Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 915-П05 Суд, изменяя приговор, указал на то, что подлежит исключению указание о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание осужденного, поскольку ранее он был осужден за преступление, которое в настоящее время не является уголовно наказуемым

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 915-П05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. на приговор суда Еврейской автономной области от 11 сентября 2003 года, по которому

М., родившийся 23 января 1971 года в г. Биробиджане, судимый 3 ноября 1999 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 5 октября 2000 года на основании акта амнистии,

осужден: по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы;

по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 13 годам 1 месяцу лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, срок наказания исчислен с 21 января 2003 года.

По делу осуждены также С.В.А, С.А.Л. и П.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 25 марта 2004 года приговор в отношении М. оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденного М. поставлен вопрос об отмене приговора в части осуждения его по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. об оставлении надзорной жалобы без удовлетворения и внесении изменений в судебные решения в связи с нарушением судом требований уголовно-процессуального закона и в порядке, предусмотренном ст. 10 УК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

В начале декабря 2002 года Ш. рассказал М. и С.В.А. о краже своих вещей. Они согласились за вознаграждение отыскать похищенное, к ним присоединились С.А.Л. и П.

7 декабря 2002 года, около 14 часов, они вчетвером, полагая, что кражу совершил К., взломали дверь квартиры, где проживал потерпевший, незаконно проникли туда, но К. не обнаружили.

В тот же день, около 20 часов, узнав местонахождение потерпевшего, осужденные вчетвером пришли к нему и стали требовать вещи Ш. Потерпевший отрицал свою причастность к краже, отказывался куда-либо идти с осужденными. Стремясь добиться признания в краже, а также с целью похищения, осужденные, применяя силу, вывели К. из квартиры, во дворе дома избили, нанося множественные удары руками и ногами по голове и телу.

Затем М., С.А.Л., С.В.А. и П., преодолевая сопротивление потерпевшего, оттащили его к гаражам, где продолжили избиение, требуя признания в краже. Эти действия осужденные продолжали до 24 часов, удерживая потерпевшего в снегу при температуре - 26 градусов. После этого К. положили на санки, помимо его воли перевезли на территорию базы и поместили в холодный гараж, поочередно охраняли, чтобы потерпевший не скрылся.

Опасаясь, что К. может погибнуть от переохлаждения, осужденные около 4 часов утра переместили его в отапливаемое помещение. Однако около 5 часов утра потерпевший скончался от сердечнососудистой и дыхательной недостаточности, вызванной длительным общим переохлаждением организма.

В надзорной жалобе М. просит об отмене приговора и утверждает, что потерпевшего не похищал, насилия к нему не применял; К., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, сам добровольно пошел с ним и другими осужденными.

Рассмотрев надзорную жалобу осужденного М., проверив материалы уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что изложенные осужденным доводы не дают оснований для удовлетворения жалобы.

Вина М. в похищении человека, совершенном с применением насилия, опасного для здоровья, из корыстных побуждений, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшего, установлена судом и подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями в ходе следствия самого М. о том, что Ш. за вознаграждение попросил его, С.В.А. и С.А.Л. помочь найти украденные у него вещи. Подозревая К., они и П. нашли потерпевшего в квартире у Ч., с применением силы вытащили на улицу, избили, при этом он наносил К. удары палкой, чтобы тот сознался в краже. Вчетвером привезли на санках потерпевшего на базу, закрыли там до утра в гараже.

Аналогичные показания давал в ходе следствия осужденный по этому же делу С.

Осужденный П. в судебном заседании показал, что вместе с другими осужденными разыскивал К., который, по их мнению, совершил кражу вещей у Ш. Когда нашли находившегося в состоянии сильного алкогольного опьянения потерпевшего, М. ударил его, требуя признания в краже, затем они силой вывели К. на улицу, стали избивать, продолжая требовать признания, после чего оттащили к гаражам, где продолжили избиение, М. наносил потерпевшему удары палкой по голове и телу. Около полуночи они на санках привезли К. на базу и положили в холодный бокс, поочередно караулили его. Рано утром М. распорядился перенести потерпевшего в теплую сторожку, где К. через некоторое время скончался.

Согласно показаниям свидетеля Ш., он за вознаграждение попросил помочь в поиске похищенных у него вещей М. и С.В.А. С их слов ему стало известно, что те нашли похитителя и притащили его на базу. Около пяти часов утра он пришел туда же, осужденные сказали, что похититель его вещей умер.

Свидетель Ч. подтвердил, что осужденные спрашивали К. о похищенных вещах, но тот ничего вразумительного пояснить не мог, тогда осужденные вывели потерпевшего на улицу. К., в силу объективных причин, не мог оказывать им сопротивления.

В соответствии с выводами заключения судебно-медицинской экспертизы смерть К. наступила от сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности, вызванной длительным общим переохлаждением организма.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности М. и правильно квалифицировал его действия по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Вместе с тем, исходя из положений, содержащихся в ч. 1 ст. 410 УПК РФ, согласно которым при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорной жалобы и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме, Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что приговор и кассационное определение в отношении М. подлежат изменению по следующим основаниям.

Суд указал в приговоре, что при назначении М. наказания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учитывает его особо активную роль в совершении преступления.

Однако суд не мотивировал, в чем выразилась особо активная роль осужденного М. в похищении потерпевшего К. и незаконном проникновении в его жилище, не указана она и при описании преступления, а также в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого.

Фактические обстоятельства дела, как они установлены судом и изложены в приговоре, свидетельствуют о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору.

При таких данных указание суда о признании обстоятельством, отягчающим наказание М., его особо активной роли в совершении преступления подлежит исключению.

Кроме того, из приговора подлежит исключению указание суда о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание М. Признавая наличие в его действиях рецидива преступлений, суд сослался на его судимость за преступление средней тяжести.

М. в соответствии с действовавшим законодательством был осужден 3 ноября 1999 г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы за то, что в июле 1998 г. незаконно приобрел и хранил без цели сбыта наркотические средства в крупном размере - 1,6 грамма марихуаны и 0,32 грамма гашишного масла.

Однако в соответствии с постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г N 76 крупным размером наркотических средств для целей ст. 228 УК РФ являются свыше 6 граммов марихуаны и свыше 0,4 грамма гашишного масла. При таких обстоятельствах, в силу ст. 10 УК РФ, следует признать, что действия М., за которые он был осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ, в настоящее время не являются уголовно наказуемыми.

Поэтому не имеется оснований для признания в его действиях наличия рецидива преступлений.

В связи с исключением из приговора ссылки суда на обстоятельства, отягчающие наказание, назначенное М. наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 и 410 ч. 1 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного М. оставить без удовлетворения.

2. Приговор суда Еврейской автономной области от 11 сентября 2003 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 марта 2004 года в отношении М. изменить.

Исключить из них указание суда о признании обстоятельствами, отягчающими наказание, особо активной роли М. в совершении преступления и рецидива преступлений.

Смягчить назначенное ему наказание по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ до 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 126 ч. 3 п. "в", 139 ч. 1 УК РФ, назначить М. 12 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении него оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 915-П05


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2006 г., N 12


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.