Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июля 2006 г. N 49-О06-25 Оснований для изменения приговора не имеется, поскольку вина осужденного за убийство, совершенное на почве ссоры, убийство лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, с целью скрыть ранее совершенное убийство, и умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога, подтверждена материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 июля 2006 г. N 49-О06-25


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного С.В.Б. и адвоката Ш. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 6 марта 2006 года, которым

С.В.Б., родившийся 13 июля 1978 года в д. Салават Абзелиловского района РБ, не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 12 лет, по ст. 105 ч. 2 п.п. "в, к" УК РФ на 15 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 2 года. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи "...", изложившего обстоятельства дела, выслушав осужденного С.В.Б., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора А.В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С.В.Б. признан виновным в убийстве И.Р., совершенном на почве ссоры, в убийстве С.Г.В. (1932 года рождения), заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии, с целью скрыть ранее совершенное убийство и в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, совершенном путем поджога.

Преступления совершены 20 декабря 2004 года в с. Аскарово Абзели ловского района Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный С.В.Б. вину не признал.

В основных и дополнительных кассационных жалобах осужденный С.В.Б. и адвокат Ш. считают приговор не законным, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального закона. Указывают на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильной квалификации действий осужденного. Указывают, что приговор основан на предположениях и противоречивых выводах суда. Полагают, что в судебном заседании не добыто новых доказательств, подтверждающих вину С.В.Б., в основу приговора положены те же доказательства, которые ранее были признаны необоснованными судом кассационной инстанции. Указывают, что в основу приговора положен след крови на носке С.В.Б., однако не дано никакой оценки на отсутствие следов крови на остальной одежде С.В.Б. Считают, что изъятие носков и их исследование, происходило с нарушением закона. Утверждают, что заключения экспертов N 218 и N 219 только констатируют причину наступления смерти И.Р. и С.Г.В., но не указывают на причастность к этому преступлению С.В.Б. Считают ссылку суда на экспертизу по телесным повреждениям С.В.Б. не убедительной, поскольку он пояснил, при каких показаниях он получил эти телесные повреждения. Не опровергнуты доводы С.В.Б. об избиении его на предварительном следствии. Кроме того, по данной экспертизе, эксперт высказал лишь свое личное мнение о том, что эти повреждения С.В.Б. получены в ходе борьбы. Утверждают, что судом не опровергнуты и доводы С.В.Б. о том, что он ушел из дома С.Г.В. около 14 часов 50 минут. Пожар же в доме был обнаружен около 17 часов, что ставит под сомнение вывод суда о совершении С.В.Б. данного поджога. Указывают на то, что из дома С.Г.В. пропали сумка и телефон И.Р., на месте преступления найдены отпечатки рук не принадлежавшие С.В.Б. и погибшим, что в найденной в доме записной книжке имелась подпись "генерал", что указывает на причастность других лиц к убийству потерпевших. Ставят под сомнение заключения экспертиз об обнаружении в руках трупа И.Р. волос С.В.Б., поскольку труп был весь обгоревший. Утверждают, что протокол осмотра места происшествия является недопустимым доказательством, поскольку понятые и судмедэксперт при осмотре не участвовали. Указывают на непричастность С.В.Б. к указанным преступлениям. Просят приговор отменить, а уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях С.В.Б. состава преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель А.Н.Х. и потерпевшая К.Ф.К., указывая на несостоятельность изложенных в них доводов, просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности С.В.Б. в совершении преступлений основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, сам С.В.Б. не отрицал, что в первой половине дня 20 декабря 2004 года познакомился с ранее не знакомой ему И.Р., которая приехала в с. Аскарово в суд для решения вопроса о взыскании алиментов с бывшего мужа на содержание дочери. Вместе с ней употреблял спиртные напитки сначала в кафе, а затем на квартире своей родственницы С.Г.В., где продолжили употребление спиртных напитков, разговаривали, танцевали, пели. Воспользовавшись тем, что С.Г.В. опьянела и ушла к себе в комнату, он и И.Р. вступили в половую связь, после чего она уснула. Желая успеть на 15-ти часовой автобус, от С.Г.В. ушел до 15 часов и чтобы никого не будить, закрыл входную дверь изнутри, а сам ушел из дома через окно.

Из показаний свидетелей У., Г., И-ых следует, что 20 декабря 2004 года около 11 часов в кафе действительно приходили С.В.Б. и И.Р., которые, купив бутылку водки, воду, пирожки, находились в кафе около часа.

Свидетели А-вы пояснили, что проживают по соседству с С.Г.В. 20 декабря 2004 года около 13 часов 30 минут в квартире С.Г.В. были слышны голоса двух человек - мужской и женский, но не С.Г.В. Находясь в квартире люди, пели песни, плясали. А. пояснила, что мужчина и женщина затем стали ругаться. Она слышала, как женщина кричала, обзывала мужчину, просила не трогать ее. Как она поняла, мужчина хотел изнасиловать женщину, а та сопротивлялась.

Признавая эти показания достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с показаниями потерпевших К.Ф.К. и И.Р.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденного, признанные судом достоверными, в частности протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз.

Доводы жалоб осужденного С.В.Б. и его адвоката Ш. о нарушении закона при изъятии носков осужденного, незаконности заключения судебно-биологической экспертизы, в ходе которой на носках была обнаружена кровь, являются не состоятельными, поскольку, как видно из материалов дела, носки у С.В.Б. изымались в присутствии понятых, с участием его адвоката (т. 1 л.д. 109), в присутствии понятых они были осмотрены (т. 1 л.д. 134) и в упакованном виде, опечатанные, с подписями следователя и понятых поступили в распоряжение экспертов (т. 1 л.д. 243). Судом также установлено, что С.В.Б. принял меры для сокрытия следов преступления, в том числе и для уничтожения следов крови, как на себе, так и на своей одежде.

Несостоятельны и доводы жалоб о том, что телесные повреждения обнаруженные у С.В.Б. он мог получить при транспортировке сена; сам "расчесал" себя, когда содержался в ИВС; получил от физического давления на него работников милиции или при несении службы в г. Магнитогорске, - поскольку эти доводы опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетелей И., Аль., Ф., а также показаниями допрошенного в суде эксперта К.

Утверждения осужденного С.В.Б. о том, что он ушел из квартиры С.Г.В. до 15 часов, судом проверялись, и подтверждения не нашли.

Доводы жалоб о том, что не обнаружение сумки и телефона И.Р., утеря ее блокнота с записями, а также наличие в квартире С.Г.В. отпечатков пальцев неустановленных следствием лиц, свидетельствует о невиновности С.В.Б., являются несостоятельными, поскольку его вина доказана совокупностью других доказательств имеющихся в деле и тщательно проверенных судом.

Что касается доводов осужденного и его защитника о том, что суд основал свои выводы о виновности С.В.Б. на недопустимых доказательствах, то они являются не обоснованными. Так, обсуждая вопрос об исключении из числа доказательств протокола осмотра места происшествия, суд установил, что осмотр места происшествия был проведен с участием понятых и эксперта, что он соответствует требованиям уголовно-процессуального закона и является допустимым доказательством.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, дана оценка всем доказательствам, имеющимся в деле, нарушений норм УПК РФ являющихся основанием к отмене или изменению приговора, по делу не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности С.В.Б. в инкриминируемых ему преступлениях.

Его действиям дана правильная юридическая оценка.

При назначении наказания С.В.Б., суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела и данные характеризующие его личность.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 6 марта 2006 года в отношении С.В.Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июля 2006 г. N 49-О06-25


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.