Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2006 г. N 18-О06-5 Приговор осужденным за убийство двух лиц, совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем, за разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога, изменен в части возмещения материального ущерба по гражданскому иску

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 27 июля 2006 г. N 18-О06-5


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 27 июля 2006 года кассационные жалобы осужденных П.А.В., К.А.А., Б.С.И. и адвоката М.И.А. на приговор Краснодарского краевого суда от 14 ноября 2005 года, которым

П.А.В., 24 апреля 1960 года рождения, уроженец ст. Павловская Павловского района Краснодарского края, судимый 26 июля 2005 года по ст. 260 ч. 2 п. "г" УК РФ к штрафу в сумме 50000 рублей, наказание не исполнено -

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст.ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений к 17 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с присоединением назначенного наказания по приговору от 26 июля 2005 года к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 50000 рублей.

В соответствии со ст. 71 ч. 2 УК РФ постановлено штраф в размере 50 тысяч рублей исполнять самостоятельно.

К.А.А., 29 октября 1982 года рождения, уроженец г. Тихорецка Краснодарского края, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б.С.И., 11 сентября 1937 года рождения, уроженец ст. Березанской Выселковского района Краснодарского края, несудимый -

осужден по ст.ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы в колонии-поселении.

Б.С.И. оправдан по ст.ст. 33 ч. 3, 162 ч. 4 п. "в" УК РФ за отсутствием состава преступления;

П.С.А., 8 октября 1985 года рождения, уроженец г. Тихорецка Краснодарского края, несудимый -

осужден по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении П.С.А. оправдан по ст.ст. 33 ч. 5, 162 ч. 4 п. "в" УК РФ за отсутствием состава преступления.

Постановлено взыскать: солидарно с П.А.В., К.А.А., Б.С.И. и П.С.А. в пользу Ю.А.Э. 821120 рублей в возмещение материального ущерба; с П.А.В. и К.А.А. с каждого по 50000 рублей в пользу Ю.А.Э. в счет компенсации морального вреда.

В отношении осужденного П.С.А. уголовное дело рассматривается в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Е.В.М., объяснения осужденных П.А.В., Б.С.И. и адвоката Л.В.В. в защиту осужденного Б.С.И., поддержавших кассационные жалобы, а также осужденного П.С.А., не возражавшего против доводов кассационных жалоб, и мнение прокурора Х.В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

По приговору признаны виновными: П.А.В. и К.А.А. в убийстве двух лиц, совершенных группой лиц, сопряженных с разбоем; в разбое, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

К.А.А. и П.С.А. в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенном путем поджога;

Б.С.И. и П.А.В. в пособничестве в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенном путем поджога.

Преступления совершены в апреле 2005 года в г. Тихорецке при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные П.А.В., К.А.А. и П.С.А. вину признали частично, а осужденный Б.С.И. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный П.А.В. (основной и дополнительных) не согласен с приговором и считает его незаконным. Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на выводы о его виновности в убийствах и соответственно о доказанности обвинения. Утверждает, что его действия не свидетельствуют о том, что он хотел убить потерпевших, и что его вина в совершенных убийствах и в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевших не установлена. Указывает, что непосредственным исполнителем убийства был К.А.А., который с целью уменьшения степени своей вины, пытается переложить ответственность за совершенные убийства на него. Поясняет, что часть показаний на предварительном следствии он был вынужден дать под воздействием сотрудников милиции. Считает, что обвинительное заключение содержит заведомо ложные сведения и составлено с нарушением норм УПК РФ. Указывает на неправильную квалификацию содеянного, мотивируя тем, что убийство двух лиц было совершено не одновременно, и квалифицируя деяние по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, суд дополнительно квалифицирует их по ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 2 п. "в" УК РФ. Просит признать его невиновным в убийствах, и прекратить в отношении него уголовное преследование по ст. 105 УК РФ, а также переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 на ст. 162 ч. 2 УК РФ по основаниям, указанным им в жалобе, либо приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

осужденный К.А.А. считает, что приговор является необоснованным и излишне суровым. Полагает, что его вина искусственно усугублена и утрирована ввиду недостаточно подробного расследования всех деталей дела, установления вины каждого обвиняемого пропорционально его участия в совершении преступления. Утверждает, что применялись незаконные методы следствия при проведении следственных мероприятий. Считает, что при назначении ему наказания суд не учел целый ряд обстоятельств, смягчающих его вину, в том числе участие в боевых действиях. Просит приговор в отношении него изменить, сократить назначенный ему срок наказания до возможных пределов и смягчить режим содержания;

осужденный Б.С.И. (основной и дополнительных) считает приговор необоснованным в части его осуждения по ст.ст. 33 ч. 5, 167 ч. 2 УК РФ, то есть в пособничестве в умышленном уничтожении чужого имущества, совершенного путем поджога, так как этих действий не совершал и о преступном умысле П.А.В., К.А.А. и П.С.А. ничего не знал. Поясняет, что он оказывал услуги как водитель такси. Полагает, что его обвинение не подтверждено какими-либо фактическими доказательствами, что следствие велось предвзято, с применением незаконных методов следствия, что доказательства его обвинения сфабрикованы. Указывает, что суд не учел его заслуг перед Отечеством, что на его иждивении жена и два внука.

Просит оправдать его по ст. 167 УК РФ, вместе с тем, просит пересмотреть назначенную ему меру наказания и возмещение материального ущерба, с учетом его тяжелого материального положения;

адвокат М.И.А. в защиту осужденного П.А.В. считает, что юридическая квалификация действий П.А.В. неправильная. Утверждает, что нанесение К.А.А. ударов ножом потерпевшим было эксцессом исполнителя, действия К.А.А. были самостоятельными и не согласованы с действиями П.А.В., у которого умысла на убийство и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевших не было. Считает, что действия П.А.В. необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 162 и ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ. Полагает также, что назначенное наказание П.А.В. является несправедливым по сравнению с наказанием, назначенным К.А.А. Просит приговор в отношении П.А.В. изменить, оправдать его по ч. 2 ст. 105 УК РФ и переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В возражении на кассационную жалобу осужденного П.А.В. государственный обвинитель Д.Д.А. считает, что доводы жалобы являются несостоятельными. Просит приговор в отношении П.А.В. оставить без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных П.А.В., К.А.А., Б.С.И. и П.С.А. в совершенных преступлениях основаны на достоверных доказательствах, непосредственно, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, на основе состязательности сторон.

Из показаний осужденного П.А.В. на предварительном следствии усматривается, что с 2002 года он был знаком с Л.Л.Л., который рассказал ему, что у него есть очень дорогая медаль 16 века, и просил содействия в ее продаже. У него было тяжелое материальное положение, и он решил завладеть медалью обманом и продать ее самому. Для решения этой цели он решил использовать газовый баллончик со слезоточивым газом, с помощью которого приведет Л.Л.Л. в бессознательное состояние и завладеет медалью. О своем решении он рассказал своему сыну П.С.А., и попросил найти ему человека. Сын сказал, что поговорит с К.А.А., с которым он встретился 3 апреля 2005 года, и рассказал о своем плане, предложил за его участие выплатить ему 3 тысячи долларов США. Он предупредил К.А.А., что Л.Л.Л. физически здоровый человек, и в доме, кроме него, будет престарелая мать. Они купили газовый баллончик и в этот же день пришли к Л.Л.Л. Он представил К.А.А. как представителя покупателя, и они вошли в дом. В зале он увидел мать Л.Л.Л. Л.Т.Ф. Леонид предложил показать ему деньги. К.А.А. достал из кармана газовый баллончик и брызнул из него в лицо Леонида. Тот закрыл лицо руками и побежал к матери, крича об ограблении. К.А.А. побежал за ним, ударил его кулаком по голове и сбил с ног. Последний вскочил и ударил его стулом по плечу. Он оттолкнул и повалил на пол Л.Т.Ф., пытавшуюся ему помешать, и ножкой от стула ударил Леонида по затылку и по лицу. Вместе с К.А.А. они продолжили наносить удары руками и ногами Л.Л.Л. по туловищу, требуя отдать медаль. Л.Л.Л. пополз под кровать и достал оттуда медаль, находившуюся в небольшом тряпичном мешочке. Л.Л.Л. снова стал оказывать сопротивление, и он выхватив у него медаль, сел на Л.Л.Л. и придавливая его коленом в спину, пытался связать ему руки веревкой, попросил помочь К.А.А. Последний стал наносить удары кухонным ножом в спину Л.Л.Л. В это время закричала Л.Т.Ф., и он встав с Л.Л.Л., закрыл ей рот подушкой и стал удерживать на кровати, а подбежавший К.А.А. стал наносить ей удары ножом в левую часть грудной клетки. После нанесенных ударов ножом потерпевшие признаков жизни не подавали. Медаль он положил в карман своих брюк, выключил свет, взял ключи, замкнул входную дверь и с К.А.А. пошли к гостинице "Тихорецк", где встретили ожидавшего их П.С.А. Он сообщил сыну, что К.А.А. и он убили Л.Л.Л. и его мать. Вечером 4 апреля к нему пришел К.А.А. и сказал, что дом с трупами Л.Л.Л. и Л.Т.Ф. необходимо сжечь, так как они оставили там много следов. Он с сыном согласились с К.А.А. После ухода К.А.А. он позвонил по мобильному телефону своему знакомому Б.С.И., и попросил подъехать к нему на автомобиле. Б.С.И. приехал в условленное время. Заехав за К.А.А., они поехали к дому Л.Л.Л. Он и Б.С.И. остались в машине, а К.А.А. и П.С.А., взяв из машины две пятилитровые канистры с бензином, пошли к дому Л.Л.Л. Примерно минут через 15-20 они вернулись, и рассказали, что дом подожгли изнутри. На лице, правой руке и ноге у К.А.А. он видел следы ожога. Медаль он спрятал дома, где ее впоследствии обнаружили работники милиции при обыске.

Из показаний осужденного К.А.А. на предварительном следствии видно, что П.А.В. сидя на спине лежавшего Л.Л.Л. душил его веревкой, а он наносил удары ножом потерпевшему в тело. Когда Л.Л.Л. перестал подавать признаки жизни, П.А.В. подбежал к кричавшей Л.Т.Ф., свалил ее на диван и, обхватив ее шею руками, начал душить, а он в этот момент наносил ей удары ножом. Когда на следующий день решили сжечь дом, П.А.В. позвонил кому-то по мобильному телефону и спустя некоторое время на автомобиле ВАЗ-2106 подъехал ранее ему незнакомый Б.С.И. Для поджога дома они решили встретиться в 3 часа утра 5 апреля, Б.С.И. сказал, что он сам позаботится о бензине. В назначенное время за ним зашел П.С.А. и они сели в машину, в которой находились Б.С.И. и П.А.В. Вблизи дома Л.Л.Л. он и П.С.А. вышли из машины, взяли два пакета, в которых находились по пластиковой канистре с бензином, и пошли к дому. Войдя в дом, он из канистры облил трупы и стены дома, а П.С.А. обтер нож, которым были убиты Л.Л.Л. и его мать. Затем он открыл краны газовых конфорок и, отойдя к входной двери, поджег бумагу и бросил ее в дом. Произошел сильный взрыв, пламенем которого ему сильно обожгло лицо и правую руку. Он и П.С.А. выбежали из дома и побежали к машине. Б.С.И. отвез их к дому П.А.В. и П.С.А.

В судебном заседании осужденные П.А.В. и К.А.А. изменили свои показания, уменьшая степень своей вины в совершенных преступлениях, ссылаясь на то, что, на предварительном следствии они оговорили себя, признав вину в убийствах, под воздействием незаконных методов следствия, на что указывают и в кассационных жалобах.

Однако суд обоснованно признал их вышеизложенные показания достоверными, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу: показаниями осужденного по этому же делу П.С.А., свидетелей Г., М., К.Т.В., К.Т.И., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз о причиненных телесных повреждениях Л.Л.Л. и Л.Т.Ф., повлекших смерть потерпевших, и другими доказательствами, полно и правильно изложенных в приговоре.

Суд правильно отметил в приговоре, что нет оснований считать, что в отношении П.А.В. и К.А.А. применялись незаконные методы следствия, поскольку показания на предварительном следствии они давали в присутствие своих адвокатов, в обстановке, исключающей возможность применения к ним недозволенных методов следствия, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, их показания были последовательными, согласующиеся между собой в деталях о совершении ими разбойного нападения и убийстве семьи Л-ек, а также уничтожении их имущества. Кроме того, их утверждения о незаконных методах следствия опровергаются материалами проверки, исследованными судом.

Нельзя согласиться и с доводами кассационной жалобы осужденного Б.С.И. о том, что он не знал о преступном умысле П.А.В., К.А.А. и П.С.А. на уничтожение имущества Л.Л.Л. путем поджога, и пособничества в совершении этого преступления не оказывал.

Его вина в пособничестве в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога, помимо вышеизложенных показаний осужденных П.А.В. и К.А.А., подтверждается и показаниями осужденного П.С.А., из которых усматривается, что около 19 часов 4 апреля 2005 года к ним домой пришел К.А.А. и предложил сжечь дом с трупами Л-ек, с целью уничтожения улик. Они согласились и договорились о встрече с К.А.А. в 3 часа 5 апреля. Отвезти их к месту преступления отец попросил Б.С.И., позвони ему по мобильному телефону. 5 апреля около 2 часов Б.С.И. заехал за ними на автомобиле. На заправке Б.С.И. залил две пятилитровые канистры бензином, и они поехали за К.А.А., который ждал у дома. Выйдя из автомашины около кинотеатра "Россия", он и К.А.А. взяли канистры с бензином, и пошли к дому Л.Л.Л. Боясь трупов, он остановился на пороге, а К.А.А. с бензином зашел в дом, где разлил бензин и бросил горящую спичку, отчего произошел взрыв, и К.А.А. сильно обожгло лицо. Бросив канистры в доме, они вернулись к машине, где их ждали отец и Б.С.И., который отвез их домой.

Оценка доказательств судом первой инстанции сомнений не вызывает, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Суд обоснованно признал доказанной вину П.А.В., К.А.А., Б.С.А. и П.С.А. в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал их действия.

Доводы кассационных жалоб осужденного П.А.В. и его защитника о неправильной квалификации действий П.А.В. по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ противоречат обстоятельствам совершенных преступлений. Судом установлено, что действия П.А.В., направленные на лишение жизни Л.Л.Л. и Л.Т.Ф. Охватывались единым умыслом и были совершены одновременно группой лиц, сопряжены с разбоем, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших.

Ссылка в кассационной жалобе адвоката на то, что действия К.А.А. были эксцессом исполнителя, опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Что касается доводов кассационных жалоб о якобы допущенных органами следствия и судом нарушениях уголовно-процессуального закона, то они не основаны на материалах дела и являются необоснованными.

Утверждения осужденного П.А.В. о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением норм уголовно-процессуального закона, является неосновательным. Из содержания обвинительного заключения видно, что оно полностью отвечает требованиям ст. 220 УПК РФ.

Из текста приговора усматривается, что оснований для утверждений о существенных противоречиях в выводах суда, на что П.А.В. указывает в жалобе, не имеется.

Не основаны на материалах дела и другие утверждения в кассационных жалобах о нарушениях норм уголовно-процессуального закона.

Из материалов дела видно, что ни органами следствия, ни судом не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Назначенное наказание осужденным П.А.В., К.А.А., Б.С.И. и П.С.А. соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновных и обстоятельствам дела. Судом учтены все обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе указанные в кассационных жалобах.

Оснований для пересмотра приговора в части гражданского иска, по основаниям, изложенным в кассационных жалобах, не имеется.

Вместе с тем, приговор в части гражданского иска подлежит изменению. Правильно установив размер ущерба, причиненный совершенными преступлениями, суд возложил его возмещение на всех осужденных в солидарном порядке.

Между тем, степень участия осужденных в совершенных преступлениях различна.

Как установил суд, К.А.А. и П.С.А. были исполнителями уничтожения чужого имущества путем поджога, а Б.С.И. и П.А.В. были пособниками совершения данного преступления.

Кроме того, осужденные Б.С.И. и П.С.А. не признаны виновными в убийстве семьи Л-ек, поэтому не могут нести материальной ответственности за расходы, связанные с похоронами потерпевших.

Судебная коллегия считает, что гражданский иск подлежит разрешению с учетом указанных обстоятельств дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 14 ноября 2005 года в отношении П.А.В., К.А.А., Б.С.И. и П.С.А. в части гражданского иска изменить, взыскать в пользу Ю.А.Э. в возмещение материального ущерба: солидарно с П.А.В. и Б.С.И. 300000 рублей; солидарно с К.А.А. и П.С.А. 521120 рублей.

В остальном приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2006 г. N 18-О06-5


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение