Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 79-Г06-12 Отменяя решение суда о признании недействующими отдельных положений закона субъекта РФ, суд принял новое решение, которым заявление в этой части оставлено без удовлетворения, поскольку федеральное законодательство не содержит запрета субъекту РФ устанавливать в своем законе о муниципальной службе положения о том, что основные квалификационные требования для замещения должностей муниципальной службы определяются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 19 июля 2006 г. N 79-Г06-12


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2006 года дело по кассационной жалобе администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа на решение суда Усть-Ордынского Бурятского автономного округа от 20 апреля 2006 года, которым заявление прокурора Усть-Ордынского Бурятского автономного округа о признании недействующими отдельных положений Закона округа "О муниципальной службе в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе" от 24.09.99 N 109-03 удовлетворено частично.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Номер названного Закона Усть-Ордынского Бурятского автономного округа следует читать как "N 109"


Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Г., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Прокурор Усть-Ордынского Бурятского автономного округа обратился в суд с заявлением о признании части 2 статьи 11, некоторых положений статей 14 и 15 Закона округа "О муниципальной службе в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе" от 24.09.1999 г. N 109-03, а также в части отсутствия в Законе округа норм, регулирующих порядок направления муниципального служащего на профессиональную переподготовку и повышение квалификации противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению.

В обоснование требований сослался на то, что часть 2 статьи 11 Закона округа, в соответствии с которой основные квалификационные требования для замещения должностей муниципальной службы определяются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, противоречит статье 7 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", предусматривающей взаимосвязь гражданской и муниципальной службы.

Считал, что статьи 14 и 15 Закона округа, предусматривающие обязанности муниципального служащего, и ограничения, связанные с муниципальной службой, необходимо привести в полное соответствие с требованиями статей 15, 16 и 17 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Указывал на то, что отсутствие в тексте Закона округа норм, регулирующих порядок направления муниципального служащего на профессиональную переподготовку и повышение квалификации (основания, периодичность, виды и т.д.) противоречит положениям статьи 62 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Решением суда от 20 апреля 2006 года заявление прокурора удовлетворено частично, часть 2 статьи 11, статья 14 оспариваемого закона признаны недействующими, в удовлетворении в остальной части заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе администрация Усть-Ордынского Бурятского автономного округа просит об отмене решения суда об удовлетворении заявления прокурора, ссылаясь на его в этой части незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда в части признания части 2 статьи 11 Закона округа неправильным и подлежащим отмене.

В соответствии с частью 2 статьи 11 Закона округа основные квалификационные требования для замещения должностей муниципальной службы определяются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Удовлетворяя заявление прокурора о признании данной нормы недействующей, суд, сославшись на анализ статьи 4 Федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", статьи 7 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пришел к выводу о том, что содержащиеся в ней положения ограничивают права граждан Российской Федерации на равный доступ к муниципальной службе в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе.

Однако доводов, по которым он пришел к такому выводу в решении не привел.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" муниципальная служба в Российской Федерации осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституциями, уставами субъектов Российской Федерации, законами субъектов Российской Федерации.

Законодательное регулирование вопросов муниципальной службы осуществляется субъектами Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами.

Согласно пункту 1 статьи 7 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" взаимосвязь гражданской службы и муниципальной службы обеспечивается, в том числе посредством единства основных квалификационных требований к должностям гражданской службы и должностям муниципальной службы.

Как следует из приведенных положений норм федеральных законов, запрета субъекту Российской Федерации определить в своем законе о муниципальной службе, что основные квалификационные требования для замещения должностей муниципальной службы определяются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, они не содержат.

Напротив, судом не учтено, что в силу указанной выше статьи 4 Федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" законодательное регулирование вопросов муниципальной службы осуществляется именно субъектами Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами.

Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 21 Федерального закона N 154-ФЗ от 28 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" правовая регламентация муниципальной службы, включающая требования к должностям, статус муниципального служащего, условия и порядок прохождения муниципальной службы, управление службой, определяется уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов Российской Федерации и федеральным законом.

Аналогичная норма содержится и в статье 42 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" N 131-ФЗ от 6 октября 2003 г., в соответствии с которой правовое регулирование муниципальной службы, включая требования к муниципальным должностям муниципальной службы, определение статуса муниципального служащего, условия и порядок прохождения муниципальной службы, осуществляется федеральным законом, а также принимаемыми в соответствии с ним законами субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований.

Согласно подпункту 12 пункта 1 статьи 8 названного выше Федерального закона N 154-ФЗ в уставе муниципального образования, являющемся одним из видов муниципальных правовых актов указываются условия и порядок организации муниципальной службы.

С учетом изложенного у суда не было оснований считать, что определение основных квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, осуществляемое именно в соответствии с федеральным законом и законами субъекта Российской Федерации, в обеспечение взаимосвязи гражданской службы и муниципальной службы посредством единства основных квалификационных требований к должностям гражданской службы и должностям муниципальной службы, противоречит федеральному закону.

При таких обстоятельствах решение суда о признании части 2 статьи 11 оспариваемого прокурором Закона округа недействующим является незаконным и подлежит отмене.

Разрешая вопрос о соответствии статьи 14 Закона округа об обязанностях муниципального служащего федеральному закону, суд обоснованно исходил из положений статьи 10 Федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" согласно которым права и обязанности муниципального служащего устанавливаются уставом муниципального образования или нормативными правовыми актами органов местного самоуправления в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации.

Из чего суд сделал правильный вывод о том, что таким иным федеральным законом является Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации", установивший в пункте 2 статьи 7 необходимость обеспечения взаимосвязи гражданской службы и муниципальной службы, в том числе посредством единства обязательств при прохождении гражданской службы и муниципальной службы.

Обязанности гражданского служащего установлены статьей 15 названного Федерального закона, включая предусмотренные пунктами 9-12 ее части 1 обязанности представлять в установленном порядке предусмотренные федеральным законом сведения о себе и членах своей семьи, а также сведения о полученных им доходах и принадлежащем ему на праве собственности имуществе, являющихся объектами налогообложения, об обязательствах имущественного характера (далее - сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера); сообщать о выходе из гражданства Российской Федерации или о приобретении гражданства другого государства в день выхода из гражданства Российской Федерации или в день приобретения гражданства другого государства; соблюдать ограничения, выполнять обязательства и требования к служебному поведению, не нарушать запреты, которые установлены настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами; сообщать представителю нанимателя о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов, принимать меры по предотвращению такого конфликта.

Установив в судебном заседании, что ряд обязанностей гражданского служащего, установленный пунктами 9-12 части 1 данной статьи, не предусмотрен статьей 14 оспариваемого Закона, суд правильно указал на ее противоречие федеральному закону по приведенному мотиву.

Вместе с тем в резолютивной части решения суд признал статью 14 Закона округа недействующей в целом, то есть и те ее положения, которые не признаны им не соответствующими федеральному закону и прокурором не оспаривались.

В этой связи Судебная коллегия считает необходимым уточнить резолютивную часть решения суда соответствующим указанием о признании статьи 14 оспариваемого Закона округа недействующей в той мере, в какой она не устанавливает обязанностей муниципального служащего, установленных пунктами 9-12 части 1 статьи 15 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Довод кассационной жалобы о неправильном применении судом данного Федерального закона, является необоснованным, противоречащим приведенным выше требованиям статьи 10 Федерального закона "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации".

Иных доводов о незаконности указанной части судебного решения, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение суда Усть-Ордынских о# Бурятского автономного округа от 20 апреля 2006 года о признании части 2 статьи 11 Закона округа "О муниципальной службе в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе" от 24.09.1999 г. N 109-03 недействующей отменить и принять новое решение, которым в удовлетворении заявления прокурору в этой части отказать.

В остальной части это же решение суда по существу оставить без изменения, а кассационную жалобу администрации Усть-Ордынского Бурятского автономного округа - без удовлетворения, уточнив его резолютивную часть указанием о признании статьи 14 Закона округа "О муниципальной службе в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе" от 24.09.1999 г. N 109-03 недействующей в той мере, в какой она не предусматривает обязанностей муниципального служащего, установленных для гражданских служащих пунктами 9-12 части 1 статьи 15 Федерального закона N 79-ФЗ от 27 июля 2004 г. "О государственной гражданской службе Российской Федерации".


Решением суда признаны недействующими отдельные положения закона субъекта РФ, в соответствии с которыми основные квалификационные требования для замещения должностей муниципальной службы определяются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, отменяя в этой части указанное решение, указала следующее.

В соответствии с Федеральным законом "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" законодательное регулирование вопросов муниципальной службы осуществляется субъектами РФ. Согласно п. 1 ст. 7 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" взаимосвязь гражданской службы и муниципальной службы обеспечивается, в том числе посредством единства основных квалификационных требований к должностям гражданской службы и должностям муниципальной службы.

Исходя из смысла приведенных положений, запрет субъекту РФ определить в своем законе о муниципальной службе, что основные квалификационные требования для замещения должностей муниципальной службы определяются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, не установлен.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 21 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" правовая регламентация муниципальной службы, включающая требования к должностям, статус муниципального служащего, условия и порядок прохождения муниципальной службы, управление службой, определяется уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов РФ.

Таким образом, нет оснований считать, что определение основных квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы нормативными правовыми актами органов местного самоуправления противоречит федеральному закону.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 79-Г06-12


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.