Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2006 г. N 87-О06-8 Суд изменил приговор, исключив из резолютивной части ссылку суда на п. 4 ст. 50 УК РФ при назначении одному из осужденных наказания на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, поскольку этой нормой закона установлен не порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний по совокупности преступлений, а замены наказания в случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к исправительным работам, в остальной части в отношении осужденных приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 3 июля 2006 г. N 87-О06-8


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 2006 г. кассационные жалобы осужденного П., потерпевшей В., представление государственного обвинителя С.И.В. на приговор Костромского областного суда от 13 февраля 2006 г., которым

Н., 10 мая 1978 года рождения, уроженец г. Мурманска, русский, с образованием 9 классов, холостой, неработавший, судимый:

17 мая 2001 года (с учетом внесенных в приговор изменений) по п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком два года;

25 апреля 2003 года (с учетом внесенных в приговор изменений) по ч. 1 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ к двум годам одному месяцу лишения свободы, освобожденный 1 апреля 2005 года по отбытии наказания;

7 сентября 2005 года по ч. 1 ст. 139 УК РФ к восьми месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, -

осужден: по.# 2 ст. 245 УК РФ к одному году десяти месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к шести месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ч. 2 ст. 69, п. 4 ст. 50 УК РФ по совокупности преступлений наказание Н. назначено два года лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно Н. назначено наказание в виде двух лет двух месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П., 22 октября 1984 года рождения, уроженец с. Явленко Hep-Заводского района Читинской области, русский, со средним образованием, холостой, неработавший, судимый 7 сентября 2005 года по ч. 1 ст. 139 УК РФ к штрафу в сумме 5 тысяч рублей в доход государства, -

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ на десять лет, по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет, по ч. 2 ст. 245 УК РФ на один год шесть месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание П. назначено в виде девятнадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговор от 7 сентября 2005 года исполнять самостоятельно.

Признаны виновными и осуждены:

Н. и П. за жестокое обращение с собакой, повлекшее ее гибель, совершенное из хулиганских побуждений, с применением садистских методов, группой лиц;

Н. за насильственные действия в отношении Б., причинившие последней физическую боль;

П. за убийство Ш.Ю.А. в ходе ссоры с последней и за убийство Б. с целью скрыть другое преступление убийство Ш.Ю.А., - совершенные 3 августа 2005 года в деревне Холм Костромского района Костромской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Г., объяснения осужденного П., поддержавшего свою кассационную жалобу, мнение прокурора С.В.А., не поддержавшую кассационное представление, полгавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе осужденный П. указывает, что приговор в отношении него является слишком суровым.

Отмечает, что под стражей он находится впервые, ранее не судим, в материалах дела имеется его явка с повинной, обстоятельства дела он не утаивал, активно участвовал в расследовании дела, в своих показаниях излагал достоверную информацию. По его мнению, не учтен тот факт, что на момент совершения преступлений он находился в сильной степени алкогольного опьянения и не отдавал отчет своим действиям. Систематическое употребление им спиртосодержащих жидкостей повлияли на его организм, психику.

Приобщенная к материалам дела на него характеристика неполная и недостоверная.

От своих показаний он не отказывается, понимает, что должен нести наказание, однако назначенное ему наказание слишком сурово, просит смягчить его.

В дополнениях к жалобе П. утверждает, что к пострадавшим неприязни не испытывал, умысла и корысти для их убийства не имел. Все произошло случайно. Дает на потерпевшую Ш.Ю.А. отрицательную характеристику.

Излагает обстоятельства своей жизни, ссылается на свой возраст, условия жизни, состояние здоровья. Обращает внимание на то, что, приехав в Костромской район, попал "под дурное влияние", начал злоупотреблять спиртным.

В проведении в отношении него повторной психиатрической экспертизы было отказано. Не учтено, что он три года занимался боксом, имел травмы головы, хотя в больницу не обращался, поскольку "не любит жаловаться и врачей". На суд не явился Р., а последний пояснял, что щенка первый пнул Н., а это повлекло проявление с его (П.) стороны жестокости, послужило для него толчком.

Утверждая, что в милицию пришел сам, П. указывает, что "какой текст писать в явке с повинной ему подсказывали, что он и делал машинально".

Просит принять по делу правильное решение, применить в отношении него ст. 64 УК РФ, назначить более мягкое наказание.

В кассационной жалобе потерпевшая В. указывает, что с приговором она не согласна, поскольку имело место "не просто убийство, а зверская расправа" над двумя женщинами.

Установлено по делу, что Н. к убийству непричастен, он лишь совместно с П. избивал щенка, что повлекло его гибель, и нанес Б. две "пощечины".

П. "зверски убивал ее (В.) сестру, зная, что у ней есть две дочери, одна из которых в возрасте полутора лет находится в специализированном доме ребенка с органическим поражением ЦНС, с нарушением психики". Ее (В.) сестре было 26 лет. Однако он не остановился и не задумался над своими действиями.

Она (В.) хочет, чтобы П. понес самое суровое наказание, предусмотренное статьями УК РФ, по которым он осужден.

"Хотя Н. не причастен к убийству Б. и ее (В.) сестры, однако его хладнокровность по отношению к избиению сестры и ее убийству тоже должна быть наказуема и учитываться при вынесении приговора".

Потерпевшая просит приговор отменить, дело передать на новое рассмотрение.

Не оспаривая правильность квалификации действий П., государственный обвинитель С.И.В. в кассационном представлении полагает, что приговор подлежит отмене ввиду несправедливости назначенного ему наказания. При определении меры наказания суд в недостаточной степени учел требования ст. 6 УК РФ. П. совершил преступления, относящиеся к категории особо тяжких - два убийства. Он нанес множественные удары как Ш.Ю.А., так и Б. в жизненно важные органы, свои жертвы оставлял только после того, как они переставали подавать признаки жизни. Поводом для ссоры, повлекшей убийство Ш.Ю.А., послужил незначительный повод. Лишая ее жизни, знал, что у нее имеются двое малолетних детей. Б. убил с целью скрыть убийство Ш.Ю.А.

Эти обстоятельства свидетельствуют о повышенной степени общественной опасности П. для общества. Характеризуется он отрицательно.

Гособвинитель считает, что наказание П. назначено чрезмерно мягкое, а потому просит приговор в отношении него отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах и представлении, судебная коллегия считает, что вина осужденных в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный Н. признал в судебном заседании, что в тот день принадлежащий Р. щенок, вроде бы, стащил у них закуску.

П. начал бить щенка руками и ногами. Он (Н.), обмотав шею щенка веревкой, приподнял его над землей, а П. продолжал наносить щенку удары руками и ногами, душил.

Видел, что П. начал избивать Ш.Ю.А., наносил удары кулаками, ногами по лицу и по голове.

Б. стала возмущаться и куда-то пошла. Поняв, что она направилась за помощью, побежал за ней, хотел остановить ее, попросить успокоиться, чтобы не выносить скандал на люди. Однако Б. ушла.

Он возвратился к П. и Ш.Ю.А. Последняя лежала на земле, была вся в крови, признаков жизни не подавала.

Тут вернулась Б., пришла одна. Начала кричать, ругать П. Чтобы она не кричала, лишний раз не нервировала П., он (Н.) ударил ее два раза ладошкой по лицу. Б. не успокоилась, продолжала истерику.

К ней подошел П., вроде, разбил о ее голову бутылку; видел, что П. стал наносить Б. удары "розочкой" по различным частям тела.

При допросе в качестве подозреваемого (Н.) пояснял (л.д. 53-55 т. 1), что с П. он познакомился 1 апреля 2005 года. Его (Н.) тетя проживала с отцом П. С Ш.Ю.А. познакомился в конце июля 2005 года, стал с ней встречаться.

2 августа 2005 года он, П. и Ш.Ю.А. на улице поселка Апраксино употребляли спиртные напитки. П. предложил сходить в деревню Холм, куда втроем направились уже ближе к рассвету на 3 августа 2005 года.

В деревню не стали заходить, расположились в лесу. Вновь стали распивать спиртные напитки.

Днем 3 августа 2005 года они и с ними Р. с женщиной пошли в деревню, приобрели самогон и там же начали пить его.

Потом П. и Ш.Ю.А. стали ругаться. По какой причине у них возникла ссора, не знает. В процессе скандала П. ударил Ш.Ю.А. кулаком в область лица. Та упала. П. стал ее бить ногами. Женщина, которая была с Р., пошла позвать кого-нибудь на помощь. Пока ее не было П. избивал Ш.Ю.А., бил кулаками и ногами по лицу и туловищу без перерыва в течение 5-6 минут. Ш.Ю.А. после падения в сознание не приходила.

Прибежала женщина - Б., стала ругаться на П. Последний направился к ней. Он (Н.) услышал звон разбившейся бутылки. Повернувшись, увидел, что П. частью бутылки - "розочкой" нанес женщине тычком удар в шею. У нее потекла кровь, женщина упала. П. нагнулся и ударил ее еще раз в тоже место. Как полагал Н., П. наносил женщине удары "розочкой" в область живота.

Признавал, что до применения П. насилия в отношении Б. он (Н.) ударил ее два раза ладошкой по лицу, чтобы она не кричала.

Указывал, что держал щенка за веревку, намотанную на его шею, а П. в это время бил щенка по голове.

Аналогичные показания Н. давал и указывал обстоятельства происшедших событий при проверке его пояснений на месте (лд.д. 60-67 т. 1).

Осужденный П., как следует из протокола его явки с повинной, указывал, что 3 августа в дер. Холм они употребляли спиртные напитки. В ходе ссоры с Ш.Ю.А., причину которой не помнит, он "тыкал" вилами в ногу и в область шеи Ш.Ю.А., пнул последнюю ногой по лицу, несколько раз ударил ее глушителем по голове.

Бывшая с ними женщина стала звать на помощь. Он догнал ее, ударил по лицу.

Излагал, что дальнейших своих действий не помнит.

Утверждал, что Н. в убийстве женщин участия не принимал.

В качестве подозреваемого П. пояснял (лд.д. 79-82 т. 1), что ночью на 3 августа 2005 года он, Н. и Ш.Ю.А. пошли на природу, расположились в леске недалеко от деревни Холм, употребляли спиртное.

Когда закончилось спиртное, покупали его в деревне Холм, познакомились с мужчиной и женщиной. Начали с ними распивать спиртные напитки недалеко от того дома где и купили спиртное.

Он (Ш.) и Ш.Ю.А. поругались.

В ходе ссоры воткнул вилы в ногу Ш.Ю.А., потом в шею, ударил ее глушителем по голове, бил ногами.

Признавал, что вторая женщина закричала, он догнал ее, повалил на землю - то ли ударил ее, то ли дернул за одежду. Не отрицал, что она стала звать на помощь из-за событий, происходивших у него с Ш.Ю.А.

Указывал, что щенка душил вместе с Н.

Эти показания П. подтверждал при проверке его показаний на месте (л.д. 86-91 т. 1), при допросах в качестве обвиняемого (л.д. 94-98 т. 1; 191-193 т. 1).

Из показаний потерпевшего Р. видно, что 3 августа 2005 года он со своей сожительницей Б. купили в дер. Холм спирт. К ним подошли парень с девушкой, попросили купить спиртное им, что он (Р.) и сделал.

Все они стали употреблять спиртные напитки у дома Т.

Во время распития спиртных напитков парень, представившийся именем Женя, и бывшая с ним девушка поругались. Парень - П. ругал ее за то, что она не успела продать какой-то телевизор. Она говорила, что поедет в город и продаст. Тот отвечал, что не отпустит ее, так как она сильно пьяная. Потом парень в ходе конфликта ударил девушку по лицу, после чего сходил куда-то и возвратился с парнем по имени Слава. Все вместе они продолжили употреблять приобретенный спирт.

С ним (Р.) был щенок по кличке "Цирон" возрастом 2 месяца. Женя начал говорить, что его щенок никому ненужная дворняга, Слава пнул его ногой, а затем Слава и Женя начали бить щенка руками и ногами, задавили собачку. Топтали щенка.

Затем Женя и девушка снова стали ругаться по поводу телевизора. Женя схватил пустую бутылку и ударил ею девушку по голове. От удара бутылка разбилась.

Он (Р.) решил оттуда уйти. Позвал Б. с собой, но та уходить отказалась, поскольку хотела допить оставшееся спиртное. Он ушел один.

Около 20 часов к нему домой в дер. Денисово приехали работники милиции, привезли его в дер. Холм. На том месте, где он был днем и распивал спиртное, находились трупы Б. и девушки, с которой ранее скандалил парень по имени Женя.

Вина Н. и П. в совершении каждым установленных приговором преступлений подтверждается данными протокола осмотра места происшествия от 3 августа 2005 года, акта вскрытия животного, отраженными в приговоре.

Заключениями судебно-медицинских экспертов установлено, что у Ш.Ю.А., 1950 года рождения, были выявлены повреждения: тупая комбинированная сочетанная травма головы, шеи, тела и конечностей - ушибленно-рваные раны теменной области головы, левого уха, губ; колото-резаные раны левой щеки, левой половины шеи; колотые раны левого плеча, правой подвздошной области, левой ягодичной области; сквозная колотая рана левого предплечья, колотые раны на левом бедре; кровоизлияния на внутренней поверхности кожно-мышечного лоскута головы и в левую височную мышцу, субдуральное кровоизлияние в черепно-мозговых ямках с содержанием рыхлых свертков крови, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку в области основания мозга, отек головного мозга (кости свода и основания черепа целы); в желудочках головного мозга следы темной жидкой крови, гипофиз несколько набухший под оболочкой его и между слоями тонкослойные кровоизлияния, малокровие внутренних органов; неровное пересечение мышц шеи слева с повреждением поперечного отростка и остистого отростка 3 шейного позвонка, повреждение твердой мозговой оболочки 3 шейного позвонка слева; частичное пересечение межостного сочленения.

Отмеченные раны могли образоваться от действия предмета (предметов), обладающего режущими свойствами, могли образоваться от действия дефектов металла глушителя, имеющего края. Рана на теменной области могла возникнуть от предмета, например, от ребра глушителя или от бутылки. Раны на лице могли возникнуть, например, от осколков бутылки стекла. Раны на левой ушной раковине, нижней челюсти, в областях левого плеча, левой надъягодичной, две из которых проникают в забрюшинное пространство и нижнюю поверхность малой доли печени с повреждением селезенки, могли возникнуть от действия зубьев вил.

Смерть Ш.Ю.А. наступила от наружного и внутреннего кровотечения, закрытой черепно-мозговой травмы, оцененных в совокупности.

У Б., 1950 года рождения, были обнаружены: а) множественные (18) резанные и ушибленно-рваные раны головы и шеи с повреждением мягких тканей, подкожных сосудов, раны на верхней и нижней губах слева (сквозные), раны щитовидного хряща и переднего края левой кивательной мышцы; б) ссадины и кровоподтеки на лице, ссадина в левой теменной области, кровоподтек на тыле правой кисти.

Смерть Б. наступила от множественных резаных, ушибленно-рваных ран головы и шеи, колото-резаного ранения живота, осложнившихся массивной кровопотерей (наружным и внутренним кровотечением).

Все раны на кожных лоскутах от трупа Б., представленных эксперту (три с ранами и щитовидного хряща гортани), могли быть причинены обоими или одним из осколков стеклянных бутылок - "розочкой", изъятых с места преступления.

Согласно заключений судебно-биологических экспертиз в части пятен на штанах (объекты NN 1, 3, 4) и на правом сапоге (объект N 9) П. кровь могла принадлежать Б. и не могла произойти от Н., П. и Ш.Ю.А. Наличие крови Ш.Ю.А. и Б. не исключается в объекте N 2 (на штанах) и в объектах NN 5-8 (на сапогах). Эта кровь Н. и П. принадлежать не могла.

При исследовании глушителя, вил, осколка бутылки, изъятых с места происшествия, на них обнаружены пятна, содержащие кровь человека. В части пятен крови на вилах (об. N 1), на глушителе (об. NN 5, 6), на осколке бутылки кровь могла принадлежать Б., происхождение ее от Н., П. и Ш.Ю.А. исключается. В объекте N 2 (вилы) и в объекте N 7 (глушитель) наличие крови Ш.Ю.А. и Б. не исключается. На вилах (об. NN 3 и 4) кровь могла происходить от Ш.Ю.А., а Б., П. и Н. принадлежать не могла.

Изъятые с глушителя и вил предметы (об. NN 11-25) являлись волосами с головы человека, которые по всем морфологическим признакам и антигенной характеристике были сходны с волосами потерпевшей Ш.Ю.А. Проихождение# волос - улик от Б. исключается.

На осколке от водочной бутылки "Графиня Уварова", электрической вилке, пинцете, осколке и калошах, изъятых при осмотре места происшествия, обнаружены были пятна, содержащие кровь человека, которая могла принадлежать Б., а от Ш.Ю.А., Н. и П. произойти не могла. На свитере, изъятом возле трупа Б., имелась кровь человека, которая могла принадлежать Ш.Ю.А., а Б. и осужденным принадлежать не могла.

На окурке с места преступления слюна могла произойти от Н. или П., эта слюна не могла принадлежать Ш.Ю.А. и Б.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Н. и П. в совершении ими установленных приговором преступлений и правильно квалифицировал действия Н. по ч. 1 ст. 116, ч. 2 ст. 245 УК РФ, а действия П. по ч. 1 ст. 105, п. "к" ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 245 УК РФ.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает. Каждое доказательство подтверждается другими фактическими данными по делу, все они в своей совокупности согласуются между собой.

Всем доказательствам по делу в их совокупности, в том числе показаниям Н. и П., которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Как видно из протокола судебного заседания, при исследовании явки с повинной П. утверждал, что писал он ее сам, добровольно, подтвердил достоверность изложенных в ней сведений. Показания Р., которые он давал на предварительном следствии, проверялись, оглашались они с согласия сторон, в том числе П. и его защитника. При этом требования ст. 281 УПК РФ не были нарушены.

Использование П. в качестве орудий преступления в отношении Ш.Ю.А. вил, автомобильного глушителя, в отношении Б. осколка бутылки - "розочку", нанесение этими предметами соответственно Ш.Ю.А. и Б. с достаточной силой множественных ударов в области расположения их жизненно важных органов, характер и локализация причиненных им телесных повреждений, повлекших смерть потерпевших, позволили суду обоснованно признать наличие у П. умысла на лишение жизни как Ш.Ю.А., так и Б. Между действиями П. в отношении этих потерпевших и наступившими последствиями - их смертью имеется прямая причинная связь.

Мотив действий осужденных по отношению к животному - щенку Р., а также Н. в отношении Б., П. в отношении Ш.Ю.А. и Б. выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Психическое состояние П. исследовано.

Согласно заключению судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы П. как в момент совершения инкриминируемых ему деяний, так и в настоящее время каким-либо хроническим психическим заболеванием не страдал и не страдает. Он обнаруживает отдельные черты эмоционально-волевой неустойчивости, которые проявляются неустойчивостью его интересов, склонностью к злоупотреблению алкоголем, ему свойственна вспыльчивость характера, усиливающаяся в алкогольном опьянении. Однако выявленные особенности его психики в момент совершения им противоправных действий и в настоящее время не лишали и не лишают его возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

В момент совершения противоправных действий П. в каком-либо временном болезненном расстройстве психической деятельности, в том числе в состоянии патологического опьянения, не находился, был в состоянии простого алкогольного опьянения. Его поведение не обнаруживало объективных признаков каких-либо психотических расстройств, строилось с учетом ситуации, отражало свойственные ему формы поведения в алкогольном опьянении с повышенной агрессивностью. По своему психическому состоянию П. в момент совершения противоправных действий мог правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, может давать о них правильные показания.

Показаний к принудительным мерам медицинского характера, в том числе в связи с наличием хронического алкоголизма, у П. не выявлено.

По заключению психолога в состоянии аффекта или ином эмоциональном состоянии, оказывающем существенное влияние на сознание и деятельность, П. не находился. Он был в состоянии алкогольного опьянения, ситуация не носила аффектогенного характера; динамики эмоций, свойственной для аффекта, не было.

Экспертиза проведена компетентными на то лицами. Обстоятельства дела, личность П., его показания по делу, ссылки на перенесенные травмы головы, злоупотребление спиртным, на то, что события помнит отрывочно, экспертам были известны, они были предметом исследования в ходе проведения экспертизы, в заключении нашли отражение и получили оценку. Выводы экспертов подробно мотивированы, они соответствуют материалам дела.

Сам П. пояснял в судебном заседании, что серьезных травм головы у него не было, на учете по поводу каких-либо психических отклонений, заболеваний не состоял, не лечился.

Объективность заключения врачей-экспертов сомнений не вызывает.

С учетом данного заключения, личности П., установленных по делу обстоятельств в отношении инкриминируемых ему деяний П. обоснованно признан судом вменяемым.

Для назначения и проведения в отношении него повторной судебно-психиатрической экспертизы, как о том П. указывает в жалобе, материалами дела оснований не установлено.

Суд обоснованно признал, что П. действовал сознательно, последовательно, целенаправленно.

Ходатайство П., поддержанное его защитником, о проведении в отношении него повторной судебно-психиатрической экспертизы рассмотрено судом в установленном законом порядке, по нему принято обоснованное решение.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Приведя мотивы в приговоре, суд обоснованно отверг доводы П. о нахождении его в момент совершения преступлений в состоянии патологического опьянения как несостоятельные.

Наказание П. и Н. назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ. Обстоятельствами, смягчающими наказание, в отношении Н. суд признал "признание им вины и активное способствование раскрытию преступлений", в отношении П. - его явку с повинной. Обстоятельств, отягчающих наказание П., судом не установлено. При назначении П. наказания суд принял во внимание его молодой возраст, то, что до событий по делу ни в чем предосудительном он не был замечен, а также оказанное на него негативное влияние со стороны отца.

Выводы суда о мере наказания осужденных в приговоре мотивированы.

Наказание Н. назначено в пределах санкций ч. 1 ст. 116 и ч. 2 ст. 245 УК РФ, является соразмерным содеянному.

В силу ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и "к" части первой статьи 61 УК РФ, в частности, явки с повинной, и отсутствии отягчающих обстоятельств, что имеет место по делу в отношении П., срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются не только характер и степень общественной опасности преступления, но и личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

При назначении наказания осужденным требования закона судом не нарушены.

Назначенное Н. и П. наказание по своему виду и размеру несправедливым вследствие как чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости признать нельзя.

Для смягчения П. наказания, применения в отношении него ст. 64 УК РФ, о чем он просит в жалобе, для отмены приговора в отношении него, как о том ставится вопрос в кассационном представлении, а также и в отношении Н., о чем просит потерпевшая В. в жалобе, за мягкостью назначенного им наказания судебная коллегия оснований не находит.

Постановляя приговор, назначая наказание Н. на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, суд одновременно сослался на "п. 4 ст. 50 УК РФ".

Однако этой нормой закона установлен не порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний по совокупности преступлений, предусмотренный ст. 71 УК РФ, а замены наказания в случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к исправительным работам.

В связи с этим ссылка суда на "п. 4 ст. 50 УК РФ" из приговора подлежит исключению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Костромского областного суда от 13 февраля 2006 года в отношении Н. изменить, исключить из резолютивной части ссылку суда на п. 4 ст. 50 УК РФ при назначении Н. наказания на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, а в остальном в отношении него и тот же приговор в отношении П. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного П., потерпевшей В. и представление государственного обвинителя С.И.В. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2006 г. N 87-О06-8


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.