Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2006 г. N 66-О05-113 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийствах, разбойном нападении и хищении наркотических средств доказана материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2006 г. N 66-О05-113


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 января 2006 года кассационные жалобы осужденных Г. и Х. на приговор Иркутского областного суда от 25 июля 2005 г., которым

Х., родившийся 27 февраля 1976 г. в г. Братске Иркутской области, не работавший, судимый 5 июля 1995 г. по ст. 103 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 20 февраля 2004 г. по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, в, з" УК РФ - к лишению свободы сроком на 18 лет; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - к лишению свободы сроком на 12 лет; по ст. 229 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ - к лишению свободы сроком на 11 лет; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 24 года с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

Г., родившаяся 6 августа 1962 года в с. Ангарск Енисейского района Красноярского края, не работавшая, имеющая малолетнего ребенка, замужняя, ранее не судимая,

осуждена по ст.ст. 33 ч.ч. 4, 5 и 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет; по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ - к лишению свободы сроком на 3 года; по ст. 229 ч. 3 п. "б" УК РФ - к лишению свободы сроком на 12 лет; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З., объяснения осужденной Г., просившей удовлетворить ее кассационную жалобу, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф., полагавшего приговор суда в отношении Г. и Х. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Х. признан виновным в том, что совершил убийство Н., а Г. - в том, что подстрекала Х. и оказала ему пособничество в убийстве Н. Кроме этого, Х. совершил убийство трех лиц, К., К., А., сопряженное с разбоем, в отношении лица находящегося в беспомощном состоянии, а также разбойное нападение с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и хищение наркотических средств в крупном размере, с применением насилия опасного для жизни и здоровья. А Г. совершила кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину и хищение наркотических средств в крупном размере.

Судом установлено, что преступления были совершены при следующих обстоятельствах: в период времени с 1 по 10 июля 2004 года Г. на почве личных неприязненных отношений к Никифоровой вызванных тем, что последняя сообщила в правоохранительные органы о распространении ею и Х. наркотических средств, предложила Х. совершить убийство Н., на что тот согласился. В указанное выше время Гомзякова, действуя с умыслом на убийство Н., под предлогом совместного отдыха, управляя принадлежащим ей автомобилем, приехала вместе с Х. и Н. на берег реки, где Х. и Г. спровоцировали ссору с Н. При этом Г. еще раз предложила Х. убить Н., чем возбудила в нем решимость совершить преступление. После чего Х. с целью умышленного причинения смерти нанес множественные удары деревянной битой по голове и различным частям тела Н., отчего наступила смерть потерпевшей Н. на месте происшествия.

В 12 июля 2004 года, в квартире К., Х., вооруженный принесенными с собой топором и ножом, с целью хищения чужого имущества и наркотических средств в крупном размере и убийства, напал на К., используя топор и нож в качестве оружия, нанес неоднократные удары по телу потерпевшей, причинив   тем   самым телесные повреждения в виде тупой травмы головы, отчего наступила смерть потерпевшей на месте происшествия. После чего, Х. в комнате данной квартиры, осознавая, что К. в силу своего малолетнего возраста (10 лет) находится в беспомощном состоянии, применяя насилие опасное для жизни и здоровья, используя топор и нож в качестве оружия, напал на К., нанес ему указанными предметами неоднократные удары в различные части тела, причинив тем самым К. телесные повреждения в виде тупой травмы головы и проникающие колото-резаные ранения грудной клетки, в результате чего наступила смерть потерпевшего на месте происшествия. После убийства К. Х., применяя насилие опасное для жизни и здоровья, напал на А., находящегося в данной квартире, нанес ему множественные удары топором по голове, причинив тем самым телесные повреждения в виде тупой травмы головы, отчего наступила смерть потерпевшего на месте происшествия. После этого Х. предложил Г. присоединиться к хищению чужого имущества и наркотических средств. На что Г. дала согласие. Х. и Г. совместно похитили из квартиры ювелирные изделия на общую сумму 59100 рублей и наркотические средства: опий, в крупном размере - 115,5640 грамм.

В кассационных жалобах:

осужденная Г. просит приговор отменить. Осужденная указывает, что какого - либо участия в убийстве Н. не принимала и доказательств ее вины в совершении данного преступления не имеется; имущества и наркотических средств из квартиры К., где произошло убийство, она не похищала, а данное хищение после убийства совершил Х., который сложил похищенные золотые изделия ей (Г.) в карман одежды; показания осужденного Х. являются противоречивыми. По мнению осужденной, ее действия надлежит квалифицировать по ст. 316 УК РФ, предусматривающей ответственность за укрывательство преступлений; приговор она считает несправедливым, а наказание чрезмерно суровым. По мнению Г. у суда были основания для назначения ей наказания с применением правил ст.ст. 64 и 73 УК РФ. В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Г. подробно излагает обстоятельства случившегося и анализирует исследованные в судебном заседании доказательства. Она утверждает, что осужденный Х. и свидетель М. оговорили ее в совершении преступления.

осужденный Х., не оспаривая решения суда о его виновности и о мере наказании, считает, что решение суда об отбывании части срока наказания в тюрьме является несправедливым. Поэтому просит отбывание всего срока наказания назначить ему в исправительной колонии.

В возражениях на кассационную жалобу Г. осужденный Х. считает доводы Г. несостоятельными и не основанными на доказательствах ее вины, которые были рассмотрены судом в судебном заседании.

В возражениях на кассационные жалобы Г. и Х. государственный обвинитель Л. просит приговор суда в отношении осужденных оставить без изменения, поскольку считает его законным, обоснованным и справедливым, а доводы жалоб - неосновательными.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении осужденных Г. и Х. законным, обоснованным и справедливым.

Доводы жалобы Г. о ее невиновности в совершенных преступлениях опровергаются доказательствами, которые были исследованы судом в судебном заседании и получили оценку в приговоре.

В частности, ее вина в подстрекательстве к убийству Н. и пособничестве осужденному Х. в убийстве потерпевшей подтверждается показаниями осужденного Х. о том, что Г. предложила ему убить Н., поскольку подозревала, что та сообщила в милицию о распространении Г. наркотиков. Он согласился с этим предложением. С целью убийства они на автомашине Г. и под ее управлением, под предлогом отдыха, поехали вместе с Н. и их общей знакомой М. на острова реки Ангара. Там Г. стала выяснять отношения с Н., пытаясь отвлечь ее внимание. Он (Х.) в это время взял лежавшую в автомашине биту и подошел к Н. сзади. Г. крикнула ему что-то вроде: "Бей!". После этого он нанес Н. битой удар в область шеи, а когда потерпевшая упала - стал стаскивать ее за ноги к воде. Когда Н. пришла в себя - Г. сказала ему (Х.) добить Н., что он и сделал, нанеся удары Н. битой по голове.

Эти показания осужденного Х. согласуются с показаниями свидетеля М. о том, что у Г. было подозрение в отношении Н. по поводу того, что та сообщила в милицию о распространении Г. наркотиков. Она (М.) присутствовала на месте преступления, где происходило убийство. При этом она слышала как Г. о чем-то разговаривала с Н., а затем увидела как Х., держа в руках деревянную биту, глазами показал ей (М.), чтобы она отошла от них. Когда она отошла, то услышала обрывок фразы Г. "Бей" и 2 глухих удара. Когда через некоторое время она вернулась, то увидела, что труп Н. Х. скатывал к воде. Она также пояснила, что Г. была очень жестоким человеком и могла заставить своего сожителя Х. убить Н.

Данные показания осужденного Х. и свидетеля М. не противоречат друг другу и согласуются с другими доказательствами по делу, в частности, с протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в воде возле берега реки Ангара, где произошло убийство, был обнаружен труп женщины. Согласно протоколу предъявления трупа для опознания Х. в трупе этой женщины опознала свою сестру Н. Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что причина смерти Н. не установлена ввиду резко выраженных гнилостных изменений трупа. Учитывая наличие кровоизлияния в мягких тканях затылочной области головы, не исключается возможность его причинения при ударе в затылочную область головы тупым твердым предметом с ограниченной ударяющей поверхностью.

В приговоре суда дана также надлежащая оценка показаниям потерпевших Х. и Х., а также свидетелей Ч., М. и Х.

Доводы кассационной жалобы осужденной Г. о том, что имущества и наркотических средств из квартиры К., где произошло убийство, она не похищала, а данное хищение после убийства совершил Х., опровергаются показаниями осужденного Х. о том, что после совершенного им убийства Г. вместе с ним совершила хищение золотых изделий и наркотиков из квартиры К., которые отнесли и спрятали в квартире матери Х. Сама Г. в судебном заседании не отрицала, что похищенное имущество и наркотики вместе с Х. относила в квартиру его матери. Из показаний свидетеля Х. (матери осужденного) следует, что ее сын (Х.) и Г. приносили к ней в квартиру золотые изделия, которые оставили на хранение. При этом Г. поясняла ей, что это ее (Г.) золото. Они приносили также с собой и наркотики. Согласно протоколу выемки в квартире матери осужденного Х. были обнаружены и изъяты золотые изделия и наркотические средства, похищенные из квартиры К.

Доводы жалобы осужденной о том, что она боялась Х., который, якобы, после убийства в квартире К. сложил похищенные им золотые изделия ей в карман одежды, были тщательно проверены в судебном заседании и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Доводы жалобы Г. о том, что осужденный Х. и свидетель М. оговаривают ее в совершении преступления - неосновательны, поскольку каких-либо данных об оговоре указанными лицами Г. из материалов дела не усматривается.

Вывод суда о виновности Х. в убийстве трех лиц (К., К. и А.) сопряженном с разбоем, в отношении лица находящегося в беспомощном состоянии, а также разбойном нападении с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и хищении наркотических средств в крупном размере, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре, и в кассационной жалобе осужденным Х. не оспаривается.

Квалификация его действий судом дана правильно.

Наказание осужденным Х. и Г. назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности каждого из них, а также смягчающих наказание обстоятельств, которые указаны в приговоре. Обстоятельством, отягчающим наказание Х., обоснованно признан рецидив преступлений.

Вопреки доводам кассационной жалобы Г., наличие у нее малолетнего ребенка было учтено судом в качестве смягчающего наказания обстоятельства.

Оснований для смягчения наказания осужденным Х. и Г. судебная коллегия не усматривает.

Суд также в соответствии с ч. 2 ст. 58 УК РФ принял обоснованное решение об отбывании осужденным Х. части срока наказания в тюрьме. Такое решение было принято судом с учетом данных о личности осужденного, который ранее судим за убийство, и через непродолжительное время после освобождения из мест лишения свободы вновь совершил особо тяжкие преступления против жизни и здоровья: разбой и убийство четырех лиц, одним из которых был малолетний ребенок.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 25 июля 2005 года в отношении Х. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 января 2006 г. N 66-О05-113


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.