Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 августа 2006 г. N 75-В06-22 Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что факт нахождения истицы на иждивении судьи в отставке не является достаточным основанием для назначения ей ежемесячного возмещения в связи с его смертью

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 августа 2006 г. N 75-В06-22


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании от 18 августа 2006 года гражданское дело по иску В. об отмене приказа Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Республике Карелия и решения комиссии по назначению ежемесячного пожизненного содержания судьям, признании права на получение ежемесячного возмещения и о возложении на Управление Судебного департамента обязанности назначить ежемесячное возмещение, переданное по надзорной жалобе Управления Судебного департамента в суд надзорной инстанции определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2006 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т., Судебная коллегия установила:

приказом начальника Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Республике Карелия (далее - Управление Судебного департамента) от 2 июня 2005 года N 111 л/с, изданным на основании решения комиссии по назначению ежемесячного пожизненного содержания судьям от 27 мая 2005 года, В. отказано в назначении ежемесячного возмещения в связи со смертью ее мужа - В., являвшегося судьей в отставке.

В. обратилась в суд с заявлением, в котором просила признать недействительными и отменить вышеназванные приказ и решение комиссии, признать за ней право на ежемесячное возмещение в связи со смертью мужа и возложить на Управление Судебного департамента обязанность назначить такое возмещение. Свои требования мотивировала тем, что имеет право на получение ежемесячного возмещения на основании пункта 4 статьи 20 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", как вдова и иждивенка судьи в отставке В., умершего 18 декабря 2004 года, факт нахождения на его иждивении подтвержден решением Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 22 апреля 2005 года.

Решением Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 20 сентября 2005 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 28 октября 2005 года, заявленные требования удовлетворены.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Карелия от 26 апреля 2006 года, рассмотревшим по существу дело, переданное определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2006 года, решение суда и определение судебной коллегии оставлены без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 июня 2006 года дело истребовано по надзорной жалобе Управления Судебного департамента в Верховный Суд Российской Федерации, а определением от 20 июля 2006 года - передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении настоящего гражданского дела судами первой, кассационной и надзорной инстанций было допущено существенное нарушение норм материального права, определяющих меры социальной защиты судьи и членов его семьи.

В силу пункта 4 статьи 20 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в случае гибели (смерти) судьи нетрудоспособным членам его семьи, находившимся на его иждивении, ежемесячно выплачивается возмещение в размере заработной платы занимающего соответствующую должность судьи за вычетом доли, приходившейся на самого судью, без зачета выплат по обязательному государственному страхованию, пенсии по случаю потери кормильца, а равно иных пенсий, заработков, стипендий и других доходов.

Данная норма не может толковаться в отрыве от пункта 7 статьи 20 того же Закона, согласно которому правила, содержащиеся в пункте 4 этой статьи, не применяются, если в предусмотренном законом порядке будет установлено, что причинение вреда судье и членам его семьи не связано со служебной деятельностью судьи.

Аналогичное условие для применения повышенных социальных гарантий, установленных с учетом особого правового статуса судей Российской Федерации и характера деятельности по осуществлению правосудия, предполагающего предоставление более высоких мер государственной защиты (включая социальные) при наличии угрозы посягательства на их жизнь, здоровье и имущество, закреплено в статье 20 Федерального закона от 20 апреля 1995 года N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов". В ней предусмотрено, в частности, что в случае гибели (смерти) судей, в том числе ушедших или удаленных в отставку, вследствие причинения им телесных повреждений или иного вреда их здоровью в связи с их служебной деятельностью нетрудоспособным членам их семей, находившимся на их иждивении, выплачиваются ежемесячные компенсации. Согласно части десятой названной статьи основанием для отказа в выплате страховых сумм и компенсаций в предусмотренных ею случаях является только приговор или постановление суда в отношении лица, признанного виновным в гибели (смерти) должностного лица, указанного в части первой данной статьи, или причинении ему телесных повреждений либо уничтожении или повреждении принадлежащего ему имущества, которым установлено, что перечисленные события не связаны со служебной деятельностью этого лица.

Из приведенных правовых норм в их взаимосвязи следует, что обязательным условием для назначения ежемесячного возмещения вреда, причиненного смертью (гибелью) судьи, в том числе находившегося в отставке, является наличие причинной связи между полученными этим лицом телесными повреждениями или иным вредом здоровью, ставшими причиной его смерти, и осуществлением им своих обязанностей судьи.

Толкование понятия служебной деятельности судьи и решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи между гибелью (смертью) судьи и его служебной деятельностью осуществляется судом на основе доказательств, оцениваемых по правилам статьи 67 ГПК РФ.

При этом, как видно из содержания части десятой статьи 20 упомянутого Федерального закона, развивающей положение пункта 7 статьи 20 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" о порядке установления отсутствия указанной причинной связи, в тех случаях, когда гибель (смерть) судьи наступила вследствие причинения ему телесных повреждений или иного повреждения здоровья по вине третьих лиц, действует презумпция того, что обстоятельства, послужившие причиной смерти судьи, заведомо связаны с его служебной деятельностью, если иное не будет установлено приговором или постановлением суда в отношении этих лиц.

Суд не установил наличие причинной связи между смертью В. и его деятельностью в качестве судьи, ошибочно полагая, что не имеется оснований для применения пункта 7 статьи 20 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации". Не установлено и обстоятельств, свидетельствующих о неправомерном посягательстве третьих лиц на жизнь и здоровье судьи В., с учетом которых можно было бы исходить из презумпции того, что событие, послужившее причиной его смерти, связано со служебной деятельностью судьи.

Неправильно применив нормы материального права, регулирующие меры социальной защиты судьи и членов его семьи, суд оставил без внимания и оценки доказательства, представленные Управлением Судебного департамента в подтверждение своего довода об отсутствии причинной связи между смертью В. и его служебной деятельностью в качестве судьи, в частности, справку МУЗ "Больница скорой медицинской помощи" г. Петрозаводска о причинах смерти В. (л.д. 20), сообщение прокуратуры г. Петрозаводска (л.д. 28).

Факт нахождения В. на иждивении судьи в отставке не является достаточным основанием для предоставления ей повышенных социальных гарантий в связи с его смертью. Данный факт может иметь правовое значение лишь при решении вопроса о назначении трудовой пенсии по случаю потери кормильца (ст. 9 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Поскольку судом допущена ошибка в применении норм материального права вследствие которой обстоятельства, имеющие значение для дела, не установлены, то судебные постановления подлежат отмене, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 20 сентября 2005 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 28 октября 2005 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Карелия от 26 апреля 2006 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 августа 2006 г. N 75-В06-22


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.