Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 67-о05-72 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия, покушении на убийство общеопасным способом, в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 67-о05-72


Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 8 декабря 2005 года кассационные жалобы осужденного К. и адвокатов С., К. на приговор Новосибирского областного суда от 25 июля 2005 г., которым

К., родившийся 11 августа 1975 г. в г. Новосибирске, с высшим образованием, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 112 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 и п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К. признан виновным и осужден:

- за незаконное приобретение в декабре (до 22-ого числа) 2004 года, хранение, перевозку и ношение по 4 января 2005 года огнестрельного оружия

- пистолета и боеприпасов - не менее 20 патронов калибра 9 мм;

- за покушение на убийство Р., 1975 года рождения, совершенное 4 января 2005 года общеопасным способом;

- за умышленное причинение У. вреда здоровью средней тяжести, совершенное 4 января 2005 года.

  Преступления совершены им в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., объяснения адвокатов С., К., поддержавших свою жалобу по изложенным в ней основаниям, возражения представителя потерпевшего Р. - адвоката Е., считавшего доводы жалоб несостоятельными, мнение прокурора К. об оставлении приговоре без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный К. просит переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, из осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ исключить приобретение пистолета и отменить приговор в части его осуждения по ч. 1 ст. 112 УК РФ и дело в этой части прекратить, а также - с учетом смягчающих наказание обстоятельств смягчить ему наказание. При этом осужденный К. ссылается на то, что пистолет он не приобретал, а нашел около мусорного бака и взял себе. По его мнению, не установлены ни факт, ни умысел на общеопасный способ покушения его на убийство К.; утверждает, что для него явилось неожиданностью нахождение в машине У. при производстве им выстрелов и у него не было прямого умысла на причинение вреда здоровью У.;

адвокаты С. и К. в защиту интересов осужденного К. просят аналогичным образом изменить приговор, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К. в своей жалобе, и, кроме того, считают, что выводы суда, изложенные в приговоре, противоречивы и не соответствуют фактическим обстоятельствам.

В возражениях: государственный обвинитель Л. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения;

- представители потерпевших У. и Р. - адвокаты Б. и Е. также просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и

  Ссылка на то, что стекла в "мерседесе" были тонированы и К. через тонированное переднее пассажирское стекло не мог видеть водителя У. - несостоятельна. Тонирование переднего бокового стекла имеет нормативное ограничение по пропускной способности света и не исключает видимости.

Из фототаблицы к протоколу осмотра автомобиля "мерседес" следует наличие видимости салона машины через тонированные стекла (т. 4 л.д. 198).

Потерпевший Р. пояснял в судебном заседании, что в дневное время через тонированные стекла "мерседеса" хорошо все видно (т. 6 л.д. 59).

Потерпевший У. пояснял, что при производстве выстрелов он видел одежду и нижнюю часть лица стрелявшего, сквозь правое боковое тонированное стекло, а верхнюю часть его лица не видел, так как на стрелявшем была низко надвинута на лицо спортивная шапка. Из этих показаний потерпевшего У. следует, что он со своего места водителя через то же тонированное стекло стрелявшего видел.

Сам подсудимый К. пояснял, что стекла в машине "мерседес" были не полностью тонированы, все было достаточно видно, было дневное время - около 14-15 часов, он стрелял с 1-1,5 м от дверки пассажира и хорошо видел Р. через стекло (т. 6 л.д. 49, 52).

Приведенные данные свидетельствуют, что тонирование стекол в машине "мерседес" не препятствовало видимости салона.

Свидетель И., сотрудник милиции, задержавший К., пояснял, что при производстве выстрелов стрелявший двигался: то подходил ближе к "мерседесу", то отходил от него.

Подсудимый К. не отрицал, что он произвел в стекло передней пассажирской правой дверцы восемь выстрелов из пистолета.

Потерпевший У. пояснял, что он остановил "мерседес" на пересечении Красного проспекта и ул. Фрунзе, заехал в "парковочный карман" и пошел из машины к киоску за газетой, а Р. оставался в машине. Вернувшись, он сел в машину и попытался выехать из "кармана", сдал машину немного назад и начал выруливать на дорогу, выехал на проезжую часть. Загорелся красный сигнал светофора, он остановил машину и  в  это  время  в  стоявшую машину  через  стекло  правой возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении К. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям:

Виновность К. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а его виновность в незаконных хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в покушении на убийство К. и в причинении У. вреда здоровью средней тяжести - и не оспаривается в жалобах.

Приговором правильно установлено, что пистолет, глушитель и не менее 20 патронов к пистолету К. приобрел при неустановленных обстоятельствах. Никаких доказательств того, что К. "нашел их" у мусорного бака, в материалах дела не имеется. Вместе с тем, указанные доводы К. не влияют на квалификацию его действий, поскольку по смыслу закона присвоение найденного также является незаконным приобретением оружия и боеприпасов.

Квалификация действий К. по ч. 1 ст. 222 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Как следует из материалов дела, К. окончил Московский институт предпринимательства и права по направлению - юриспруденция, с 28 ноября 1995 года по 1 декабря 1997 года он проходил военную службу в должностях командира отделения и заместителя командира взвода внутренних войск.

Свидетель С. пояснял, что с 1995 года он выполнял боевые задачи в Республике Чечня, он был командиром взвода спецназа, в котором служил К. Во время прохождения службы К. владел пистолетом Макарова, снайперской винтовкой Горбунова, автоматом Калашникова (т. 2 л.д. 75; т. 6 л.д. 92-94). До происшедшего К. работал охранником частного охранного предприятия "Преграда", прошел курс обучения и сдал квалификационные требования для получения лицензии, в том числе - на огнестрельное оружие, за ним был закреплен пистолет "ИЖ-71" и 16 патронов к нему (т. 1 л.д. 90-92). Указанные данные свидетельствуют о том, что К. имел необходимые познания в области криминалистики и баллистики.

  пассажирской передней дверцы произвели выстрелы, он почувствовал в горле приток крови. Р. дал ему команду и он поехал. У него было две раны - сквозная в шею и слепая - в области правого плеча.

Свидетели И. и Е., сотрудники милиции, поясняли, что при выстрелах "мерседес" стоял на обочине в колонне машин перед светофором, находился прямее "кармана".

Свидетель Д. также пояснял, что он видел, как из "мерседеса" со стороны водителя ненадолго вышел человек и вернулся обратно. Затем "мерседес" начал сдавать назад, чтобы выехать с парковки, после чего он услышал хлопки и понял, что стреляют из оружия и увидел стрелявшего из пистолета с глушителем мужчину.

Подсудимый К. не отрицал, что он знал, что "мерседесом" управлял не Р., а водитель, поскольку после ресторана Р. сел на пассажирское сиденье, и машина поехала.

При таких данных доводы жалоб о том, что К. при производстве выстрелов не знал о наличии водителя на водительском месте, с учетом изменения места положения машины после парковки в "парковочном кармане", как об этом поясняли указанные лица, и наличия видимости салона - являются несостоятельными.

Место расположения пулевых отверстий в окне передней правой пассажирской дверки машины и ранений У.: в области шеи и плечевого сустава - свидетельствуют о направленности выстрелов в салон машины и не подтверждают доводов жалобы о направленности выстрелов исключительно сверху-вниз.

Из показаний свидетелей И. и Е., сотрудников милиции, задержавших К., следует, что при выстрелах "мерседес" стоял на обочине в колонне перед светофором, сбоку от него стояла белая "Нива", параллельно "мерседеса" стоял автобус, рядом стояли другие машины. При выстрелах "мерседес" мог уехать, и кроме того, за "мерседесом" располагался тротуар, по которому ходили люди и когда начали стрелять, люди оборачивались, смотрели. При такой стрельбе могли пострадать другие люди.

Подсудимый К. пояснял, что он знает, что при выстреле как на поражение, так и на излете пуля может лететь на 50 м. Он стрелял на центральной оживленной улице г. Новосибирска - Красном проспекте, в дневное время - в 14-15 часов. Когда он производил выстрелы, по Красному проспекту было движение, шли люди. Насколько возможно, он попытался исключить причинение вреда другим людям и стрелял с 1-1,5 метров от машины. От его выстрелов могли пострадать люди, непричастные к ситуации, и можно только благодарить небо, что люди остались живы (т. 6 л.д. 47, 50-51).

При таких данных и с учетом наличия у К. умысла на убийство пассажира "мерседеса" Р. и причинения двух пулевых ранений водителю "мерседеса" У., суд пришел к правильному выводу о покушении К. на убийство Р. общеопасным способом.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении N 1 от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но и иных лиц (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления народа, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди). Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства кроме определенного лица наступила смерть других лиц, содеянное помимо п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать также по п. "а", а в случае причинения другим лицам вреда здоровью - по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в покушении на убийство Р., совершенном общеопасным способом, и в умышленном причинении У. вреда здоровью средней тяжести и верно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30 и п. "е" ч. 2 ст. 105; ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Довод жалобы о том, что для квалификации действий К. по ч. 1 ст. 112 УК РФ требуется наличие лишь прямого умысла на причинение вреда здоровью У., не основан на законе. Ответственность по ч. 1 ст. 112 УК РФ наступает при любом виде умысла на причинение вреда здоровью средней тяжести.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных о личности виновного, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

По ч. 3 ст. 30 и п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ К. назначено наказание, близкое к минимально возможному, установленному санкцией уголовного закона.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения К. наказания с применением ст. 64 УК РФ, из материалов дела не усматривается.

Назначенное К. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, надлежащим образом обоснованны, мотивированны и непротиворечивы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 25 июля 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К. и адвокатов С., К. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 декабря 2005 г. N 67-о05-72


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.