Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 июля 2006 г. N 14-О06-23 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных за совершение умышленного убийства группой лиц на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений доказана совокупностью доказательств по делу, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личностях осужденных

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 24 июля 2006 г. N 14-О06-23


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя П.А.А., кассационные жалобы осужденного К.А.С. и потерпевшей Ю.Е.А. на приговор Воронежского областного суда от 16 марта 2006 года, которым осуждены:

Г.Г.В., 29 марта 1987 года рождения, уроженец г. Воронежа, судим: 29 августа 2003 года по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 годам лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.А.С., 22 апреля 1988 года рождения, уроженец с. Новая Усмань Воронежской области, судим:

25 октября 2004 года по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 1 году исправительных работ, -

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 7 годам 5 месяцам лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Н.Р.Ф., 28 апреля 1990 года рождения, уроженец п. Артени Талинского района Республики Армения, не судим, - по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 6 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

По ст. 150 ч. 4 УК РФ Г.Г.В. оправдан.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора А.З.Л. об отмене приговора, объяснение осужденного К.А.С. о смягчении наказания, судебная коллегия установила:

Г.Г.В., К.А.С. и Н.Р.Ф. осуждены за совершение умышленного убийства Кал. группой лиц на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственным обвинителем П.А.А. поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с необоснованным оправданием Г.Г.В. по ст. 150 ч. 4 УК РФ и исключением осуждения Г.Г.В., Н.Р.Ф. и К.А.С. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и полагает, что Г.Г.В. знал о несовершеннолетнем возрасте К.А.С. и Н.Р.Ф. и вовлек их в совершение преступления, что убийство в связи со множественностью ударов и способом убийства совершено осужденными с особой жестокостью; считает, что назначенное им наказание является чрезмерно мягким.

Потерпевшая Ю.Е.А. в кассационной жалобе также просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, приводя доводы, аналогичные приведенным в кассационном представлении.

Осужденный К.А.С. в кассационной жалобе просит о смягчении наказания и указывает, что в содеянном глубоко раскаивается, вину он признал, способствовал раскрытию преступления, объясняет содеянное им алкогольным опьянением, в силу которого не осознавал в тот момент тяжести совершаемого, просит учесть и наличие у него ребенка.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Суд с соблюдением требований закона рассмотрел дело, исследовав доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты и оценив их в совокупности, правильно установил фактические обстоятельства и постановил законный и обоснованный приговор.

Вина осужденных в умышленном причинении смерти Кал. группой лиц установлена: показаниями потерпевшей Ю.Е.А., опознавшей свою мать в трупе, обнаруженном в реке Усманка; результатами осмотра места происшествия об обнаружении 3 июня 2005 года в реке Усманка в 15 метрах от берега трупа женщины; выводами судебно-медицинской экспертизы о том, что на теле потерпевшей обнаружены множественные телесные повреждения головы, шеи, груди с переломом костей лицевого скелета и ребер, образующие сочетанную тупую травму, что смерть потерпевшей наступила при утоплении в воде, исходя из наличия створок диатамового планктона в легком и почке; объяснениями самих осужденных и другими доказательствами.

Хотя осужденные вину признали частично: Г.Г.В. утверждал, что предложение убить потерпевшую исходило от К.А.С. К.А.С. и Н.Р.Ф. поясняли, что именно Г.Г.В. предложил после избиения утопить женщину, что именно Г.Г.В. более активно избивал ее и он же сказал им затащить ее на середину реки; Н.Р.Ф., кроме того, показывал, что он в утоплении не участвовал, однако эти показания, в которых они уличают друг друга в совершении преступления подтверждаются показаниями свидетелей С. и Кон. об обстоятельствах преступления.

Свидетель С. пояснила, что она проснулась от сильного стука и, выйдя на веранду, увидела осужденных, требующих впустить их в часть дома, занимаемую А. Потом раздались звуки ударов, падения, крики, и она увидела как из коридора вытолкнули женщину, которая упала на землю и стоявшие вокруг нее трое парней наносили ей удары руками и ногами, а кто-то из них прыгал на лежащую. Она позвонила в расположенный напротив узел связи, сказав Кон. об увиденном. Потом увидела как двое парней тащили волоком женщину, а третий шел за ними. Потом они все стали наносить ей удары и, подхватив под руки, потащили к реке. Примерно через час ребята вернулись в дом А.

Свидетель Кон. также пояснила, вначале дверь осужденным не открывали, потом дверь открыла женщина одетая в майку розового цвета и укороченные брюки. Двое из ребят сбросили ее с крыльца, сами зашли в дом. У одного из них была бутылка водки. Через 5-10 минут ей позвонила С., сказав, что от соседей раздаются крики о помощи, и она позвонила в милицию. Потом она увидела, что К.А.С. и Г.Г.В., нанося женщине удары, тащат ее из двора на улицу. Н.Р.Ф., подобравший выпавший у женщины пакет, посмотрев его содержимое, выбросил его, догнал остальных и все трое, продолжая избивать потерпевшую, потащили ее к реке. Подъехавшей милиции свидетель рассказала об избиении. Около 3 часов ночи свидетель вновь увидела вернувшихся осужденных.

Таким образом изложенное свидетельствует, что осужденные все приняли участие в избиении потерпевшей, с причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни в виде переломов лицевого черепа, ребер и других повреждений, после чего по указанию Г.Г.В. К.А.С. и Н.Р.Ф. заплыли, держа за руки избитую потерпевшую на середину реки, где оставили ее, совершив убийство Кал. группой лиц, и действия всех троих квалифицированы правильно.

Доводы, содержащиеся в кассационном представлении о том, что суд необоснованно исключил квалифицирующий признак убийства - особую жестокость, являются несостоятельными.

Как установил суд между осужденными и потерпевшей после их возвращения в дом А. возникла ссора на почве личных взаимоотношений. Потерпевшая, открыв стучавшим дверь, оскорбила их, и они подвергли ее избиению, продолжая его с целью причинения смерти, притащили потерпевшую к реке, где утопили.

Доказательств тому, что осужденные преследовали цель причинения потерпевшей особых мучений и страданий, которые бы свидетельствовали об особой жестокости убийства по делу не установлено.

Нет оснований и для вывода, что Г.Г.В., возраст которого составлял 18 лет и 2 месяца к моменту совершения преступления, знал о несовершеннолетнем возрасте К.А.С. и Н.Р.Ф. и вовлек их в совершение особо тяжкого преступления.

Таких оснований не содержится и в представлении государственного обвинителя.

Сами по себе обстоятельства дела, свидетельствующие, что инициатива в избиении и убийстве потерпевшей исходили от Г.Г.В. не дает оснований по вышеизложенным причинам квалифицировать содеянное Г.Г.В. по ст. 150 ч. 4 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание по мнению судебной коллегии нельзя признать чрезмерно мягким, поскольку судом приняты во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденных, смягчающие наказание обстоятельства: несовершеннолетие Н.Р.Ф. и К.А.С., наличие у последнего малолетнего ребенка.

Оно является справедливым, соответствующим требованиям закона, и оснований для отмены приговора, а равно и для изменения его и смягчения наказания судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УК РФ, судебная коллегия определила:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "ст.ст. 377, 378, 388 УК РФ" следует читать: "ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ"


приговор Воронежского областного суда от 16 марта 2006 года в отношении Г.Г.В., К.А.С., Н.Р.Ф. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя П.А.А., кассационные жалобы потерпевшей Ю.Е.А., осужденного К.А.С. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 июля 2006 г. N 14-О06-23


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.