Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июня 2006 г. N 134-П06 Суд изменил приговор и смягчил наказание, поскольку судом кассационной инстанции исключено из приговора осуждение за убийство двух и более лиц, а также квалифицирующий признак разбоя - "в целях завладения имуществом в крупном размере", то есть объем обвинения был уменьшен, следовательно, наказание должно быть смягчено

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 21 июня 2006 г. N 134-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ш. о пересмотре приговора Ставропольского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 6 марта 2003 года и кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2004 года.

По приговору Ставропольского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 6 марта 2003 года

Ш., родившийся 6 января 1956 в г. Ташкенте, несудимый,

осужден

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 3 п.п. "а, ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з"


Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 мая 2003 года приговор изменен - исключено осуждение Ш. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2004 года кассационное определение отменено и дело передано на новое кассационное рассмотрение.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 8 декабря 2004 года приговор в отношении Ш. изменила, исключив его осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст.ст. 222 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ Ш. назначено 15 лет лишения свободы.

В надзорной жалобе и дополнении к ней осужденный Ш. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление осужденного Ш. поддержавшего доводы надзорной жалобы, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего смягчить наказание, назначенное Ш. по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Ш. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признан виновным в том, что в феврале 1999 года незаконно приобрел, получив в дар, пистолет кустарного производства и патроны к нему калибра 9 мм, носил при себе, хранил их в домовладении по адресу: село Благодатное Петровского района Ставропольского края в доме 18 по ул. 8 Марта, а в декабре 1999 года пистолет передал Б. 7 марта 1999 года Ш. вместе с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском, в лесополосе около села Благодатное напал на А.Б.М., Д., А.Р.А., прибывших для закупки скота у населения с целью завладения их имуществом (денежными средствами в сумме 45000 рулей). В процессе нападения произвел выстрел в А.Б.М. в область 7 ребра слева, а лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском, причинило огнестрельные ранения Д. в область живота с повреждением внутренних органов и А.Р.А. - огнестрельное ранение плевральной полости, а также нанесли А.Б.М. удары металлической монтировкой по спине и голове, что повлекло повреждение в виде крупнооскольчатого перелома левой лопатки и оскольчатого перелома затылочной кости слева, кроме того, А.Б.М., Д., А.Р.А. ударами металлическим прутом были причинены другие телесные повреждения. От полученных телесных повреждений, опасных для жизни потерпевших, А.Б.М., Д. и А.Р.А. скончались на месте совершения преступления.

В надзорной жалобе и дополнении к ней осужденный Ш. указывает, что судом был нарушен принцип состязательности сторон. Судебное следствие было неполным и односторонним. Ему отказали в участии в прениях сторон и фактически не дали произнести последнее слово. Преступлений он не совершал. В ходе судебного разбирательства исследовались его данные о личности. Адвокату не была предоставлена возможность изложить позицию по делу. При обращении с напутственным словом председательствующий нарушил принцип объективности. Правовая оценка по ст. 162 УК РФ является излишней. В отношении потерпевшего А.Б.М. его действия следует расценивать как покушение на убийство. Резолютивная часть кассационного определения в части назначения окончательного наказания является неясной. В конечном итоге Ш. просит приговор и кассационное определение отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ш., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит доводы осужденного о нарушении в ходе судебного разбирательства уголовно-процессуального закона и неправильной квалификации содеянного не подлежащими удовлетворению.

Постановленный коллегией присяжных заседателей вердикт соответствует требованиям ст. 351 УПК РФ.

Вопреки доводам надзорной жалобы, при допросе свидетеля Б. какие-либо сведения о личности Ш. не исследовались и до сведения коллегии присяжных заседателей не доводились (т. 8 л.д. 49-51).

Утверждение Ш. о том, что адвокату было отказано в праве изложить свою позицию по делу, является несостоятельным.

Из протокола судебного заседания усматривается, что подсудимому Ш. и его адвокату была предоставлена возможность выразить свое отношение к предъявленному обвинению, после чего адвокат Т. изложила позицию защиты по данному делу (т. 8 л.д. 40).

Таким образом, требования п. 1 ч. 3 ст. 335 УПК РФ нарушены не были.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду п. 1 ч. 3 ст. 351 УПК РФ


Из того же протокола судебного заседания видно, что председательствующим разъяснялось подсудимому Ш. его право на участие в прениях сторон, однако своим правом Ш. не воспользовался и соответствующего ходатайства не заявлял (т. 8 л.д. 59).

Во треки доводам надзорной жалобы осужденного, ему было предоставлено последнее слово как по окончании судебного следствия, так и при обсуждении последствий вердикта (т. 8 л.д. 70-71, 80).

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. В нем не выражено в какой-либо форме мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и стороны не заявляли возражений в связи с содержанием напутственного слова, в том числе по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии со ст.ст. 333-335 УПК РФ, с соблюдением принципа состязательности, при этом вопреки доводам надзорной жалобы, председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечил равенство сторон, создав все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Участники судебного разбирательства дополнений к судебному следствию, а также возражений по вопросу об окончании судебного следствия не имели.

Не подлежат удовлетворению и доводы надзорной жалобы Ш. о неправильной квалификации содеянного им.

Действия Ш. в отношении потерпевшего А.Б.М. не могут расцениваться как покушение на убийство, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей установлена виновность Ш. в том, что, стреляя из пистолета в А.Б.М., он действовал совместно и по предварительному сговору с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, то есть Ш. явился соисполнителем убийства.

Разбой не охватывается понятием убийства, поэтому содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений.

Таким образом, правовая оценка действий Ш. с учетом изменений, внесенных судебной коллегией, является правильной.

В то же время, проверяя уголовное дело в порядке надзора в силу ст. 410 УПК РФ в полном объеме, Президиум находит судебные решения подлежащими изменению по следующим обстоятельствам.

В соответствии со ст.ст. 382, 409 УПК РФ кассационное определение подлежит изменению, если кассационная инстанция допустила нарушение требований Общей части уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия изменила приговор суда в отношении Ш., исключив его осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ и дополнительное наказание в виде конфискации имущества. В определении Судебная коллегия указала, что наказание, назначенное Ш., смягчению не подлежит, однако по совокупности преступлений, не снижая наказание по каждой статье, назначила 15 лет лишения свободы, то есть наказание по сравнению с приговором фактически было снижено.

При этом Судебная коллегия нарушила уголовный закон, предусматривающий правила назначения наказания по совокупности преступлений, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначаемое наказание; во всяком случае не могло составлять 15 лет.

Учитывая изложенное и принимая во внимание, что судом кассационной инстанции исключено осуждение Ш. за убийство двух и более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ), а также квалифицирующий признак разбоя - "в целях завладения имуществом в крупном размере", то есть объем обвинения был уменьшен, Президиум считает необходимым смягчить наказание, назначенное Ш. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, и, следовательно, по совокупности преступлений назначить более мягкое наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Ш. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Ставропольского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 6 марта 2003 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2004 года в отношении Ш. изменить: смягчить назначенное ему наказание по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ до 14 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ до 11 лет лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 222 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ш. 14 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июня 2006 г. N 134-П06


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.