Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 июля 2006 г. N 56-О06-39СП Суд изменил приговор, переквалифицировав действия осужденного как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц в отношении лица в связи с выполнением им общественного долга, и исключив указание об отбывании им первых пяти лет наказания в тюрьме в связи с отсутствием мотивации применения ч. 2 ст. 58 УК РФ

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 4 июля 2006 г. N 56-О06-39СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 04.07.2006 кассационное представление заместителя прокурора Приморского края Б.В.И. и кассационные жалобы осужденного Н. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 13.03.2006, по которому

Н., родившийся 23.09.1977 в г. Дальнегорск Приморского края, -

осужден по ст.ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы, 30 ч. 3 105 ч. 2 п.п. "б", "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы, 111 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы, а в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию определено 23 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, а первых пяти лет - в тюрьме.

Приговором также решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи "...", выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Ш., поддержавшей доводы кассационного представления и возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия установила:

Н. осужден за убийство Д.Ю.В., покушение на убийство Л.П.С. в связи с выполнением им общественного долга, совершенное группой лиц, и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Б.М.В., опасного для жизни.

Преступления были совершены Н. 16.04.2005 в подъезде дома 79/а по ул. Лермонтова в п. Трудовое г. Владивостока при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Осужденный Н. в кассационной жалобе выражает несогласие с приговором, поскольку нарушены требования ст. 334 и 335 УПК РФ, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Утверждает о том, что не были соблюдены особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, судья отказал в постановке вопросов, исключающих ответственность подсудимого или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление, в состав коллегии вошла присяжная, родственник которой был осужден, о чем она не сообщила при формировании коллегии. Обращает внимание на то, что кандидаты в присяжные N 20 и N 14, вероятно, были предвзяты. Выражает несогласие с протоколом судебного заседания, обращая внимание на то, что в нем описан не полный состав кандидатов в присяжные заседатели, а лишь восемь кандидатов.

Ссылается на то, что подвергался насилию со стороны следствия при получении от него показаний, однако суд оставил эти факты без проверки. Анализирует доказательства по делу, утверждая, что экспертизы опровергают доводы обвинения. Отказываясь от своих показаний на следствии, утверждает об их противоречивости. Достаточных доказательств его вины обвинением не представлено. Ставит под сомнение показания допрошенных в суде лиц,

Протокол проверки показаний Л. на следствии должен быть признан недопустимым доказательством.

Судья был предвзят, отказал в удовлетворении ходатайств защиты, трижды возвращал присяжных в совещательную комнату для устранения неясностей вердикта. В вердикте имеются исправления, смысл которых ему не ясен. Утверждает о нарушении тайны совещания присяжных заседателей.

Считает приговор чрезмерно суровым как по общему сроку наказания, так и по назначению отбывания первых 5 лет в тюрьме.

В кассационном представлении заместителя прокурора Приморского края Б.В.И. поставлен вопрос об изменении приговора с исключением из него указаний на показания подсудимого, с переквалификацией его действий в отношении потерпевшего Л. на ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ со снижением наказания по этой статье, по совокупности преступлений, и с назначением отбывания первых пяти лет в тюрьме.

Государственный обвинитель С. в возражениях приводит доводы в опровержение кассационных жалоб Н. и просит оставить их без удовлетворения.

Представители потерпевшего Д. адвокаты В. и К. в возражениях на кассационную жалобу Н. считают доводы осужденного надуманными, а приговор законным и обоснованным.

Поверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судебное следствие по делу, вопреки немотивированным доводам осужденного, проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, регулирующего производство в суде с участием присяжных заседателей.

Ссылки на недопустимость его показаний на следствии необоснованны, поскольку в судебном заседании исследовались только допустимые доказательства. В судебном заседании сторонами не заявлялись ходатайства об исключении этих показаний из числа доказательств по мотивам их недопустимости. Показания были оглашены по ходатайству стороны обвинения в связи с существенными противоречиями между показаниями, данными в ходе предварительного расследования и суде, что соответствует требованиям ст. 276 УПК РФ.

Замечания на протокол судебного заседания, поданные Н., рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона.

Как видно из протокола, в нем полно отражена процедура формирования коллегии присяжных заседателей, приведен список явившихся кандидатов в присяжные заседатели, а также список кандидатов, оставшихся после рассмотрения мотивированных и немотивированных отводов. Нарушений прав участников процесса, на этой стадии не допущено. Довод осужденного о том, что в состав коллегии вошел присяжный, родственник которого судим, не может быть принят во внимание, поскольку опровергается протоколом судебного заседания, из которого видно, что таких данных в судебном заседании не исследовалось.

Вывод осужденного о предвзятости кандидатов в присяжные N 20 и 14 не может повлиять на законность вынесенного вердикта, поскольку они не вошли в состав коллегии, вынесшей вердикт.

Доводы кассационной жалобы, касающиеся оценки достоверности и достаточности доказательств для осуждения не являются кассационным поводом к отмене приговора, поскольку доказанность вины определяется вердиктом присяжных заседателей, проверка обоснованности которого не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Протокол проверки показаний Л. на следствии был оглашен в присутствии присяжных заседателей по инициативе защитника Н., просмотр видеозаписи, приложенный к этому протоколу, защита возражала, однако, ходатайств об исключении данного протокола и видеозаписи из числа доказательств, заявлено не было. Не усматривается оснований для утверждения о недопустимости этого доказательств и из кассационной жалобы.

Все заявленные в судебном заседании ходатайства были разрешены с соблюдением надлежащей процедуры, в условиях состязательного процесса, решения по этим ходатайствам приняты, в случае их отклонения, с приведением убедительных и основанных на законе мотивов и обоснований, У судебной коллегии не имеется оснований ставить под сомнение обоснованность указанных решений председательствующего судьи.

Заявление об отводе судьи было также рассмотрено судом и оставлено без удовлетворения с учетом отсутствия оснований для выводов о его предвзятости.

Утверждение осужденного о том, что судья отказал защите в постановке вопросов, исключающих ответственность подсудимого или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление, опровергается материалами дела, из которых видно, что по позиции защиты председательствующим были сформулированы и поставлены перед присяжными заседателями вопросы N 13 и 16.

Решение судьи о возвращении коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, признанный им неясным и содержащим противоречия, предусмотрено законом (ст. 345 ч. 2 УПК РФ), поэтому не может быть истолковано как давление на присяжных заседателей, как это сделано в кассационных жалобах осужденного. Как видно из протокола судебного заседания, нарушение тайны совещания присяжных заседателей при этом не допущено.

Вынесенный и провозглашенный в судебном заседании вердикт неясностей и противоречий не содержит. Все внесенные в него уточнения оговорены.

Таким образом, доводы кассационных жалоб осужденного о необоснованном и незаконном осуждении опровергнуты и удовлетворению не подлежат.

Приведение в приговоре краткого содержания позиции подсудимого не является нарушением, влекущим отмену или изменение приговора суда.

В тоже время судебная коллегия соглашается с доводами кассационного представления прокурора о необходимости переквалификации действий осужденного в отношении потерпевшего Л.

Эти действия ошибочно квалифицированы судом как покушение на убийство, поскольку из установленных вердиктом обстоятельств невозможно сделать обоснованный вывод как о направленности умысла виновного на причинение смерти, так и о наличии независящих от виновного обстоятельств, по которым это преступление не было доведено до конца.

Как видно из установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельств, Н. признан виновным в том, что в то время как Л., пресекая преступные действия Н. в отношении Д. удерживал его левую руку с ножом, Н. ударил Л. ножом, который держал в правой руке, а после того, как лицо, дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, ударило Л. ножом в спину, отчего Л. упал, Н. ударил Л. ножом в живот, в результате чего потерпевшему были причинены рана мягких тканей задней поверхности грудной клетки и две проникающие колото-резаные раны передней поверхности живота с повреждением внутренних органов.

Эти действия Н. подлежат квалификации как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенные группой лиц в отношении лица в связи с выполнением им общественного долга по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Кроме того, судебная коллегия исключает из приговора в отношении Н. указание об отбывании им первых пяти лет наказания в тюрьме, поскольку применение правил, предусмотренных ст. 58 ч. 2 УК РФ, в приговоре не мотивировано.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 13.03.2006 в отношении Н. изменить:

переквалифицировать его действия со ст. 30 ч. 3 105 ч. 2 п.п. "б", "ж" УК РФ на ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет, а по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 1, 111 ч. 3 п. "а", 111 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, исключить из приговора указание об отбывании Н. первых пяти лет наказания в тюрьме.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 июля 2006 г. N 56-О06-39СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.