Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2006 г. N 72-Д05-3 Суд изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия одного из осужденных со ст. 162 на ст. 161 УК РФ, поскольку он насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении потерпевшего не применял и не имел на это умысла, следовательно, в соответствии с законом осужденный должен нести ответственность только за те действия, которые охватывались его умыслом, то есть за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 6 июня 2006 г. N 72-Д05-3


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Л.А.Е. на приговор Читинского областного суда от 10 апреля 2000 года, которым

Л.А.Е., родившийся 28 января 1969 года в с. Карповка, Читинского района Читинской области, судимый 13 марта 2000 года Центральным районным судом г. Читы (с учетом внесенных постановлением президиума Читинского областного суда от 15 марта 2001 года изменений) по ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,

оправдан по п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступления;

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 13.03.2000 г., окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 23 ноября 1999 года.

В срок отбытия наказания зачтено время содержания под стражей в период с 29 сентября 1999 года по 1 октября 1999 года.

Этим же приговором осуждены К.С.В., Д.Н.А. и М.С.И.

В кассационном порядке дело в отношении Л.А.Е. не рассматривалось.

Постановлением Ингодинского районного суда г. Читы от 12 марта 2004 года из приговора Центрального районного суда г. Читы от 13.03.2000 исключен квалифицирующий признак "в крупном размере", постановлено считать Л.А.Е. осужденным по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции закона от 16.12.2003 года, со снижением назначенного наказания на один год. Постановлено считать Л.А.Е. осужденным по приговору судебной коллегии по уголовным делам Читинского областного суда от 10 апреля 2000 года по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) к 10 годам лишения свободы. Наказание, назначенное по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, снижено на 1 год, к отбытию назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет в исправительной колонии строгого режима. Из резолютивной части приговора исключено указание на применение конфискации имущества.

Постановлением президиума Читинского областного суда от 24 февраля 2005 года постановление судьи от 12 марта 2004 года в отношении Л.А.Е. изменено. Постановлено считать Л.А.Е. осужденным по приговору от 10 апреля 2000 года по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. закона от 13.06.1996 г.) к 10 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В надзорной жалобе осужденного Л.А.Е. поставлен вопрос об изменении приговора.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З.В.Я., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и последующих судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации В.Л.Н., полагавшей приговор и последующие судебные решения изменить, переквалифицировать действия Л.А.Е. со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ, по которой назначить наказание в пределах санкции данной статьи, судебная коллегия установила:

Согласно приговору Л.А.Е. осужден за разбойное нападение при следующих обстоятельствах.

24 ноября 1998 года К.С.В., Л.А.Е. и Д.Н.А., сорганизовавшиеся для совершения преступления, в квартире Л.А.Е., в г. Чите по ул. Кастринской, 5 кв. 14, договорились совершить нападение на квартиру Л.А.В. с целью завладения его имуществом, разработали план нападения, распределили роли и действия каждого.

При этом Л.А.Е. должен был, как знакомый Л.А.В., позвонить в квартиру и обеспечить проникновение группы в жилище, а К.С.В. и Д.Н.А., одетые в маски, напасть на потерпевшего, связать его и Л.А.Е., после чего завладеть имуществом.

25 ноября 1998 года около 8 часов утра К.С.В., имея при себе револьвер системы "Наган" и шнур с петлей, предназначенный для связывания, Д.Н.А. и Л.А.Е. на автомашине под управлением И., дело в отношении которого прекращено, прибыли во двор дома N 6 по ул. Кастринской, в г. Чите, где в квартире 71 проживал Л.А.В. с семьей.

Наблюдая за квартирой в течение нескольких часов, и убедившись, что Л.А.В. остался дома один, около 13 часов они зашли в подъезд. Л.А.Е. позвонил в квартиру Л.А.В., а К.С.В. и Д.Н.А., чтобы не привлекать внимание жильцов дома, поднялись вверх по лестнице.

Когда Л.А.В., узнав Л.А.Е., открыл дверь, К.С.В. ворвался в квартиру, напал на потерпевшего, повалил его на пол лицом вниз, стал связывать руки и ноги шнуром. Д.Н.А. помог К.С.В. связать Л.А.В., а Л.А.Е. оставался у входной двери, обеспечивая безопасность группы.

Затем К.С.В. и Д.Н.А. перенесли потерпевшего в ванную комнату, где К.С.В., заклеив потерпевшему рот, имевшимся у него для этой цели скотчем, и приставив револьвер к голове Л.А.В., стал требовать у него деньги, но, убедившись, что денег нет, не посвящая в свои намерения Л.А.Е. и Д.Н.А., решил убить потерпевшего.

Реализуя умысел на убийство, К.С.В., подобранным в квартире молотком нанес Л.А.В. 8 ударов по голове, причинив открытую черепно-мозговую травму, от которой потерпевший скончался на месте.

Выйдя из ванной, К.С.В. присоединился к Д.Н.А. и Л.А.Е., которые, зная о примененном к потерпевшему насилии, опасном для жизни и здоровья, похищали вещи и ценности в квартире.

Похитив имущество, принадлежащее Л.А.В. на общую сумму 33300 рублей, К.С.В., Д.Н.А. и Л.А.Е. на автомобиле скрылись с места происшествия.

Действия Л.А.Е. квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, как совершение разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, неоднократно.

В надзорной жалобе осужденный Л.А.Е. ставит вопрос об изменении приговора от 10 апреля 2000 года в части квалификации его действий, при этом ссылается на то, что заранее разработанный план нападения на квартиру Л.А.В. с целью завладения его имуществом предусматривал лишь ограничение действий хозяина квартиры, но никак не предполагал нанесение телесных повреждений потерпевшему Л.А.В., К.С.В. вышел за рамки оговоренного плана и применил к Л.А.В. физическое насилие. Считает, что суд необоснованно квалифицировал его действия как разбой, просит проверить его доводы и с учетом доказательств, приведенных в приговоре, переквалифицировать его действия на ст. 161 УК РФ - грабеж.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор в отношении Л.А.Е. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и постановлен в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального законов.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени и способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Данные требования закона по настоящему уголовному делу выполнены судом не в полной мере.

Так, суд первой инстанции квалифицировал действия Л.А.Е. по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой.

Между тем, как следует из исследованных в судебном заседании доказательств, Л.А.Е., К.С.В. и Д.Н.А. договорились между собой о завладении имуществом потерпевшего Л.А.В.

Как установил суд в приговоре, Л.А.Е. должен был, как знакомый Л.А.В., позвонить в квартиру и обеспечить проникновение группы в жилище, а К.С.В. и Д.Н.А., одетые в маски, напасть на потерпевшего, связать его и Л.А.Е., после чего завладеть имуществом.

Данных о том, что они договорились о применении к потерпевшему насилия, опасного для его жизни и здоровья, в материалах дела нет. Суд этих обстоятельств также не установил и в приговоре каких-либо доводов в обоснование этого не привел. В приговоре также не приведено доказательств и мотивов того, что Л.А.Е. знал о наличии у К.С.В. револьвера.

Сам Л.А.Е. насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении потерпевшего не применял и не имел на это умысла.

Поскольку телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, были причинены потерпевшему К.С.В., который принял такое решение самостоятельно, что было установлено судом и о чем указано в описательной части приговора, то это свидетельствует о наличии в действиях К.С.В. эксцесса исполнителя данного преступления (разбоя), что согласно ст. 36 УК РФ исключает уголовную ответственность Л.А.Е. за разбой, то есть за действия К.С.В., которые не входили в предмет их договоренности и не охватывались умыслом осужденного Л.А.Е.

Л.А.Е. должен нести ответственность только за те действия, которые охватывались его умыслом, то есть за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Вывод суда о том, что преступление Л.А.Е. совершил в составе организованной группы не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Согласно ст. 35 ч. 3 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Как установлено судом первой инстанции в приговоре, накануне преступления, К.С.В., Л.А.Е. и Д.Н.А. в квартире у Л.А.Е. договорились совершить нападение на квартиру Л.А.В. с целью завладения его имуществом. Для этого они разработали план нападения и распределили роли. На следующий день, проследив за квартирой в течение нескольких часов и убедившись в том, что Л.А.В. остался дома один, они осуществили задуманное преступление.

При таких обстоятельствах в действиях Л.А.Е. отсутствуют такие признаки организованной группы как ее устойчивость и организованность.

Указание в приговоре о том, что К.С.В. и Л.А.Е. ранее совместно совершили преступление, за которое осуждены и отбывают наказание, также не свидетельствует о совершении Л.А.Е. преступления в составе организованной группы.

При назначении наказания осужденному Л.А.Е. за грабеж (по ст. 161 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ) судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, его роль в совершении преступления, а также данные о его личности, которые имеются в материалах уголовного дела.

Согласно ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ местом отбывания наказания Л.А.Е. должна быть назначена исправительная колония общего режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу Л.А.Е. удовлетворить.

Приговор Читинского областного суда от 10 апреля 2000 года, постановление судьи Ингодинского районного суда г. Читы от 12 марта 2004 года, постановление президиума Читинского областного суда от 24 февраля 2005 года в отношении Л.А.Е. изменить: переквалифицировать действия Л.А.Е. со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.), по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет; на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ данное наказание частично сложить с наказанием, назначенным Л.А.Е. по приговору Центрального районного суда г. Читы от 13 марта 2000 года, и окончательно назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Л.А.Е. оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2006 г. N 72-Д05-3


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2007 г., N 2 (в извлечении)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.