Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 66-О06-70 Суд изменил приговор, исключив из него объяснение осужденной в качестве источника доказательств ее виновности, поскольку при окончательном предъявлении обвинения органы следствия не ссылались на данное объяснение осужденной в качестве доказательства ее вины, в остальной части приговор оставлен без изменения, т.к. наказание назначено с учетом требований закона и всех обстоятельств дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 20 июня 2006 г. N 66-О06-70


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 20 июня 2006 года кассационные жалобы осужденной П.А.Н. и адвоката Б. на приговор Иркутского областного суда от 29 марта 2006 года, по которому

П.А.Н., 24 июля 1978 года рождения, уроженка с. Харик Куйтунского района Иркутской области

осуждена по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Полякова признана виновной и осуждена за разбойное нападение на Т.В.В. с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему; за убийство Т.В.В. 1969 года рождения, совершенное 24 марта 2005 года в г. Иркутске, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора Т.А.А., полагавшей судебное решение в отношении П.А.Н. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- адвокат Б. в интересах осужденной П.А.Н. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на не верную квалификацию действий П.А.Н., при этом адвокат ссылается на заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой в крови в потерпевшего было обнаружено 2,9% и 4,3% этилового алкоголя, что соответствует сильной степени алкогольного опьянения, способствовавшее наступлению смерти; при жизни у потерпевшего имелась патология со стороны органов пищеварения и ему было запрещено употребление алкоголя; по мнению адвоката, не установлен мотив убийства Т.В.В.; вывод суда о совершении разбойного нападения основан на показаниях свидетеля М., не подтвердившего в судебном заседании свои показания, относительно умысла П.А.Н. на завладение автомашиной потерпевшего;

- осужденная П.А.Н. просит тщательно и объективно разобраться с материалами дела, оспаривает обоснованность осуждения за разбой и убийство, сопряженное с разбоем, ссылаясь на то, что имеющаяся в материалах дела объяснительная не может быть использована в качестве источника доказательств ее виновности, поскольку получена в результате недозволенных методов ведения следствия; показания свидетелей являются противоречивыми, так как на них было оказано психологическое воздействие; полагает, что не доказан факт похищения ею денежной суммы и ее размер; указывает, что она не могла предвидеть возможность наступления смерти потерпевшего и не желала этого.

В возражении государственный обвинитель П.С.М. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденной П.А.Н. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования П.А.Н., допрошенная в качестве подозреваемой, не отрицала того обстоятельства, что познакомилась в кафе "Кристина" с мужчиной, с которым затем приехали в гостиницу, где она достала из своей сумочки таблетки снотворного (азалептин), истолченные ею в порошок, дополнительно к этому растолкла еще две таблетки, после чего подсыпала мужчине в стакан с соком и водкой. После этого ушла в душевую комнату, а когда вернулась, обнаружила мужчину спящим. Воспользовавшись этим, завладела сотовым телефоном, деньгами и ключами от автомашины потерпевшего.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания П.А.Н. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в гостиничном номере 12 на базе отдыха Иркутского техникума физической культуры был обнаружен труп Т.В.В. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Т.В.В. наступила в результате отравления лекарственным веществом (азалептин) на фоне алкогольной интоксикации.

В ходе обыска в квартире N 21 дома N 8 микрорайона Зеленый в г. Иркутске, где проживала П.А.Н., были обнаружены и изъяты 7 белых таблеток круглой формы и шесть круглых таблеток желтого цвета.

По заключению эксперта в шести таблетках общей массой 1,452 г. и порошкообразном веществе массой 0,502 г. содержится фармакологически активное вещество клозапин (азалептин), являющееся фармацевтическим препаратом азалептин. В семи таблетках общей массой 1,022 г. содержится сильнодействующее вещество клонедин (клофелин).

Виновность П.А.Н. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П.А.Н. в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему и в убийстве, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав ее действия по п. "в" ч. 4 ст. 162; п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у П.А.Н. умысла на совершение разбоя с последующим убийством надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями П.А.Н. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям П.А.Н. при совершении разбоя и убийства.

Доводы осужденной и адвоката в жалобах на то, что у П.А.Н. отсутствовал умысел на причинение смерти потерпевшему опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний свидетеля С. в ходе предварительного следствия явствует, что со слов П.А.Н. знает о наличии у последней таблеток - сонников, при помощи которых можно усыпить и обворовать потерпевшего.

Свидетель К. пояснял на следствии о том, что П.А.Н. ходит по ресторанам, ищет пьяных мужиков, усыпляет их и похищает вещи потерпевших.

Судом обоснованно отмечено, что о направленности умысла П.А.Н. свидетельствуют ее фактические действия на месте преступления. Желая покончить жизнь самоубийством, путем применения четырех таблеток азалептина, вводит потерпевшему шесть таблеток этого препарата, усилив его действие алкоголем. Данное обстоятельство бесспорно свидетельствует о намерении П.А.Н. причинить потерпевшему смерть.

Доводы кассационных жалоб о необоснованном осуждении за разбой, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку как следует из материалов дела, П.А.Н. при разбое совершала активные действия, после совершения преступления завладела частью похищенного (деньгами, мобильным телефоном), о происшедшем в органы милиции не сообщила. Корыстная цель действий П.А.Н. подтверждается и намерением последней завладеть автомашиной потерпевшего. Указанные обстоятельства в своей совокупности опровергают доводы кассационных жалоб об отсутствии корыстных мотивов убийства Т.В.В.

В судебном заседании проверялись доводы осужденной П.А.Н. о применении к ней в ходе предварительного следствия незаконных методов ведения следствия, однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом с приведением в приговоре соответствующих мотивов такого решения.

Ссылка осужденной П.А.Н. о том, что показания свидетелей являются противоречивыми, не основана на материалах дела, не соответствует имеющимся доказательствам и является несостоятельной. Каких-либо существенных противоречий при допросе свидетелей, которые бы влияли на выводы суда о виновности П.А.Н. из материалов дела не усматривается.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденной об оговоре ее со стороны свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденной, в том числе об отсутствии мотива совершения преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Ссылка адвоката Б. на то, что актом судебно-медицинской экспертизы не дан прямой ответ о причине смерти (по мнению адвоката, смерть потерпевшего не исключена от алкогольной интоксикации), противоречит заключению эксперта, из которого следует, что в крови Т.В.В. было обнаружено лекарственного препарата в количествах, соответствующих смертельной дозе.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденной в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Таким образом, вывод суда о мотивах действий П.А.Н. соответствует имеющимся доказательствам.

Наказание назначено П.А.Н. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ею и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судом необоснованно, в нарушение требований ст. 74 УПК РСФСР, в качестве источника доказательств виновности П.А.Н. признана объяснительная, написанная последней собственноручно в ходе предварительного следствия, тогда как при окончательном предъявлении обвинения органы следствия не ссылались на данное объяснение П.А.Н. в качестве доказательства ее вины. В этой части судебная коллегия считает необходимым внести в приговор изменение, исключив указанное объяснение из числа доказательств вины П.А.Н.

За исключением вносимого изменения, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 29 марта 2006 года в отношении П.А.Н. изменить: исключить из приговора объяснение П.А.Н. в качестве источника доказательств ее виновности.

В остальной части тот же приговор в отношении П.А.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы адвоката Б. и осужденной П.А.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 66-О06-70


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.