Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2006 г. N 76-О06-9 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание, назначенное осужденным, соответствует закону и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 7 июля 2006 г. N 76-О06-9


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных А. и Б., адвокатов Е. и П.Ю.В. на приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 31 марта 2006 года, по которому

А., 23 января 1985 года рождения, уроженец пос. Лель Гайнского района Пермской области, ранее не судимый

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 28 сентября 2005 года.

Б., 3 апреля 1972 года рождения, уроженец г. Кудымкара Пермской области, ранее не судимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 28 сентября 2005 года.

Постановлено взыскать с осужденных А. и Б. в пользу потерпевшей Л.Н.Н. в солидарном порядке 500000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "..." об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выступление прокурора Г., полагавшего приговор оставить без изменения, а доводы жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

А. и Б., действуя в составе группы лиц, совершили умышленное убийство Л.А.В.

Преступление было совершено в ночь на 21 сентября 2005 года в г. Кудымкаре при обстоятельствах, которые были установлены судом и изложены в приговоре.

Осужденный А. в своей кассационной жалобе оспаривает обоснованность приговора и ставит вопрос о его отмене, т.к. считает себя невменяемым. Он утверждает, что страдает психическим расстройством и просит о проведении в отношении него дополнительной судебно-психиатрической экспертизы.

Адвокат Е., выражая свое несогласие с приговором суда, ставит вопрос об его отмене, т.к. считает, что обвинение А. в совершении убийства в составе группы лиц, своего подтверждения в суде не нашло.

Осужденный Б. в своей кассационной жалобе просит Судебную коллегию о переквалификации его действий на ст. 316 УК РФ и снижении наказания.

В жалобе осужденный указывает на то, что он действий, направленных на лишение Л.А.В. жизни не совершал. Помогая А. скрыть труп потерпевшего, он полагал, что Л.А.В. уже мертв.

На предварительном следствии оговаривал себя, подписывая протоколы допросов их не читая.

В кассационной жалобе адвоката П.Ю.В., в защиту интересов осужденного Б., ставится вопрос об изменении приговора, переквалификации действий осужденного на ст. 316 УК РФ и снижении назначенного наказания.

По мнению адвоката, в судебном заседании не добыто достаточных доказательств того, что Б. наносил потерпевшему удары и, что именно от его действий наступила смерть Л.А.В.

Кроме того, в жалобе выражается несогласие с размером установленной судом компенсации морального вреда.

Государственный обвинитель М. в возражениях на поступившие кассационные жалобы просит Судебную коллегию оставить их без удовлетворения, а приговор суда без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению жалоб, оснований к отмене либо изменению приговора суда.

Виновность осужденных А. и Б. в совершении умышленного убийства потерпевшего Л.А.В. при установленных судом обстоятельствах полностью подтверждена доказательствами, которые были добыты в период предварительного следствия и проверены в судебном заседании.

Допрошенный в суде А., изменив свои первоначальные показания, сообщил, что во время произошедшей ссоры и драки он наносил Л.А.В. удары руками и ногами. Подобрав на улице палку, он вновь стал избивать Л.А.В., нанося ему палкой удары по голове и туловищу. После этого он нанес кухонным ножом Л.А.В. удар в бок. Затем он разбудил спящего Б. Считая, что Л.А.В. уже мертв, они с Б. отнесли тело Л.А.В. на окраину города и сбросили в искусственный водоем, привязав к нему "железку".

В своих показаниях в суде Б., подтверждая выдвинутую А. версию, показал, что он участия в избиении Л.А.В. не принимал. После того, как А. его разбудил и сообщил о том, что он убил Л.А.В., они решили избавиться от трупа. Обмотав тело мешками и покрывалом, они на носилках перенесли его на окраину города, а затем, привязав "железку" сбросили его в водоем.

В своих показаниях на предварительном следствии А. утверждал, что Б. во время избиения им Л.А.В. сидел на диване и наблюдал. Л.А.В. перестал двигаться и захрипел. Они с Б. решили добить Л.А.В., чтобы "он не мучился". Взяв на кухне нож с лезвием около 20 см, он нанес Л.А.В. удар в область сердца. После этого к Л.А.В. подошел Б. и пытался этим же ножом перерезать потерпевшему шею.

Б. в период предварительного следствия показывал, что видел, как А. избивал Л.А.В. ногами, а затем и палкой. Л.А.В., лежа на полу, сначала пытался защищаться, но потом затих. После этого, А. кухонным ножом нанес Л.А.В. удар в грудь, в область сердца. Он, Б., подошел к лежавшему Л.А.В. и этим же ножом ударил его в область шеи. Затем они вместе с А. вывезли тело Л.А.В. из дома А-ых и утопили.

Судебная коллегия отмечает, что показания на предварительном следствии А. и Б. давали после того, как им были разъяснены их процессуальные права, в присутствии адвокатов. Каких либо замечаний о нарушениях прав А. и Б. не поступало.

Проанализировав показания А. и Б. на предварительном следствии, суд, учитывая их последовательность, а также то, что они полностью соответствуют всем другим добытым по делу доказательствам, положил их в основу обвинительного приговора.

Свидетель П., очевидец произошедшей ссоры и драки, показал, что А. первым нанес удар Л.А.В., сбил его с ног и продолжил избивать. Потом А. вышел на улицу и принес с собой палку. А. палкой нанес лежавшему на полу Л.А.В. не менее 10 ударов. После того, как Л.А.В. перестал двигаться, А. сказал Б., что его нужно "добить, что бы тот не мучался", и принес кухонный нож. Держа нож обеими руками, А. ударил ножом со всей силы в грудь Л.А.В. в область сердца. Нож имел длину 20-25 см. ширину лезвия около 2 см. Дальнейших событий он не видел, т.к. вышел из дома.

Свидетель А. показала, что утром 21 сентября она заметила на крыльце дома и в комнате пятна крови. Ее сын тряпкой замыл пятна. Б. пояснил ей, что в доме произошла драка. Она слышала слова сына о том, что он помыл нож, а после того как сына задержали по подозрению в совершении убийства, она выбросила нож на свалку.

Помимо изложенных доказательств, виновность осужденных А. и Б. подтверждена материалами уголовного дела:

протоколом осмотра места происшествия, дома 5 по ул. Щорса в г. Кудымкаре;

протоколом обнаружения и осмотра трупа Л.А.В.;

заключением судебно-медицинской экспертизы установившей, что причиной смерти Л.А.В. явилась механическая асфиксия от закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении. Кроме того, Л.А.В. прижизненно от воздействия тупых твердых предметов причинены: многочисленные кровоподтеки и ушибы лица и головы; кровоизлияния под твердую и мягкую мозговые оболочки обоих полушарий головного мозга; размозжение коркового слоя правой височной области; проникающее колото-резаное ранение передней поверхности груди с повреждением правого желудочка сердца; колото-резаное ранение правой боковой поверхности шеи с повреждением правой яремной вены. Вышеуказанная комбинированная травма вызвала тяжелые нарушения деятельности центральной нервной системы, сердечно-сосудистой системы, которые обусловили бессознательное состояние Л.А.В. и непроизвольное вдыхание им воды в просвет дыхательных путей, что и привело к асфиксии. По мнению эксперта, между причиненной комбинированной травмой и смертью Л.А.В. также имеется прямая причинная связь.

Доказательства, положенные судом в обоснование виновности осужденных были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованным в судебном заседании доказательствам суд первой инстанции дал объективную и мотивированную оценку.

Судебная коллегия отмечает, что процессуальные права А. и Б. на всех стадиях судебного процесса были реально обеспечены. Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять: на обоснованность выводов суда о доказанности виновности А. и Б. в совершении умышленного убийства Л.А.В.; правильность квалификации его действий, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании, допущено не было.

Действия осужденных А. и Б. судом первой инстанции правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, как умышленное причинение смерти другому лицу, группой лиц.

При этом суд обосновано отметил, что оба осужденных своими действиями непосредственно участвовали в процессе лишения Л.А.В. жизни, т.е. являлись соисполнителями совершаемого умышленного убийства.

Доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов об изменении приговора и переквалификации действий осужденных на другие статьи УК РФ, по изложенным выше основаниям, Судебная коллегия считает необоснованными.

Состояние психического здоровья А. судом и следствием было проверено с достаточной полнотой.

По заключению проведенной судебно-психиатрической экспертизы А. хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает. Отмеченная у него легкая умственная отсталость с незначительными нарушениями поведения, выявленная алкогольная зависимость, не исключают возможности сознавать характер совершаемых действий, руководить своими поступками. А. по заключению экспертов в применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Доводы кассационных жалоб, оспаривающих установленный судом размер компенсации потерпевшей Л.Н.Н. морального вреда, удовлетворению не подлежат, так размер компенсации соответствует требованиям разумности и справедливости.

Суд при определении размера компенсации объективно учел то, что потерпевшая Л.Н.Н. потеряла единственного сына, который был помощником по хозяйству, испытывает сильные нервные переживания. Осужденные молоды, трудоспособны, в состоянии реально компенсировать причиненный ими совместными действиями вред.

При назначении наказания суд, в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности и степень участия в преступлении каждого из них.

Отмечая отсутствие обстоятельств отягчающих наказание, и признав, в качестве обстоятельства смягчающего для них наказание: признание вины и активное способствование раскрытию преступления, обоснованно назначил каждому из них наказание, соответствующее правилам ст. 62 УК РФ.

Признавая назначенное А. и Б. наказание соответствующим закону и справедливым, Судебная коллегия не находит оснований к его снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 31 марта 2006 года в отношении А. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов Е. и П.Ю.В. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 июля 2006 г. N 76-О06-9


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.