Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2006 г. N 89-О05-59 Суд правильно квалифицировал действия осужденных как разбойное нападение, совершение убийства, сопряженного с разбоем, незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, а также угон автомобиля с угрозой применения насилия, однако приговор подлежит отмене в части решения об уничтожении вещественных доказательств в связи с необоснованностью данного решения

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2006 г. N 89-О05-59


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 13 февраля 2006 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Б-лова и Б. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 31 октября 2005 года, по которому

Б-лов, 6 мая 1976 года рождения, уроженец г. Тюмени, ранее судимый 20 марта 1996 года, с учетом внесенных в приговор изменений, по ст. 131 ч. 2 п. "д" УК РФ к 5 годам лишения свободы; освобожденный из мест лишения свободы условно-досрочно 23 февраля 2000 года

осужден к лишению свободы: по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 7 годам; по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 4 годам, без штрафа; по ст. 127 ч. 1 УК РФ к 1 году.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Б-лову по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, назначено в виде 8 лет лишения свободы в исправительной колонии, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 8 марта 2005 года.

Б., 3 июня 1979 года рождения, уроженец г. Тюмени, ранее не судимый

осужден к лишению свободы: по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 7 годам; по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 4 годам, без штрафа; по ст. 127 ч. 1 УК РФ к 1 году; по ст. 162 ч. 3 УК РФ к 9 годам, без штрафа; по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 11 годам, без штрафа; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам; по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Б. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 22 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 12 апреля 2005 года.

Постановлено взыскать с осужденного Б. в пользу потерпевшей Б.:

в счет возмещения материального ущерба - 25 000 рублей;

в счет возмещения расходов связанных с погребением - 38 384 рубля;

в счет компенсации морального вреда - 100 000 рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств: газовый пистолет "НОС 5079" направлен в УВД Тюменской области; видеозапись проведенного следственного   действия   постановлено хранить при уголовном деле;

остальные вещественные доказательства постановлено уничтожить.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б. об обстоятельствах уголовного дела и доводах кассационных жалоб, выступление осужденного Б., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора К., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

Б. и Б-лов ночью 8 марта 2005 года совершили: неправомерное завладение автомобилем ВАЗ-21053, без цели его хищения, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего О.; разбойное нападение на О. с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья; незаконное лишения О. свободы, не связанное с его похищением.

Б., 26 марта 2005 года, совместно с другим лицом, совершил разбойное нападение на продавца магазина "Для Вас" потерпевшую Т.

Кроме того, Б., 31 марта 2005 года, совершено разбойное нападение на потерпевшую Б. и ее убийство, а 1 апреля 2005 года кража имущества из квартиры Б.

Преступления были совершены на территории г. Тюмени при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Б-лов, оспаривая обоснованность своего осуждения, просит Судебную коллегию отменить приговор в части касающейся его осуждения по ст. 162 ч. 1 УК РФ, переквалифицировать его действия со ст. 166 ч. 4 УК РФ на статью, предусматривающую менее строгую ответственность за совершение угона автомашины, а также ставит вопрос о смягчении назначенного ему наказания.

Кроме того, в жалобе указывается на ошибочность принятого судом решения об уничтожении вещественных доказательств: принадлежащих ему вещей (одежды и сотового телефона), которые имеют значительную стоимость и должны быть ему возвращены.

Осужденный Б, в своей кассационной жалобе просит отменить приговор и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

В жалобе оспаривается доказанность обвинения в совершении разбойного нападения на потерпевшую Т., указывается на то, что потерпевшая его оговаривает, а результаты проведенного в период предварительного следствия опознания нельзя считать убедительными.

Не оспаривая своей виновности в совершении кражи вещей из квартиры Б., осужденный Б., отрицает свою виновность в совершении разбойного нападения и убийства Б. В жалобе он указывает на то, что в основу обвинительного приговора положены его признательные показания на предварительном следствии, которые были получены после применения к нему физического давления.

Кроме того, в своей жалобе Б., оспаривая размер произведенного с него взыскания в счет компенсации морального вреда, указывает на то, что иск потерпевшей в этой части "документально не подтвержден".

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель П. просит оставить их без удовлетворения, поскольку, по ее мнению приговор суда является законным и обоснованным.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что виновность Б-лова и Б. в совершении преступлений, при изложенных в приговоре обстоятельствах полностью подтверждена.

Доказательства, приведенные судом в обоснование их виновности, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Суд первой инстанции исследованные доказательства объективно и мотивировано оценил.

Так, в своих показаниях в суде Б-лов признавал, что, находясь в автомашине О., Б., угрожая потерпевшему пистолетом забрал у него 300 рублей, из которых 100 рублей сразу передал ему на покупку спиртного. После того, как Б., приказал О. вылезти из автомашины, он - Б-лов открыл багажник и велел О. залезть внутрь багажника, что тот и сделал. Опасаясь того, что пьяный Б., может разбить автомашину, он сам сел за руль.

Б., в своих показаниях в суде признавал, что для того чтобы "расчитаться за такси" он направил на водителя О. пистолет и спросил, если у него деньги. Тот достал 300 рублей, из которых 100 рублей Б-лов истратил на пиво. Затем они посадили водителя в багажник его же автомашины, а за руль сел Б-лов.

Отрицая совершение им разбойного нападения на продавца магазина Т., Б., в своих показаниях утверждал, что потерпевшая его оговаривает.

Вечером 31 марта 2005 года он заходил к Б., занял у нее 1000 рублей, которые проиграл на игровых автоматах. Возвращаясь, домой после 2 часов ночи, он заметил, что дверь квартиры Б. открыта, а у дверей лежал труп. Под утро он вернулся в квартиру Б. и совершил из нее кражу золотых вещей, музыкального центра и микроволновой печи.

Помимо показаний самих осужденных их виновность в совершении преступлений 8 марта 2005 года подтверждена:

показаниями потерпевшего О., из которых следует, что после того, как Б-лов передал Б. пистолет, тот направил оружие в его сторону и потребовал деньги. Отобрав у него 300 рублей, они, под угрозой оружия, заставили его залезть в багажник автомашины и долго ездили на его автомашине. Случайно ему удалось открыть багажник изнутри и убежать;

протоколом опознания потерпевшим О. в Б-лове того человека, который участвовал в разбойном нападении на него и угоне его автомашины;

показаниями свидетеля П. о том, что ночью 8 марта Б-лов и Б., подъезжали к ее дому на автомашине ВАЗ-2105. Б-лов сказал ей, что водитель автомашины лежит в багажнике. В автомашине она увидела пистолет, который потом выдала работникам милиции;

протоколом выемки у П. газового пистолета НОС N 5079, который по заключению эксперта изготовлен заводским способом и предназначен для стрельбы газовыми и холостыми патронами калибра 7,62 мм;

кроме того, виновность Б-лова и Б. в совершении преступления, по эпизоду от 8 марта 2005 года, подтверждена показаниями свидетелей Г. и К., протоколом осмотра автотранспорта, заключениями проведенных почвоведческой и криминалистической экспертиз.

Действия Б-лова и Б., по этому эпизоду, судом правильно квалифицированы: по ст. 162 ч. 1 УК РФ, как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья; по ст. 127 ч. 1 УК РФ, как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением; по ст. 166 ч. 4 УК РФ, как неправомерное завладение автомашиной, без цели хищения, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

По эпизоду от 26 марта 2005 года виновность Б. подтверждена:

показаниями потерпевшей Т. об участии Б., вместе с неизвестным мужчиной в совершении разбойного нападения на магазин "Для Вас". Именно Б., направляя на нее пистолет, сказал, что это - ограбление. Она испугалась раздавшегося выстрела, не оказала Б. сопротивления и показала, где находилась выручка. Кроме денег, Б. в магазине взял 4 бутылки водки сигареты. Перед уходом из магазина Б. подобрал гильзу. В судебном заседании потерпевшая Т. уверено опознала Б. по голосу и чертам лица;

показаниями потерпевшей Е., владелицы магазина, о том, что со слов Т. ей стало известно о разбойном нападении, о том, что нападавших было двое и том, что одного из них, лицо которого Т. видела без маски, она запомнила;

протоколом опознания в период предварительного следствия потерпевшей Т. в Б. участника разбойного нападения;

протоколом явки с повинной Б., в которой им излагаются обстоятельства разбойного нападения на магазин "Для Вас";

подробными показаниями Б. на предварительном следствии, в которых он, в присутствии своего адвоката, подробно рассказывал о совершенном им совместно с парнем по имени "О." разбойном нападении на магазин "Для Вас"; протоколом проверки показаний Б. с выходом на место преступления;

протоколом обнаружения и изъятия, в указанном Б. месте, на даче его отчима, "черной шапки с прорезями для глаз".

Действия Б. по эпизоду совершения им разбойного нападения на магазин "Для Вас" судом правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 УК РФ, как разбой, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Виновность Б. в совершении 31 марта 2005 года разбойного нападения на Б., ее убийстве и последующей кражи вещей из ее квартиры подтверждается:

протоколом осмотра места происшествия - кв. 26 в доме 8 по ул. Ленинградской п. Антипино, обнаружением и осмотром трупа Б., 1967 года рождения, со следами насильственной смерти;

заключением судебно-медицинской экспертизы, которой установлено, что потерпевшей причинено колото-резаное ранение задней поверхности грудной клетки справа, проникающее в правую плевральную полость с повреждением нижней доли правого легкого. Указанное повреждение нанесло тяжкий вред здоровью потерпевшей, явилось непосредственной причиной наступления ее смерти, сопровождалось острой кровопотерей;

по заключению дактилоскопической экспертизы, след пальца, обнаруженный на месте происшествия, оставлен указательным пальцем левой руки Б.;

по заключению судебно-биологической экспертизы, обнаруженные в подногтевом содержимом правой руки Б. клетки могли произойти от Б.;

показаниями потерпевшей Б., дочери погибшей, обнаружившей беспорядок в квартире матери, пропажу золотых украшений, золотых часов "Чайка", микроволновой плиты, музыкального центра и денег;

показаниями свидетелей С. и П. о том, что они слышали вечером 31 марта в квартире Б. шум, женские и мужские голоса. Было слышно, как мужчина и женщина ругаются. Утром, заметив, что дверь квартиры открыта, они вызвали милицию;

показаниями свидетеля, сотрудника милиции К. приехавшего на вызов и обнаружившего на полу лестничной площадки отпечаток обуви со следами крови;

показаниями свидетеля М. о том, что Б. во время их совместной пьянки рассказал, что кого-то зарезал в п. Антипино, показав при этом кухонный нож;

показаниями свидетеля М. о том, что она купила у Б. золотое кольцо, которое у нее спустя несколько дней изъяли работники милиции;

показаниями свидетеля К. в период предварительного следствия, в которых он сообщал о том, что ночью 1 апреля по телефону Б. сказал ему о том, что он "замочил" соседку. Он понял, что Б. убил Б. Утром он встретил Б. и увидел кровь на его одежде. Б. рассказал ему, что нанес соседке удары ножом, а затем и задушил ее. Он понял, что Б., кроме того, украл из квартиры убитой музыкальный центр, который при обыске был обнаружен в их квартире;

показаниями свидетеля Д. о том, что Б. ночевал у нее несколько дней, т.е. до тех пор, пока его не задержали работники милиции. После его задержания она обнаружила кухонный нож, который ей не принадлежал. Этот нож она передала сотрудникам милиции;

протоколом явки Б. с повинной, в которой он сообщил о совершенном им нападении на Б. и ее убийстве;

показаниями Б. в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке достоверности его показаний с выходом на место совершения им преступления. При проведении указанных следственных действий Б. подробно сообщал обстоятельства совершенных им преступлений.

Доводы кассационной жалобы Б., в которых он отрицает совершение им разбойного нападения на Б. и убийство, опровергается приведенными выше доказательствами.

Версия осужденного Б. о том, что оговорил себя в совершении этих преступлений в связи с оказанным на него физическим давлением со стороны сотрудников милиции, Судебной коллегией признается необоснованной. Все проведенные с участием Б. следственные действия соответствовали правилам, предусмотренным Уголовно-процессуального кодекса, с участием адвоката, а при проверке показаний с выходом на место и при участии понятых.

Сообщенные Б. подробности совершения преступления могли быть известны только лицу их совершавшему, и эти сведения полностью были подтверждены показаниями допрошенных свидетелей, результатами проведенных обысков и экспертиз.

Действия Б. по эпизоду нападения им 31 марта 2005 года на потерпевшую Б. суд первой инстанции правильно квалифицировал: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, как разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как умышленное лишение жизни другого человека, сопряженное с разбоем; по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба потерпевшему.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания, нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда, о доказанности виновности Б-лов и Б. в совершенных ими преступлениях, на правильность выводов о правовой квалификации их действий, допущено не было.

Предусмотренные законом права Б-лова и Б., в том числе и право каждого из них на защиту, на всех стадиях уголовного процесса по настоящему делу были реально обеспечены.

При назначении Б-лову и Б. наказания суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учитывал характер совершенных ими преступлений и общественную опасность ими содеянного, данные о личности каждого из них, обстоятельства, как смягчающие, так и отягчающие наказание. Судебная коллегия приходит к выводу о том, что назначенное Б-лову и Б. наказание соответствует закону, является справедливым, а доводы их жалоб, в которые ставится вопрос о смягчении наказания, признаются необоснованными.

Доводы кассационной жалобы Б-лова о необоснованно, по его мнению, высоком размере произведенных с него взысканий в качестве компенсации морального вреда, нельзя признать обоснованными. Определенный судом размер денежной компенсации - 100 000 рублей, взысканный в пользу потерпевшей Б. в связи с убийством ее матери, объективно учитывает причиненные ей глубокие нравственные страдания по поводу невосполнимой для нее утраты, характер совершенных Б. действий и степень его виновность

Вместе с тем, доводы жалобы осужденного Б-лова о незаконном решении суда об уничтожении вещественных доказательств, среди которых предметы изъятой у него одежды, дорогостоящий сотовый телефон, следует признать обоснованными и заслуживающими дополнительной проверки.

Решение суда об уничтожении части вещественных доказательств - "согласно списка обвинительного заключения", в который (т. 5 л.д. 84; 92-93) включены предметы одежды осужденного: пуховик, спортивная шапка, джинсы и сотовый телефон; которые представляют для Б., по его утверждениям, определенную ценность, было принято судом без приведения мотивов решения, без их осмотра и учета мнения подсудимого, в нарушение требований, предусмотренных ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 387, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 31 октября 2005 года в отношении Б-лова и Б. в части, касающейся решения об уничтожении вещественных доказательств отменить, а дело в этой части направить на новое рассмотрение.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2006 г. N 89-О05-59


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.