Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 августа 2006 г. N 18-О06-19 Оснований для отмены приговора нет, поскольку виновность осужденного в незаконном приобретении, ношении и хранении боеприпаса, в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, а также в вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия подтверждается материалами дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 августа 2006 г. N 18-О06-19


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 17 августа 2006 года кассационную жалобу адвоката Н. на приговор Краснодарского краевого суда от 27 февраля 2006 года, которым

П., 22 февраля 1962 года рождения, уроженец пос. Нефтегорск Апшеронского района Краснодарского края, несудимый -

осужден по ст. 317 УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к 6 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П. оправдан по ст.ст. 102 п.п. "д, з, н", 108 ч. 1 УК РСФСР за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Е., объяснения осужденного П. и адвоката С.А.Е., поддержавших кассационную жалобу, и мнение прокурора С.Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

П. признан виновным в незаконном приобретении, ношении и хранении боеприпаса, в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также в вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.

Преступления совершены в 1996-1997 годах в Краснодарском крае при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный П. полностью признал вину в незаконном приобретении, ношении и хранении боеприпаса - гранаты, в остальных преступлениях вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Н. считает, что приговор является незаконным и необоснованным в связи с неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона. Полагает, что по эпизоду обвинения П. в хранении боеприпаса и покушения на жизнь сотрудников милиции 2 января 1997 года выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. По ее мнению, предварительное расследование и судебное следствие велись неполно. Не были приняты все предусмотренные законом меры для устранения существенных противоречий, в результате чего П. признан виновным без достаточных оснований. Подробно анализирует доказательства по этому эпизоду обвинения и на основании изложенных доводов полагает, что по данному эпизоду в действиях П. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 317 УК РФ, а в части обвинения по ст. 222 УК РФ вывод суда является необоснованым, поскольку не установлено, что же хранил П., боеприпас или взрывное устройство. П. никто не обвинял в приобретении, хранении и ношении взрывного устройства. По эпизоду обвинения П. в вымогательстве денежных средств у предпринимателя Р. полагает, что состав преступления в действиях П. отсутствует. Ссылается на доказательства, которые по ее мнению подтверждают, что существовал долг Р. перед Е., интересы которого представлял П. Считает, что действия П. могли быть квалифицированы по ст. 330 ч. 1 УК РФ в том случае, если бы Р. был причинен существенный вред, но со стороны потерпевшего не представлены доказательства о причинении ему какого-либо вреда вообще. По эпизоду покушения на жизнь сотрудника милиции Ф. 14 июня 1997 года указывает на противоречия в показаниях потерпевшего, ссылается на другие доказательства по делу и утверждает, что вина П. в совершении данного преступления не доказана. Указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, а именно: П. не своевременно было предъявлено обвинение; 9 суток он содержался под стражей незаконно; в судебном заседании оглашались показания свидетелей З. и Г., показания последней положены в основу приговора, несмотря на возражения защиты; судом не разрешено ходатайство П. о проведении предварительного следствия; не удовлетворено ходатайство П. о приобщении к материалам дела в письменном виде его выступления в прениях, чем нарушена ст. 286 УПК РФ. Просит приговор в части осуждения П. по ст.ст. 317, 163 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить за отсутствием в его деянии состава преступления.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель К. полагает, что доводы жалобы являются необоснованными.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что вопреки утверждениям в кассационной жалобе, выводы суда о доказанности вины П. в совершенных преступлениях основаны на достоверных доказательствах, непосредственно, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, на основе состязательности сторон.

Вина осужденного П. в незаконном приобретении, ношении и хранении боеприпаса и посягательстве на жизнь сотрудников милиции подтверждается показаниями потерпевшего В., свидетелей П.А.Г., П.С.Г, протоколом осмотра места происшествия, заключением взрывотехнической экспертизы и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

П. в судебном заседании признал, что примерно в 1996 году у незнакомого лица незаконно приобрел ручную гранату, но это была не граната Ф-1, которую периодически носил до 2 января 1997 года в целях самообороны. В тот день, когда он на автомобиле "КАМАЗ" с П.А.Г. подъезжал к цеху деревообработки, то его стали останавливать какие-то вооруженные люди. Опасаясь за свою жизнь, поскольку ранее его хотели убить, он не остановился на их требования и проехал мимо. Видя, что эти люди стали его преследовать на автомобиле "Нива", он свернул с трассы на проселочную дорогу, так как думал, что по такой дороге "Нива" его не догонит. Преследовавшие лица стали стрелять по его автомобилю и прострелили колеса. Вспомнив, что у него находится в кармане граната, он решил от нее избавиться. Когда вытаскивал гранату, у нее сорвалась чека. Он выбросил гранату в окно в сторону, не прекращая движение. В тот момент автомобиль сотрудников милиции находился примерно на расстоянии около 500 метров. Проехав около 800 метров, он попросил П. пересесть за руль автомобиля, а сам выпрыгнул из автомашины и убежал в лесной массив. У него не было цели посягать на жизнь сотрудников милиции, и он не знал о том, что его преследуют сотрудники милиции.

Однако показания П. о том, что он не знал, что его преследовали работники милиции, и что у него не было умысла на посягательство на жизнь работников милиции, о чем утверждается и в кассационной жалобе его защитника, опровергаются совокупностью доказательств по делу.

Так, из показаний потерпевшего В. усматривается, что он работал в ОВД Апшеронского района оперуполномоченным отдела уголовного розыска, хорошо знал П., который находился в розыске за совершение тяжких преступлений. 2 января 1997 года он по указанию руководства, в составе оперативной группы вместе с сотрудниками милиции М., О., И. и А. на служебном автомобиле "Нива", под управлением О., выехали для проверки информации о месте нахождения П. и его задержания. О. и А. были в форменной одежде сотрудников милиции. Они приехали к цеху деревообработки и стояли там, разговаривали с рабочими. Спустя некоторое время увидели автомобиль "КАМАЗ", двигавшийся к цеху, за рулем которого был П. и в кабине еще был мужчина. О. увидел П. в кабине и стал подавать ему сигналы, чтобы тот остановился. П. тоже хорошо их видел, в том числе сотрудников милиции в форменной одежде и автомат в руках М. П. не подчинился требованиям остановиться и увеличил скорость автомобиля. С целью задержания П., он, М. и О. сели в автомашину "Нива" и стали его преследовать. П. перекрывал им дорогу своим автомобилем, не давая обогнать его, а затем свернул на проселочную дорогу. Когда они приблизились к автомобилю "КАМАЗ" на расстояние до 10 метров, то он увидел, что водительская дверь "КАМАЗа" открылась и П., вытянув руку, бросил с большой силой в направлении их автомашины гранату. Увидев гранату в руке П. он крикнул об этом своим товарищам, в связи с чем О. остановил автомашину и вместе с М. выскочил из машины, а он остался на заднем сиденье. Граната упала в 5-7 метрах от их автомашины в центре проезжей части дороги, после чего произошел взрыв. В результате взрыва гранаты никто не пострадал, а автомашине "Нива" были причинены незначительные повреждения, не повлиявшие на дальнейшее преследование П. М. стал вести прицельную стрельбу из автомата по колесам "КАМАЗа", который заметно потерял скорость, и его стало заносить по проезжей части дороги. Они увидели в кабине "КАМАЗа" движение, похожее на смену местами П. и пассажира. Проехав некоторое расстояние, П. выпрыгнул на ходу из автомобиля и скрылся в лесном массиве.

Свидетель П.А.Г. показал на предварительном следствии, что когда П. подъехал к цеху и снизил скорость, чтобы высадить его, П.А.Г., то обратил внимание на поведение мужчин рядом с автомашиной "Нива", которые стали указывать на необходимость остановиться. П. неожиданно для него крикнул: "Не выходи, менты", и вместо того, чтобы остановиться, прибавил скорость. Они поехали по трассе в направлении пос. Нефтегорск. За дорогой он не следил, как и за поведением П., так как с преследовавшего их милицейского автомобиля "Нива" начали стрелять по колесам "КАМАЗа", который стал терять скорость, так как колеса прострелили. В левой руке П. он отчетливо увидел гранату темного цвета, на ней были грани. После чего услышал сильный взрыв позади их автомобиля. Проехав еще немного, П. поменялся с ним местами, он сел за руль, а П. выпрыгнул из автомобиля и скрылся в лесу.

В судебном заседании свидетель П.А.Г. изменил показания и стал утверждать, что о том, что у автомобиля были сотрудники милиции, он узнал позже.

Однако суд критически оценил изменение показаний свидетелем П.А.Г. и обоснованно признал достоверными его показания на предварительном следствии, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на заснеженной поверхности дороги, на колее движения, обнаружена воронка взрыва гранаты, скоба от запала гранаты и изъяты осколки со дна воронки и стволов близлежащих деревьев.

По заключению взрывотехнической экспертизы металлические осколки и металлическая пластина, изъятые из стволов деревьев и из воронки на проезжей части дороги на месте происшествия, являются осколками взорванного корпуса ручной осколочной гранаты Ф-1 и скобой взрывателя УЗРГМ. На осколках гранаты и образцах грунта из воронки имеются следы тротила - стандартного средства снаряжения ручных гранат.

Допрошенный в судебном заседании М., заместитель начальника экспертно-криминалистического отдела ГУВД КК, пояснил, что разлет осколков гранаты Ф-1 составляет 200 метров и на этом расстоянии граната является опасной для человека. Ознакомившись с протоколом осмотра автомашины "Нива" он допускает, что повреждения не ней могли произойти от взрыва гранаты, при обстоятельствах указанных в уголовном деле.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что П. незаконно приобрел, хранил и носил боеприпас и что он действовал с прямым умыслом на посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Вина П. в вымогательстве денежных средств у предпринимателя Р. и в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа Ф. установлена показаниями потерпевших Р. и Ф., свидетелей Фед-ва, Г., Н., Л., Т., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Из показаний потерпевшего Р. усматривается, что ему организовали встречу с П., которого он воспринимал как преступного авторитета. При разговоре с ним настаивали на том, что он должен отдать долг Е. в сумме 34 миллионов неденоминированных рублей. Он объяснил, что ничего Е. не должен и платить не будет. На следующий день 14 июня 1997 года его вызвали из цеха на улицу, где было 6 человек, в том числе П. Они спросили; "Деньги привез?". Он ответил: "Нет". Они сказали: "Тогда мы заберем твою машину". Он бросил ключи от "ГАЗели" жене, но они у нее их отобрали. Потом его кинули в автомобиль и привезли на свалку. П. с неизвестными лицами приехал туда на его "ГАЗели". У сторожа они нашли лопату, и повели его в лес. Там П. вытащил пистолет "Макарова", взвел его и направил на него, с целью сломить его и заставить заплатить им деньги, стал заставлять его копать себе могилу. При этом П. сказал: "У меня четыре трупа, ты будешь пятый". Его угрозу он воспринимал реально. В это время из кустов выбежал Е., который сказал, что он сам заплатит и предложил все решить миром. Он естественно согласился. Только он отъехал примерно на расстояние 50 метров, появилась группа работников милиции, которые кричали: "Стой, буду стрелять". Бандиты побежали в россыпную в лес, их преследовали сотрудники милиции, началась стрельба. Вскоре принесли раненого сотрудника милиции, а когда вернулись остальные, он с ними поехал в отдел милиции.

Из протокола осмотра места происшествия с участием потерпевшего Р. видно, что он показал на месте и рассказал об обстоятельствах, совершенного в отношении него преступления.

По заключению судебно-медицинской экспертизы Р. причинены телесные повреждения в виде ссадин в области лица и кровоподтеки грудной клетки слева, которые возникли от действия тупых твердых предметов, возможно от ударов руками, ногами при обстоятельствах, указанных Р., то есть при его избиении 14 июня 1997 года.

Потерпевший Ф. показал, что он работал в ППС Хадыженского отдела милиции. 14 июня 1997 года поступило сообщение о том, что похитили предпринимателя Р. Начальник собрал оперативную группу. Все члены группы были в форменной одежде, бронежилете и каске. Он, Т-тых, Т-ков, Л., К. и З. поехали в район Хадыженской городской свалки, где увидели группу людей, среди которых он узнал П., находившегося в розыске за противоправные действия в отношении сотрудников РОВД. Он, Т-тых, З. и Л. вышли из машины и пошли к этой группе лиц. Когда они приблизились примерно на 50 метров, их увидели и стали разбегаться. Они стали преследовать убегающих, он бежал впереди всех и преследовал П. Когда расстояние между ними сократилось до 30 метров, П. достал пистолет и стал в него прицельно стрелять. Он это хорошо видел, так как они находились в редком лесу, и было еще светло. Он тоже достал пистолет, выстрелил вверх, а потом стал стрелять в П., но П. ранил его в пах и скрылся, а его отвезли в больницу.

Показания потерпевшего Ф. подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, показаниями свидетелей Т-тых, Т-кова, К.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что Ф. причинены телесные повреждения в виде огнестрельного пулевого проникающего сквозного ранения таза с повреждением мочевого пузыря и оценивается как тяжкий вред здоровью.

Вина П. в совершенных преступлениях подтверждается также показаниями свидетелей Е., Ф., Л., М. и других.

Оценка доказательствам судом первой инстанции дана в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности, поэтому не вызывает сомнений.

Судебная коллегия считает, что действия осужденного судом квалифицированы правильно, по основаниям, изложенным в приговоре.

Из материалов уголовного дела видно, что ни органами следствия, ни судом не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката о якобы неправильном применении судом уголовного и уголовно-процессуальных законов. Доводы жалобы о том, что выводы суда о доказанности вины осужденного П. в совершенных преступлениях не подтверждены доказательствами по делу, являются неосновательными, поскольку опровергаются вышеизложенными доказательствами.

Необоснованным является и утверждение адвоката о том, что не установлено, что хранил П., боеприпас или взрывное устройство, и что он не обвинялся в приобретении, хранении и ношении взрывного устройства.

Из постановления о привлечении П. в качестве обвиняемого видно, что ему предъявлено обвинение в приобретении, хранении и ношении боеприпаса - ручной гранаты Ф-1.

Что касается ссылок в кассационной жалобе на то, что П. несвоевременно предъявлено обвинение, и что он 9 суток незаконно содержался под стражей, то из материалов дела видно, что после совершенного преступления П. скрылся, в отношении него был объявлен розыск и вынесено постановление о заключении П. под стражу. После его задержания проводились следственные действия, и решался вопрос о содержании под стражей в установленном уголовно-процессуальном законом порядке.

Адвокат в кассационной жалобе утверждает, что показания свидетелей З. и Г. оглашены в судебном заседании в нарушение требований ст. 281 УПК РФ.

Однако показания свидетеля З. в основу приговора не положены. Показания же свидетеля Г., как усматривается из протокола судебного заседания, судом оглашены по ходатайству государственного обвинителя с согласия подсудимого и его защитника, что соответствует требованиям ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т. 5 л.д. 159).

Из протокола судебного заседания также видно, что указанное в кассационной жалобе ходатайство подсудимого П. о приобщении к материалам уголовного дела его выступления в прениях в письменном виде, которое якобы в нарушение уголовно-процессуального закона судом не удовлетворено, не заявлялось.

Назначенное наказание осужденному П. соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, данным о его личности и обстоятельствам дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 27 февраля 2006 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 августа 2006 г. N 18-О06-19


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение