимаемых им как оказание помощи Д.С.И. при эпилептическом припадке.

В возражениях государственный обвинитель К.Б.В. считает доводы жалобы осужденного П.А.А. несостоятельными и просит оставить приговор без изменения;

осужденный Б.В.Б. просит изменить приговор и, не отрицая своей вины в совершении преступлений, смягчить ему наказание, ссылаясь на его чрезмерную строгость.

После ознакомления с кассационной жалобой осужденного П.А.А., осужденный Б.В.Б. подал дополнения к своей жалобе, в которых просит освободить П.А.А. от уголовной ответственности, ссылаясь на то, что хотя он и не помнит происшедшего из-за состояния опьянения, но у него (Б.В.Б.) умысла на убийство и предварительного сговора с П.А.А. на убийство   не было, оценка доказательствам дана неверная, П.А.А. в убийстве не виновен, а его (Б.В.Б.) защита была формальной.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений государственного обвинителя, судебная коллегия находит приговор в отношении Б.В.Б. и П.А.А. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Б.В.Б. и П.А.А. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательства, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а виновность Б.В.Б. и П.А.А. в нанесении побоев Д.С.И. и виновность Б.В.Б. в причинении смерти Д.С.И. - в жалобах не оспаривается.

Квалификация действий Б.В.Б. и П.А.А. по ч. 1 ст. 116 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Судом проверялись доводы об отсутствии предварительного сговора и умысла на убийство Д.С.И., а также - о невиновности П.А.А. в убийстве. Эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом.

Как следует из материалов дела, до лишения Д.С.И. жизни Б.В.Б. и П.А.А. в ночное время избивали Д.С.И. в его квартире. Когда, пытаясь скрыться от избивавших его Б.В.Б. и П.А.А., Д.С.И. выбежал ночью из своей квартиры на лестничную площадку, то Б.В.Б. и П.А.А. не отпустили его, они оба догнали его и вновь завели в квартиру, где продолжили избиение.

Обвиняемый П.А.А. при допросе его 6 сентября 2004 года пояснял, что Б.В.Б. предложил ему добивать Д.С.И., поскольку тот заразил их бельевыми вшами, а завтра сообщит в милицию о его избиении ими ("сдаст их в милицию"). Он (П.А.А.) ответил: "Давай, конечно, добивать". Он (П.А.А.) сел на ноги Д.С.И. и держал его за руки, а Б.В.Б. отогнул за волосы голову Д.С.И. и провел ножом по шее. Д.С.И. захрипел, у него из шеи хлынула кровь. После этого Б.В.Б. резал ножом горло Д.С.И., а он (П.А.А.) помогал ему и держал Д.С.И., чтобы тот не сопротивлялся. Он понимал, что он с Б.В.Б. совершают убийство человека.

Аналогичные показания П.А.А. давал и при проверке его показаний с выходом на место.

Подозреваемый Б.В.Б. пояснял, что при убийстве Д.С.И. он П.А.А. действовали согласованно. Он (Б.В.Б.) принес из кухни нож, П.А.А. сидел на Д.С.И., чтобы тот не сопротивлялся, а он (Б.В.Б.) начал ножом перерезать горло Д.С.И. и перерезал ему шею практически до половины. Он и П.А.А. убили Д.С.И.

Обвиняемый Б.В.Б. при его допросе 7 сентября 2004 года утверждал, что взять нож, чтобы "вскрыть глотку" Д.С.И., ему предложил П.А.А. и он взял на кухне нож.

Суд правильно оценил показания Б.В.Б. и П.А.А., данные ими в ходе предварительного следствия, и дал надлежащую оценку изменению ими показаний.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Д.С.И. наступила от кровотечения, аспирации крови и заполнении кровью верхних дыхательных путей вследствие множественного обширного резаного ранения шеи с повреждением органов шеи: полностью перерезанным щитовидным хрящом, щитонадгортанной связкой, нижней части надгортанника; полностью поврежденной нижней части глотки, надрезом межпозвоночного диска между 3 и 4 шейными позвонками с неполным перерезом грудино-ключично-сосцевидной мышцы и кровоизлияниями в мягкие ткани в области повреждений. Данные повреждения образовались не менее, чем от четырехкратного воздействия со значительной силой и трехкратного воздействия с незначительной силой, возможно, лезвия ножа. Кроме того, на трупе Д.С.И. имелись:

четыре резаные кожные раны в подбородочной области;

ссадины на тыльной поверхности в верхней трети правого предплечья, на задней поверхности правого локтевого сустава;

кровоподтеки в проекции левого плечевого сустава с переходом на наружную боковую поверхность в верхней трети левого плеча; на тыльной поверхности в верхней трети левого предплечья, на тыльной поверхности левой кисти, на тыльной поверхности правой кисти; на тыльной поверхности в верхней трети правого предплечья; на задней поверхности правого локтевого сустава; на наружной боковой поверхности левого коленного сустава.

Указанные ссадины и кровоподтеки могли образоваться от воздействия рук и ног.

Как видно из заключения судебно-биологической экспертизы, на кроссовках, изъятых у П.А.А., имелась кровь человека.

Виновность Б.В.Б. и П.А.А. подтверждается и другими, имеющими в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Приведенные показания П.А.А. и Б.В.Б., данные ими в ходе предварительного следствия, а также - действия Б.В.Б. по нанесению им не менее, чем 7 резаных ранений шеи Д.С.И., от чего и наступила его смерть, подтверждают правильность выводов суда о наличии у Б.В.Б. умысла на убийство Д.С.И. и опровергают доводы Б.В.Б. о том, что у Д.С.И. произошел эпилептический припадок, а он (Б.В.Б.) ножом пытался разжать ему зубы.

С учетом приведенных показаний П.А.А. и Б.В.Б. о том, что они не отпустили пытавшегося скрыться от них Д.С.И., и когда тот при их избиении ночью выбежал из своей квартиры, они догнали его и вновь завели в квартиру, а также - о наличии предварительного сговора на убийство Д.С.И. ("добить", "вскрыть глотку" ножом); совместности и согласованности их действий при лишении Д.С.И. жизни; осведомленности П.А.А. о действиях Б.В.Б. раз за разом не менее 7 раз наносившегося резаные ранения шеи Д.С.И. ножом, продолжавшего при этом удерживать Д.С.И.; последующих действий П.А.А., не пытавшегося оказать Д.С.И. необходимой медицинской помощи, не пытавшегося доставить его в больницу, не вызвавшего к нему скорой помощи, а, напротив, принимавшего меры по сокрытию следов и обстановки происшедшего, суд пришел к обоснованному выводу о наличии предварительного сговора на убийство и участии П.А.А. в процессе лишения Д.С.И. жизни, а также - о недостоверности доводов П.А.А. об оказании им помощи Д.С.И., как он считал при эпилептическом припадке.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Б.В.Б. и П.А.А. в групповом - по предварительному сговору - убийстве Д.С.И. с целью скрыть другое преступление и верно квалифицировал действия каждого из них по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Судом проверялось психическое состояние Б.В.Б. и П.А.А., в отношении них проведены судебно-психиатрические экспертизы. С учетом осмысленных, целенаправленных действий Б.В.Б. и П.А.А., поддержания ими адекватного речевого контакта, отсутствия у них бреда, галлюцинаций, адекватного их поведения в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание Б.В.Б. и П.А.А. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное им наказание является справедливым, соразмерным содеянному самими ими и оснований к его смягчению не имеется.

С учетом показаний подсудимого Б.В.Б. и доводов его дополнений к жалобе, его ссылка на то, что он осознал содеянное - несостоятельна.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Как видно из материалов дела, подсудимый Б.В.Б. отвода адвокату Ш. не заявлял, ходатайств о замене адвоката Ш. другим защитником не заявлял, его защиту адвокат Ш. осуществляла в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об адвокатуре.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 4 апреля 2005 года в отношении Б.В.Б. и П.А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Б.В.Б. и П.А.А. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. N 59-О05-8


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение