Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 35-О06-8 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве и принуждении свидетелей к даче ложных показаний, соединенном с угрозой убийством, в заведомо ложном доносе о совершении преступления, соединенном с обвинением лица в совершении тяжкого преступления и с созданием доказательств обвинения, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено с учетом содеянного, данных о личности виновных и смягчающих наказание обстоятельств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 15 июня 2006 г. N 35-О06-8


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 15 июня 2006 года кассационные жалобы адвокатов Г.С.Н. и К. на приговор Тверского областного суда от 29 декабря 2005 года, которым

С., родившийся 29 октября 1979 года в г. Твери,

- осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 10 лет; по ст. 33 ч. 5 и 306 ч. 3 УК РФ на 2 года; по ст. 309 ч. 2 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ш., родившийся 1 июня 1983 года в г. Твери,

- осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 9 лет; по ст. 306 УК РФ на 3 года; по ст. 309 ч. 2 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Г.Л.П. со С. и Ш. в возмещение материального ущерба солидарно 16376 руб. 50 коп. в компенсацию морального вреда по 30000 руб. с каждого.

По приговору суда осуждены С. и Ш. за умышленное убийство Г.А.В. и принуждение свидетелей к даче ложных показаний, соединенное с угрозой убийством, кроме того, Ш. за заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого преступления и с созданием доказательств обвинения, а С. за пособничество в совершении Ш. данного преступления в форме устранения препятствий.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ М.М.М., выступление адвокатов В., К., защитника Б., поддержавших доводы жалоб адвокатов Г.С.Н. и К., мнение прокурора П. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах: адвокат Г.С.Н. в защиту Ш. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, считает, что суд неправильно квалифицировал его действия по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, необоснованно признав виновным в убийстве Г.А.В., поскольку Ш. никаких действий, могущих причинить какой-либо вред, не говоря о смерти, не предпринимал. Не установлено, что осужденным применялось насилие к Г.А.В. и того он не удерживал во время нанесения двух смертельных ударов С., то есть не создавал условия для реализации умысла на убийство. Сговора на убийство не было, а все последующие действия Ш. следует расценивать как отказ от совершения преступления. Также не доказано, что Ш. понуждал свидетелей к даче ложных показаний с угрозой убийством, а если они и произносились, то не носили характер реальных, которых следовало бы опасаться. Судом не изучена личность Ш. и не назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, хотя у него имеются психические расстройства.

Адвокат К. в защиту С. также просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение из-за несоответствия выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам. С. признал, что на почве неприязненных отношений нанес два удара ножом Г.А.В., от которых тот скончался. Однако никакого предварительного сговора не было, и содействия в убийстве потерпевшего Ш. не оказывал. Никакого принуждения к даче ложных показаний по отношению к свидетелям И-вым и угроз он не оказывал и не высказывал. При этом С., признавая себя виновным по ст. 33 ч. 5 и 306 ч. 3 УК РФ, показал, что по просьбе Ш. ударил того несколько раз по лицу, чтобы тот обвинил работников милиции в незаконном нанесении ему телесных повреждений. Суд критически отнесся к таковым показаниям С., вместе с тем следовало критично оценить показания И.М.В., а суд критически отнесся к показаниям И.А.В., не была беспристрастным свидетелем и Л. То есть не доказано совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Обсудив доводы, изложенные в кассационных жалоба и проверив материалы дела, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным. Выводы суда о виновности осужденных С. и Ш. в совершении указанных в приговоре преступлений являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно приведенных в приговоре.

Так, осужденный С. в суде подтвердил, что в ходе ссоры с Г.А.В. нанес два удара ножом в грудь и в шею, отчего Г.А.В. упал, а нож был вымыт Л. и выброшен с балкона. Во время нахождения в Заволжском РОВД, по просьбе Ш., несколько раз кулаком ударил последнего по лицу, чтобы обвинить в этом работников милиции.

Осужденный Ш. в судебном заседании подтвердил, что во время ссоры С. ударил Г.А.В. ножом.

Доводы жалоб о том, что убийство Г.А.В. было совершено одним С., что Ш. не принимал участия в убийстве потерпевшего и не оказывал содействие С. в этом, что у них не было договоренности на убийство Г.А.В., что Ш. не высказывал угрозы убийством потерпевшим И.М.В. и И.А.В., являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так, из показаний потерпевшей И.А.В. видно, что когда потерпевший Г.А.В. в очередной раз пришел и стал звонить в квартиру, Ш. и С. вышли на лестничную площадку. Вскоре она услышала ругань и шум, а когда вышла на площадку вслед за И.М.В., увидела, что Г.А.В. лежит в крови, а С. и Ш. находятся рядом. Через некоторое время И.М.В. рассказала ей, что Г.А.В. убили С. и Ш.

На предварительном следствии потерпевшая И.А.В. (допрошенная под псевдонимом "Колючая") показала о том, что Ш., увидев в глазок Г.А.В., сказал С.: "Давай, завалим его". С. сказал: "Ладно", и взяв из кухни два ножа, один передал Ш. На лестничной площадке С. и Ш. потащили Г.А.В. к лестнице, говоря при этом: "Сейчас получишь свое". Затем С. и Ш. каждый не менее двух раз ударил потерпевшего ножом. Положив Г.А.В. на площадку, осужденные стали спрашивать друг у друга: "Что делать?".

До приезда работников милиции С. и Ш. сказали всем присутствующим, чтобы о случившемся ничего не говорили, угрожая, что в противном случае всем будет худо. В период с марта по июнь 2005 года С. и Ш. неоднократно угрожали ей убийством, если она расскажет правду.

Аналогичными являются показания потерпевшей И.М.В. и свидетеля Л., данные на предварительном следствии и исследованные в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 281 УПК РФ


При осмотре места происшествия на лестничной площадке обнаружен труп Г.А.В. со следами насильственной смерти.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Г.А.В. наступила от колото-резаных ранений шеи и грудной клетки. Также имеются ссадины правой щеки и передней поверхности груди справа.

Эксперт М. показал, что проникающие ранения вероятнее всего причинены одним ножом. Ссадины на лице и груди могли быть причинены рукояткой ножа.

Таким образом, данные судебно-медицинской экспертизы и показания эксперта М. не исключают выводы суда о том, что потерпевшему были нанесены четыре удара ножом. Это обстоятельство подтверждается и показаниями потерпевших И.М.В., И.А.В. и свидетеля Л.

При таких данных, оценив все доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденных по данным составам преступлений и правильно квалифицировал их действия: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, поскольку они действовали с прямым умыслом на убийство Г.А.В., заранее договорившись о совершении убийства и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, в том числе и Ш., который сначала склонил С. к этому, а затем совместно с ним применял насилие, удерживал Г.А.В. на месте, не давая уйти, нанеся тому удары, подавляя тем самым сопротивление потерпевшего и лишая его возможности защищаться; а также и по ст. 309 ч. 2 УК РФ, как принуждение свидетелей И-вых к даче ложных показаний, соединенное в угрозой убийством в их адрес. Содеянное осужденными заведомо ложного доноса и пособничество С. в совершении этого преступления   Ш., не  обжалуется  и квалифицировано судом правильно.

Личности осужденных исследованы полно и объективно, в том числе и Ш., который  судом  в  соответствии  с заключением судебно-психиатрической  экспертизы  обоснованно  признан  судом вменяемым.

Экспертиза проведена квалифицированными экспертами-психиатрами, выводы  которых  мотивированы и сомнений в их  достоверности  не вызывают и для проведения новой или повторной экспертизы нет законных оснований и необходимости.

Вопрос о наказании  осужденных разрешен  судом  правильно, с учетом содеянного, данных о личности виновных и смягчающих наказание обстоятельств, и  назначенное им каждому наказание является справедливым.

Судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, определила:

приговор Тверского областного суда от 29 декабря 2005 года в отношении С. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Г.С.Н. и К. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 35-О06-8


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.