Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 июня 2006 г. N 240-П06 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия осужденного на ст. 111 ч. 2 п. "а" УК РФ, поскольку осужденный принимал участие в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, вместе с тем судом при назначении наказания не учтена явка с повинной, являющаяся смягчающим обстоятельством, также суд исключил указание во вводной части приговора о судимости осужденного по предыдущему приговору по ст. 228 ч. 1 УК РФ, т.к. действия в настоящее время преступными не являются и исключены из предыдущего приговора

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 14 июня 2006 г. N 240-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Г. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 18 сентября 2002 года, по которому

Г., родившийся 10 ноября 1974 года в г. Краснотуринске Свердловской области, судимый: 25 августа 1993 года по ст. 146 ч. 2 п.п. "а, д" УК РСФСР к 6 годам лишения свободы; 18 января 2001 года по ст.ст. 222 ч. 1, 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно; 10 сентября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, -

осужден: по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "б" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, г" УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 10 сентября 2001 года окончательно назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания исчислен с 18 марта 2001 года.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 13 августа 2003 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Чердынского районного суда Пермской области от 5 марта 2005 года приговор в отношении Г. приведен в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года. Исключены квалифицирующий признак "неоднократно" из осуждения по ст. 158 ч. 2 УК РФ и указание о наличии особо опасного рецидива преступлений. Его действия постановлено квалифицировать по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "б" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) и по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ (в редакции Федерального закона N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года). Постановлено отбывать Г. наказание в исправительной колонии строгого режима. В остальном судебные решения оставлены без изменения.

По этому же делу осужден Р., надзорное производство в отношении которого не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Г. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и прекращении в отношении него уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Г. с учетом внесенных изменений осужден за пособничество убийству Д.С.В. и за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

4 марта 2001 года Г., Р. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, совершили кражу. Узнав, что Д.С.В., выполняя свой общественный долг, дал показания по делу в качестве свидетеля о совершении ими кражи, вышеуказанные лица решили его за это наказать.

Вечером 14 марта 2001 года Г., Р. и лицо, дело в отношении которого выделены в отдельное производство, встретились с Д.С.В. занимавшимся частным извозом на личной автомашине ВАЗ-21063. Они попросили Д.С.В. отвезти их на дамбу реки Кубань. Выехав из города Черкесска, в процессе совместного употребления спиртного учинили ссору, а затем, реализуя совместный умысел, стали избивать Д.С.В. руками и ногами по различным частям тела. В ходе избиения Р., сознательно допуская наступление смертельного исхода, взял камень средних размеров, подошел к потерпевшему со стороны спины и нанес им 3-4 сильных удара в правую часть его головы, отчего Д.С.В. упал на землю. Р. и Г. продолжили его избиение, В результате ударов камнем по голове Д.С.В. были причинены тяжкие телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы с субдуральной гематомой в правой лобно-височно-теменной области, кровоизлиянием в желудочки мозга, ушиба и отека головного мозга, которые явились непосредственной причиной его смерти. Кроме того, в результате избиения Д.С.В. были причинены телесные повреждения в виде оскольчатого перелома костей носа, многочисленных кровоподтеков и ссадин в области головы, туловища и конечностей. После этого Г. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, с целью избежания возможного сопротивления и сокрытия следов преступления, связали руки и ноги Д.С.В., положили в багажник автомашины и под управлением Г. выехали на ней в карьер, расположенный возле трассы Черкесск-Хабез, где оставили тело Д.С.В.

В ту же ночь Г., Р. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, по предварительному сговору между собой завладели автомашиной Д.С.В. стоимостью 40000 рублей и поехали в г. Черкесск. В городе работники ГИБДД попытались остановить автомашину. Г. и другие, заехав в тупик, бросили похищенную автомашину и убежали.

В надзорной жалобе осужденный Г. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и прекращении в отношении него уголовного преследования. По мнению осужденного, приговор вынесен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Доказательства его виновности получены путем незаконных методов ведения следствия. По делу не проверено его заявление о наличии алиби. Показания Р., признанные судом достоверными, таковыми не являются. Квалификация его действий как соучастие в убийстве Д.С.В. определена неправильно.

Рассмотрев надзорную жалобу с проверкой материалов уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что доводы жалобы подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность Г. в совершении преступлений подтверждена исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, допрошенный в ходе предварительного следствия Р. в присутствии адвоката показал, что 14 марта 2001 года вместе с М. и Г. встретили Д.С.В., которому они ранее продали украденный телевизор. Решив "проучить" его за дачу против них свидетельских показаний, попросили отвезти их на дамбу реки Кубань. Приехав к реке и распив привезенные с собой спиртные напитки, они стали избивать Д.С.В. В ходе избиения Р. подобрал с земли средних размеров камень и ударил им потерпевшего несколько раз сзади в область головы, отчего последний упал. Решив избавиться от Д.С.В., Р. и Г. положили его в багажник автомобиля, принадлежавший потерпевшему, и по дороге выбросили его из автомобиля, на котором сами поехали в город Черкесск. В городе автомобиль, на котором они ехали, попытались остановить работники ГИБДД, однако они предприняли попытку скрыться, но наехали на бетонную плиту и, бросив автомобиль, убежали.

Эти показания были подтверждены Р. при производстве осмотров места происшествия с его участием, в которых также участвовал адвокат.

Показаниям Р. судом дана надлежащая оценка, они давались в присутствии адвоката, являются полными, последовательными и согласуются с показаниями потерпевшей Д.Е.И., данными протокола осмотра места происшествия и обнаружения трупа Д.С.В., протокола осмотра автомобиля Д.С.В., выводами заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Д.С.В., показаниями свидетелей и другими доказательствами, поэтому доводы, изложенные в надзорной жалобе Г. о том, что суд положил в основу приговора только показания Р., являются несостоятельными.

Доводы Г. о постановлении приговора на основании недопустимых доказательств опровергаются материалами уголовного дела, из которых видно, что показания Г. и Р., данные ими при допросах в качестве свидетелей 17-18 марта 2001 года, в силу ст. 75 ч. 2 УПК РФ судом были исключены из числа доказательств по делу и не учитывались при постановлении обвинения.

Всем остальным доказательствам, в том числе и показаниям самого Г. на предварительном следствии, признававшего, что он также наносил удары потерпевшему, судом дана надлежащая оценка, они были исследованы  в судебном  заседании  и  обоснованно  положены  в  основу обвинения.

Этими доказательствами опровергается утверждение Г. о наличии у него алиби.

Судом проверялось заявление Г. о примененных в отношении него незаконных методах ведения следствия и обоснованно, с приведением в приговоре мотивов принятого решения, отвергнуто.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Вместе с тем доводы Г. о неправильной квалификации его действий по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "б" УК РФ являются обоснованными.

По делу установлено, что Г. вместе с остальными осужденными наносил Д.С.В. удары руками и ногами в различные части тела, в том числе и в голову.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, эти повреждения могли быть причинены тупыми твердыми предметами, в том числе сжатыми кулаками и носками обутых ног.

То есть участие Г. в причинении тяжкого вреда здоровью Д.С.В. сомнений не вызывает.

В связи с этим, квалификация его действий как физическое пособничество Р. в убийстве Д.С.В., заключающееся в соучастии в избиении и сокрытии следов преступления и трупа, является ошибочной.

Согласно приговору, суд установил наличие умысла на причинение смерти Д.С.В. лишь у Р.

У остальных осужденных, в том числе и у Г., наличие такого умысла не установлено.

Как указано в приговоре, "все подсудимые желали наказать, проучить потерпевшего за свидетельские показания. Однако данный умысел не был конкретизирован, и не удалось добыть достаточных доказательств того, что все подсудимые желали или сознательно допускали наступление смертельного исхода".

Поскольку, согласно приговору, Г. принимал участие в причинении тяжкого вреда здоровью Д.С.В. за то, что тот, давая показания следователю, выполнял свой общественный долг, действия его в этой части подлежат квалификации по ст. 111  ч. 2 п. "а" УК РФ.

Кроме того, как видно из приговора, суд признал доказательством виновности Г. его явку с повинной, однако данному обстоятельству не дал оценки и не учел это обстоятельство при назначении наказания.

При таких данных явку с повинной необходимо признать смягчающим наказание Г. обстоятельством и учесть при решении вопроса о назначении ему наказания как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности.

С учетом положений ст. 10 УК РФ и изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года, подлежит исключению из приговора указание во вводной части приговора о судимости Г. по приговору от 18 января 2001 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ, поскольку действия Г. с наркотическим средством марихуаной в размерах, определенных судом, в настоящее время преступными не являются и исключены из приговора от 18 января 2001 года постановлением судьи Чердынского районного суда Пермской области от 5 марта 2005 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Г. удовлетворить частично.

2. Приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 18 сентября 2002 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 августа 2003 года в отношении Г. изменить:

исключить из вводной части приговора указание о судимости Г. по приговору от 18 января 2001 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ;

переквалифицировать его действия со ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 111 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года), по которой назначить 8 лет лишения свободы.

По ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) наказание Г. смягчить до 4 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) и ст. 111 ч.2 п. "а" УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначить 12 лет лишения свободы.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 июня 2006 г. N 240-П06


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.