Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 4-О06-91 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном из корыстных побуждений, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих исключение из числа доказательств заключений проведенных по делу экспертиз, не допущено

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 июля 2006 г. N 4-О06-91


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных К.В.А., С., адвоката А.Д.В. на приговор Московского областного суда от 10 мая 2006 года, которым

К.В.А., 28 февраля 1955 года рождения, уроженец города Орехово-Зуево Московской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

С., 18 ноября 1970 года рождения, уроженец города Москвы, судимый 27 сентября 2005 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 3 года условно с испытательным сроком в 3 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", выступление представителя потерпевшей Б. просившего приговор оставить без изменения, осужденных К.В.А., С., адвоката А.Д.В. по доводам жалоб, прокурора К.Е.А. полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

При обстоятельствах изложенных в приговоре суда К.В.А. и С. признаны виновными в совершении в городе Орехово-Зуево Московской области убийства А.Н.Н. из корыстных побуждений.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный К.В.А. просит приговор отменить, при этом указывает, что его вина не доказана, неправильно определена дата совершения преступления, не установлено событие преступления, труп не найден. Осужденный С. в своих первых показаниях оговорил его, показания свидетеля А. основаны на догадках, а к свидетелю Ш. применялись недозволенные методы следствия, поэтому они должны быть исключены из числа доказательств по делу. В нарушение закона он был одновременно ознакомлен с постановлением следователя о назначении экспертиз и их заключениями.

Осужденный С. просит приговор отменить, указывает, что убийство А. он совершил один, без участия К.В.А. и по неосторожности, утверждает, что все изложенные в приговоре доказательства свидетельствуют о его невиновности в умышленном убийстве, в своих первых показаниях оговорил К.В.А., в суде давал правдивые показания, однако они судом не приняты во внимание.

Адвокат А.Д.В. (в интересах К.В.А.) просит приговор отменить, указывает, что вина К.В.А. в совершении преступления не доказана, приводит подробный анализ доказательств, свидетельствующих, по его мнению, о невиновности осужденного. Имеющиеся в материалах дела экспертизы назначены и проведены с нарушением требований ст.ст. 195 ч. 3, 167 ч. 1, 198 ч. 1, 75 УПК РФ и ст. 50 Конституции РФ, поэтому должны быть исключены из числа доказательств по делу. После ознакомления обвиняемых и защитников, дело перешивалось следователем, о чем свидетельствует другая нумерация листов. В нарушение требований ст. 294 УПК РФ судья необоснованно возобновил судебное следствие, в ходе которого нарушил принцип состязательности сторон.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель А.А.С. указывает о своем несогласии с ними и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К.В.А. и С. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Из показаний С. в качестве подозреваемого, обвиняемого, в ходе очной ставки с К.В.А. и проверки показаний на месте совершения преступления суд установил, что с целью завладения квартирой потерпевшей, по предложению К.В.А., осужденные договорились об ее убийстве. Установили маршруты ее передвижения и 20 апреля 2005 года около детского садика остановили потерпевшую, затащили в машину "ВАЗ-2107" принадлежащую К.В.А., вывезли в лес, где оба наносили удары ногами по голове. Когда она перестала подавать признаки жизни, вырыли яму, положили туда труп, облили бензином, подожгли, а затем зарыли. Одежду, сумку, зонт сожгли в другом месте и с места преступления скрылись. О совершенном преступлении Сыщиков рассказал Ш., a 3 мая 2005 года добровольно сообщил в органы милиции и написал явку с повинной.

Доводы в жалобах о недопустимости показаний С. судом тщательно проверены, обоснованно опровергнуты, выводы об этом подробно изложены в приговоре.

При этом судом принято во внимание, что показания С. содержат детальные подробности, которые могли быть известны только участвовавшему в совершении преступления лицу, кроме того, его показания согласуются с другими проверенными судом доказательствами, поэтому правильно не исключены из числа доказательств по делу.

Показания С. о том, что потерпевшую перевозили на машине, подтверждены заключением экспертизы, согласно которой волосы обнаруженные на заднем сидении машины К.В.А. могли принадлежать потерпевшей.

С. показал место захоронения трупа и пояснил, что при копке ямы корни деревьев были обрублены топором, труп облит бензином и подожжен.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что в указанном С. месте действительно обнаружена яма, при копке которой обрубались корни деревьев, с помощью примененного газификатора обнаружено присутствие паров бензина, в яме, указанной С. обнаружена серьга из желтого металла. В другом месте указанном С. обнаружены фрагменты не до конца сгоревшей одежды, металлические части зонта и кошелька.

Дочь потерпевшей А.К.В. опознала серьгу и фрагменты одежды как принадлежащие ее матери, в которых она находилась 20 апреля 2005 года, о чем свидетельствует протоколы предъявления для опознания, имеющиеся в материалах дела.

Свидетель Ш. в ходе предварительного следствия подтвердил, что в двадцатых числах апреля С. рассказал, что совместно с К.В.А. совершил убийство женщины, с которой К.В.А. судился из-за квартиры.

Доводы в жалобах о совершении С. неосторожного убийства без участия К.В.А., а также применении к С. и Ш. недозволенных методов следствия проверены судом и обоснованно опровергнуты, при этом суд правильно пришел к выводу об изменении показаний Ш. с целью облегчить долю ответственности К.В.А., выводы об этом подробно изложены в приговоре.

Позиция С. в суде об оговоре К.В.А. явно надуманна, неубедительна и опровергается совокупностью исследованных в суде и приведенных в приговоре доказательств.

В судебном заседании установлено, что осужденные давно знакомы между собой, К.В.А. разрешил С. проживать в принадлежащей сожительнице К.В.А. квартире, которая была предметом сделки и последующего судебного разбирательства, явившихся поводом к убийству А.Н.Н.

Вопреки доводам жалоб, дата совершения преступления органами следствия и судом установлена правильно, выводы суда в этой части подробно мотивированы и у кассационной инстанции сомнений не вызывают.

При этом судом принято во внимание, что свидетель Т. и А.К.Б. видели потерпевшую последний раз 20 апреля 2005 года, после этого у родственников и знакомых она не объявлялась. Т. рассталась с А.Н.Н. в 12 часов 20 апреля 2005 года на автобусной остановке. А.Н.Н. весь вечер обзванивала родственников и знакомых, а на следующий день 21 апреля 2005 года обратилась в милицию.

Как правильно указано в приговоре: решение суда в порядке гражданского судопроизводства об объявлении А.Н.Н. умершей и установлении даты смерти А.Н.Н. преюдициального значения для рассмотрения уголовного дела не имеет.

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих исключение из числа доказательств заключений проведенных по делу экспертиз не имеется.

Ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз одновременно с выводами экспертов, не может служить основанием к отмене приговора, поскольку при ознакомлении с постановлениями и заключениями экспертиз, а также материалами уголовного дела сторона защиты каких-либо ходатайств или заявлений о постановке дополнительных вопросов не заявляла. К.В.А. был согласен с заключениями экспертиз, и после ознакомления с материалами дела в ходатайстве указал, что все проведенные по делу экспертизы свидетельствуют о его невиновности.

Нарушений принципа состязательности сторон и требований ст. 294 УПК РФ при возобновлении судебного следствия судом не допущено, сторонам было предоставлено право задавать вопросы эксперту, допрашиваемым лицам, причем адвокат А.Д.В. активно участвовал в этом, заявил ходатайство о повторном допросе свидетеля М., которое судом удовлетворено.

Что касается изменения нумерации некоторых листов дела, то данные доводы жалобы адвоката А.Д.В. выяснялись судом и обоснованно признаны несущественными.

На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных и правильно квалифицировал их действия.

Корыстный мотив преступления нашел подтверждение в судебном заседании.

По делу установлено, что сделка по обмену квартирами была совершена, после чего А. обратилась в суд о признании ее недействительной, суд удовлетворил ее исковые требования.

Из показаний С. следует, что Костин, намереваясь путем убийства, избавится от проблем связанных с этим, решил убить А. и обещал С. за помощь в убийстве проживание в одной из квартир. С. дополнил, что К.В.А. высказывал намерение лишить жизни и других претендентов на квартиру. На основании этих доказательств, суд пришел к правильному выводу о корыстном мотиве действий осужденных.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все влияющие на размер наказания обстоятельства, в том числе явку с повинной С. и активное способствование раскрытию преступления, поэтому оснований для смягчения коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену либо изменение приговора, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 10 мая 2006 года в отношении К.В.А. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 4-О06-91


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение