Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 66-П06 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия осужденного на старую редакцию ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, действовавшую в момент совершения преступления, указав, что часть четвертая данной статьи является более тяжкой, т.к. при одинаковом размере основного наказания в виде лишения свободы предусматривает дополнительное наказание в виде штрафа, а уголовный закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 7 июня 2006 г. N 66-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ш.А.А. на приговор Нижегородского областного суда от 27 мая 2004 года, по которому

Ш.А.А., родившийся 30 марта 1966 года в г. Горьком, судимый: 16 августа 1988 года по ст.ст. 191-1 ч. 1, 206 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду; 12 марта 1990 года (с учетом изменений, внесенных при кассационном рассмотрении дела 27 апреля 1990 года) по ст.ст. 146 ч. 2 п.п. "а, в", 117 ч. 3, 102 п.п. "а, е" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 41 УК РСФСР назначенным наказанием поглощено неотбытое наказание по приговору от 16 августа 1988 года и окончательно определено 15 лет лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, с конфискацией имущества; 18 июля 1991 года по ст.ст. 15, 188 ч. 1 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, с конфискацией имущества, освобожден условно-досрочно 4 мая 2001 года на 4 года 6 месяцев 7 дней, -

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 15 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 20 лет, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ на 15 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 4 года;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 25 лет лишения свободы;

на основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по приговору от 18 июля 1991 года, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединена неотбытая часть наказания по этому приговору и окончательно назначено 29 лет 6 месяцев 7 дней лишения свободы, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остальной части в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 26 октября 2003 года.

Судом разрешены гражданские иски.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2004 года приговор изменен: действия Ш. со ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ переквалифицированы на ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ, по которой назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы, и на ст. 119 УК РФ, по которой назначено 2 года лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 24 года 6 месяцев лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров ему назначено 29 лет лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденного Ш. поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г. об отказе в удовлетворении надзорной жалобы и о переквалификации действий осужденного со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Ш. осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

Освободившись из мест лишения свободы 4 мая 2001 года, он в г. Н-Новгороде у неустановленного лица приобрел огнестрельное оружие - пистолет конструкции Макарова (ПМ), прибор для снижения звука выстрела (глушитель), не менее 6 боевых патронов к пистолету, которые незаконно хранил в квартирах по месту своего проживания, а также носил при себе. 26 октября 2003 года после совершенных преступлений с применением этого пистолета и боеприпасов он был у него изъят сотрудниками милиции.

26 октября 2003 года, примерно в 15 часов, Ш. в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на завладение чужими денежными средствами путем совершения разбойного нападения и убийства, подыскивая объект для нападения, пришел в фойе бани "Этна", расположенной в г. Н-Новгороде, ул. Волочильная, д. 2 "а", где, сообщив кассиру М.Г.А. и банщице Л., что желает заказать номер в бане на 18 часов, осмотрел окружающую обстановку.

В тот же день, примерно в 18 часов, Ш. в состоянии алкогольного опьянения, вооружившись имевшимся у него пистолетом, заряженным боевыми патронами и снаряженным глушителем, вновь пришел в фойе бани "Этна", подошел к стойке бара, за которой находились кассир М.Г.А. и банщица Л., достал из-под куртки пистолет и, направив его на М.Г.А., потребовал выдать деньги.

После этого осужденный, действуя умышленно, с целью убийства произвел не менее трех выстрелов из пистолета в голову М.Г.А., причинив ей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в виде огнестрельного проникающего сквозного ранения шеи с повреждением мягких тканей, сосудов, позвоночника и спинного мозга, от которых М.Г.А. скончалась на месте происшествия.

Продолжая преступные действия, Ш. умышленно, с целью убийства, произвел не менее трех выстрелов в Л., причинив ей в комплексе тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в виде огнестрельного ранения передней брюшной стенки, проникающего в брюшную полость с повреждением нисходящей части поперечно-ободочной кишки, забрюшинной гематомы, слепого огнестрельного ранения ягодичной области слева, осложнившегося ретикулопатией 4-5 поясничных позвонков.

На звуки выстрелов и крики о помощи Л. в фойе бани вбежал охранник М.А.С.  Ш., продолжая свои  преступные действия, угрожая убийством, направил пистолет в сторону М.А.С., однако выстрелы произвести не смог, так как закончились патроны. М.А.С. выбил пистолет из рук Ш. и с помощью подоспевших П.С.А. и Ж. задержал его до приезда работников милиции, в связи с чем Ш. убийство Л. не довел до конца по независящим от него обстоятельствам.

В надзорной жалобе осужденного Ш. указано, что он не участвовал в совершении преступления, предварительное следствие и судебное разбирательство дела проведены односторонне, на нем и его одежде не обнаружено следов выстрелов, надлежащим образом не учтены данные о его личности и семейном положении, один из судей Верховного Суда РФ дважды участвовал в кассационном рассмотрении дела.

Президиум считает, что оснований для удовлетворения надзорной жалобы не имеется.

Доводы жалобы о том, что Ш. не участвовал в совершении преступления,  опровергаются совокупностью имеющихся в деле доказательств, которые исследованы судом с надлежащей полнотой и получили оценку в приговоре, соответствующую требованиям уголовно-процессуального закона.

Потерпевшая Л. опознала Ш. как мужчину, стрелявшего в М.Г.А. и нее, подтвердила обстоятельства совершенных им преступлений. Она также пояснила, что Ш. заходил в баню и днем, заказав на 18 часов один из номеров.

Обстоятельства  задержания  Ш.  на  месте  преступления подтвердил не только потерпевший М.А.С., но и свидетели П. и Ж.  Свидетель П.  при этом  пояснил,  что  пока М.А.С. и Ж.  удерживали Ш.  до прибытия работников милиции, он подобрал с пола выпавший из рук Ш. пистолет и спрятал его в туалете одного из номеров.

В  указанном им месте действительно был обнаружен пистолет с глушителем.

Каких-либо оснований считать, что потерпевшие и  свидетели  - непосредственные  очевидцы  совершенных  Ш.  преступлений оговорили осужденного, в материалах дела не имеется.

По заключению баллистической экспертизы, обнаруженный пистолет относится к категории огнестрельного оружия, является пистолетом конструкции Макарова калибра 9 мм с прибором для снижения звука выстрела ("глушителем") и пригоден для стрельбы. Обнаруженные в фойе бара и коридоре бани три стреляные пули и шесть стреляных гильз являются частями 9 мм пистолетных патронов к пистолетам конструкции ПМ и выстреляны из обнаруженного пистолета.

Согласно выводам заключения эксперта, на кожаной куртке, свитере (пуловере), в которых Ш. находился в день совершения преступления, выявлены многочисленные отложения железа. Они образовались от контакта с предметом, изготовленным из сплава на основе железа, которым мог быть пистолет конструкции Макарова, изъятый у Ш. и представленный на эту экспертизу.

Судом исследованы доводы Ш. о том, что эти отложения могли образоваться от бытовых ключей или от пряжки ремня, который он носил на брюках. Они обоснованно признаны несостоятельными.

В соответствии с выводами заключений судебно-медицинских экспертиз смерть М.Г.А. наступила от огнестрельного пулевого проникающего сквозного ранения шеи, а Л. причинены огнестрельное ранение передней брюшной стенки, проникающее в брюшную полость, и слепое ранение ягодичной области слева, которые в комплексе причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

При таких обстоятельствах Ш. обоснованно признан виновным в преступлениях.

Судом проверены доводы Ш. об односторонности ведении предварительного следствия. Суд учел, что все показания на предварительном следствии он давал в присутствии адвоката, ему разъяснялись все процессуальные права и положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, с жалобами на незаконные методы ведения предварительного следствия он не обращался. При таких данных суд обоснованно признал эти доводы несостоятельными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав Ш., несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного приговора, не установлено.

Судья Верховного Суда Российской Федерации К.B.C. в соответствии со ст. 63 УПК РФ был вправе повторно участвовать в рассмотрении дела Ш. в суде второй инстанции, так как вынесенное с его участием первое кассационное определение не отменялось в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Вместе с тем по данному делу, исходя из положений, содержащихся в ч. 1 ст. 410 УПК РФ, согласно которым суд надзорной инстанции не связан доводами надзорной жалобы и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме, имеются основания для изменения приговора и кассационного определения.

Суд квалифицировал действия Ш. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ как разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия - пистолета, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Между тем данное преступление совершено 26 октября 2003 года. В это время действовала часть третья статьи 162 УК РФ, предусматривавшая ответственность за разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Часть четвертая введена в статью 162 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ. Она является более тяжкой, поскольку при одинаковом размере основного наказания в виде лишения свободы предусматривает дополнительное наказание в виде штрафа.

Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Поэтому следует переквалифицировать действия Ш. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 г.) и назначить ему наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности и других обстоятельств, указанных в приговоре.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408, 410 ч. 1 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Ш. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Нижегородского областного суда от 27 мая 2004 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2004 г. в отношении Ш. изменить.

Переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 г.) и назначить по ней 15 лет лишения свободы.

На  основании  ст. 69  ч. 3 УК  РФ  по  совокупности  преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з", 119, 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 1 УК РФ, назначить ему 24 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначить 29 лет лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор и кассационное определение в отношении него оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 66-П06


Текст постановления размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.