Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2006 г. N 48-О06-65 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве двух лиц подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено в соответствии с законом и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 29 июня 2006 г. N 48-О06-65


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Р.И.А. и адвоката Б.А.П. на приговор Челябинского областного суда от 17 марта 2006 года, которым

Р.И.А., 8 апреля 1969 года рождения уроженец г. Магнитогорска Челябинской области, ранее судим: 26 января 2004 года по ст.ст. 115 ч. 2, 161 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден условно досрочно на 1 год 4 месяца 9 дней, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 18 годам лишения свободы, а на основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Р.И.А. в пользу А.Т.В. 150000 рублей компенсацию морального вреда.

Заслушав доклад судьи Х.В.С. и мнение прокурора Г.И.А. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Р.И.А. признан виновным в умышленном убийстве двух лиц: Ч.А.В. и С.В.В., совершенном 1 августа 2005 года в г. Магнитогорске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Р.И.А. просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законодательства, допущенными судом; утверждает, что он нанес на почве ссоры один удар ножом Ч.А.В., причинив ей тяжкий вред здоровью, а в совершении убийства двух лиц свою вину отрицает; полагает, что суд постановил приговор на противоречивых доказательствах: показаниях свидетелей Дуб., П.В.В., Д.В.Ф., которые являются недопустимыми; подвергает сомнению объективность показаний свидетелей М., Н. и других, являющихся работниками милиции, о том, что потерпевшая рассказала о причиненном ей ранении парнем по имени Игорь, хотя согласно показаний ее отца свидетеля Дег., дочь в силу своего состояния не могла правильно изложить о произошедшем; заключение экспертизы об отсутствии его (Р.И.А.) крови на рубашке потерпевшего подтверждает его непричастность к убийству, однако причастность других лиц не проверена и обстоятельства дела установлены неправильно;

адвокат Б.А.П. также просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, приводя доводы, аналогичные доводам жалобы Р.И.А., полагает, что выводы суда о виновности осужденного основаны на предположениях.

В возражении государственного обвинителя П.О.А. на кассационные жалобы указывается на их необоснованность.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Суд с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства непосредственно исследовал в судебном заседании представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, оценил их в совокупности и на их основании правильно установил фактические обстоятельства.

О виновности Р.И.А. в убийстве двух лиц: Ч.А.В. и С.В.В. свидетельствуют следующие доказательства.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на полу в комнате обнаружен труп мужчины (С.В.В.) с колото-резаными ранениями шеи, живота и грудной клетки, и, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего наступила в результате этих ранений, в частности, от слепого колото-резаного ранения мягких тканей шеи слева с повреждением левых яремной вены и сонной артерии, приведшего к острой кровопотере; повреждения причинены за минуты до смерти острым колюще-режущим предметом типа ножа шириной клинка не более 4 см, длиной не менее 11 см с односторонней заточкой.

Смерть Ч.А.В. наступила в результате омертвления части левой височной доли головного мозга, развившейся от посттравматического сужения левой общей сонной артерии, и имеющееся слепое ранение мягких тканей шеи слева с повреждением левых общей сонной артерии и внутренней яремной вены находится в прямой причинной связи со смертью потерпевшей, у которой, кроме того, имелось слепое ранение грудной клетки слева, проникающее в левую плевральную полость с повреждением легкого и околосердечной сорочки, сопровождавшееся кровотечением в левую плевральную полость.

Из показаний свидетелей М. и Н. следует, что, приехав по сообщению в квартиру N 262 по ул. Тевосяна, 11/3, они обнаружили лежащий на полу труп в одной комнате и раненую в шею потерпевшую Ч.А.В., которая была в сознании и сообщила, что ее и сожителя порезал недавно освободившийся мужчина по имени Игорь с татуировкой на теле, с которым они совместно употребляли спиртное.

Свидетель Дуб. подтвердил, что он и Р.И.А. употребляли спиртное с Ч.А.В. и ее сожителем на их квартире, после чего ушли из квартиры, а Р.И.А. намеревался вернуться. Позднее свидетель вышел на улицу и незнакомый мужчина (дед) сказал ему, что Игорь пьяный пошел в сторону своего дома. Зайдя к Игорю, увидел его спящим пьяным на полу в одних трусах, хотел разбудить его, но он не поднялся, сам он был в крови и был порезан палец. Полагает, что убийство совершил Р.И.А.

Свидетель И. пояснил, что встретил Р.И.А. у подъезда; руки и брюки у него были в крови. Вернувшись через 10-15 минут из магазина, он увидел Р.И.А. сидевшим возле лифта, он поднялся в квартиру Р.И.А. и сказал об увиденном родителям Р.И.А.

Из показаний свидетеля Ч.Е.А. следует, что она видела Аню (Ч.А.В.) с двумя молодыми людьми; позднее, часа через 2, она видела одного из этих парней, одетого в светлое, он был возбужден, с руки у него капала кровь. Потом подходил второй парень, спрашивал про первого и пошел в том направлении, куда ему указали и куда убежал первый парень.

Из исследованных судом показаний свидетеля З. следует, что она видела на лестнице следы крови, ведущие с первого этажа до квартиры N 262, где проживала Ч.А.В., и свидетель слышала, как в этой квартире приехавшие работники милиции разговаривали с потерпевшей, спрашивая последнюю, кто это сделал.

Свидетель Л. пояснил, что со слов потерпевшей ее и С.В.В. порезал парень с татуировкой по имени Игорь, проживающий рядом с ее домом. Свидетель по дорожке следов крови дошел до квартиры N 14 в доме N 9 по ул. Тевосяна, где на полу в пьяном виде спал Р.И.А., руки которого были в крови. На следующий день Р.И.А. признал, что он ударил потерпевшую в живот ножом.

Свидетель Д.В.Л. (в жалобах ошибочно указана фамилия Д.В.Ф.), находясь в милиции в качестве задержанного, слышал от Р.И.А., находившегося там же, что он "завалил" двоих и что ему "шьют" дело. В дальнейшем от отца Ч.А.В. узнал, что ее и сожителя зарезал Р.И.А. и что она умерла в реанимации.

Потерпевший Д.В.В. показал, что, когда уходил из дома, то дочь с сожителем были пьяные, потом его позвала старшая дочь, сказав, что там два трупа, но дочь еще была жива и ее увезли в больницу. О случившемся он ее не спрашивал, чтобы не травмировать.

Таким образом исследованные и другие доказательства в своей совокупности подтверждают правильность выводов суда о виновности Р.И.А. и опровергают доводы жалоб о недоказанности вины, о противоречиях в показаниях свидетелей, о недопустимости отдельных показаний.

Свидетель П.В.В. судом вообще не допрашивался и ссылки на его показания в приговоре не содержится, и довод жалобы на это несостоятелен.

Показания свидетелей Дуб., М., Н., Д.В.Л. и других находятся в соответствии друг с другом и фактическими обстоятельствами, и оснований брать под сомнение их объективность не имеется.

Заключение экспертизы вещественных доказательств об отсутствии крови осужденного на рубашке потерпевшего не опровергает выводов суда о вине Р.И.А., который не отрицал ни факта нахождения в квартире Ч.А.В., ни совместного употребления спиртных напитков, ни конфликта с потерпевшей и нанесения ей удара ножом.

Отрицание им вины в убийстве Ч.А.В. и С.В.В. суд обоснованно расценил как средства защиты и желанием уйти от ответственности за содеянное.

Действия Р.И.А. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 УК РФ.

Назначенное ему наказание соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

Иск потерпевшей А.М.А. судом разрешен правильно. Основания для отмены или изменения приговора отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 17 марта 2006 года в отношении Р.И.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката Б.А.П. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2006 г. N 48-О06-65


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.