Определение ВК Верховного Суда РФ от 27 июля 2006 г. N 6Н-193/05 Суд направил дело на новое рассмотрение, поскольку решение жилищной комиссии войсковой части о снятии военнослужащего с учета нуждающихся в получении жилых помещений является незаконным, т.к. право последнего в силу закона на обеспечение жильем за счет Министерства обороны РФ осталось не реализованным, в связи с чем он подлежит восстановлению на таком учете с последующим обеспечением жилым помещением в соответствии с его желанием перед увольнением с военной службы в запас быть обеспеченным жильем за счет государственного жилищного сертификата

Определение ВК Верховного Суда РФ
от 27 июля 2006 г. N 6Н-193/05


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 июля 2006 года гражданское дело по исковому заявлению Л.А.M. о признании незаконными действий начальника научно-исследовательского центра ракетных войск и артиллерии Вооруженных Сил РФ (далее - войсковая часть 48254) и жилищной комиссии части, связанных с исключением его из списков личного состава части, а также снятием с учета нуждающихся в получении жилых помещений.

Заслушав доклад генерал-лейтенанта юстиции К., а также мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры Г., полагавшего необходимым состоявшиеся по делу судебные решения отменить и направить дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

Л.А.M. обратился в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд с исковым заявлением о признании незаконными действий начальника войсковой части 48254 и жилищной комиссии части, связанных с исключением его из списков личного состава части, а также снятием с учета нуждающихся в получении жилых помещений.

Решением указанного гарнизонного военного суда от 6 января 2004 года заявленные Л.А.M. требования оставлены без удовлетворения.

Определением Ленинградского окружного военного суда от 19 февраля 2004 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а кассационная жалоба заявителя - без удовлетворения.

Определением судьи Ленинградского окружного военного суда от 11 августа 2004 года, с которым согласился председатель этого суда, в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции заявителю отказано.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 27 июля 2005 года дело по надзорным жалобам Л.А.M., Л.Д.М., Л.М.П. и Л.Т.В. направлено для рассмотрения по существу в президиум Ленинградского окружного военного суда.

Постановлением президиума Ленинградского окружного военного суда от 12 октября 2005 года состоявшиеся по делу судебные постановления оставлены без изменения, а надзорные жалобы заявителей - без удовлетворения.

В надзорных жалобах, поданных в Военную коллегию Верховного Суда РФ, Л.А.M., Л.Д.М., Л.М.П. и Л.Т.В. просят состоявшиеся по делу судебные постановления отменить и вынести новое решение об удовлетворении заявленных Л.А.M. требований в полном объеме, мотивируя просьбу тем, что суды существенно нарушили нормы материального права. В обоснование надзорных жалоб заявители приводят следующие доводы.

Они считают, что отметка о постановке на регистрационный учет является уведомительным актом и не связана с нормами материального права, регулирующими правоотношения в области обеспечения военнослужащих жилыми помещениями.

Отметка о регистрационном учете не может влиять на обеспечение военнослужащих жилым помещением в силу независимости друг от друга данных правовых институтов.

Кроме того, заявители утверждают, что суды необоснованно сделали вывод о том, что если, Л.А.М. зарегистрирован по адресу нахождения квартиры его родителей и указанное жилое помещение соответствует нормам предоставления жилья, то он обеспечен таковым и его нельзя признать нуждающимся в получении жилого помещения от Министерства обороны РФ.

Далее заявители утверждают, что суды неправомерно руководствовались нормами ЖК РСФСР, регулирующими отношения в области государственного и общественного жилищных фондов, тогда как ему следовало руководствоваться главами 35 и 36 ГК РФ с соблюдением жилищного законодательства и правил о регистрации.

В заключение надзорных жалоб делается вывод о том, что Л.А.M., несмотря на наличие отметки о регистрационном учете по месту нахождения квартиры его родителей, имеет право на обеспечение жилым помещением за счет Министерства обороны РФ и, следовательно, подлежит восстановлению на учете нуждающихся в получении жилых помещений в войсковой части 48254.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2006 года гражданское дело по заявлению Л.А.M. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Рассмотрев материалы дела и доводы надзорных жалоб, Военная коллегия находит состоявшиеся по делу судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

Факт постановки Л.А.M. на регистрационный учет по месту нахождения квартиры родителей по адресу: г. Санкт-Петербург, пр. Наставников, д. 29/3, кв. 87, явился основанием для признания его судами имеющим постоянное место жительства и, следовательно, обеспеченным жилым помещением.

Данное обстоятельство повлекло за собой вынесение решения об отказе в удовлетворении заявленного требования о признании его нуждающимся в получении жилого помещения в связи с увольнением с военной службы в запас за счет Министерства обороны РФ.

Между тем одним из основных юридически значимых обстоятельств, установить и исследовать которое надлежало судам, в том числе и надзорной инстанции, является то, какова правовая природа института регистрационного учета и какие последствия для военнослужащего влечет регистрационный учет не по месту прохождения им военной службы при решении вопроса о постановке или отказе в постановке его на учет нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий).

Так, в соответствии со ст. 3 закона РФ от 25 июня 1993 года N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", а также п. 4 постановления Правительства РФ от 17 июля 1995 года N 713 "Об утверждении правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию", регистрационный учет по месту жительства и по месту пребывания вводится в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом.

Проанализировав указанные нормы закона, Военная коллегия приходит к выводу о том, что институт регистрационного учета носит уведомительный характер, бесспорно обладает одновременно и регулятивными, и охранительными функциями и позволяет гражданину как осуществлять беспрепятственно гражданские права и свободы во всех случаях, когда их осуществление невозможно без регистрационного учета (осуществление права на совершение гражданско-правовых сделок, права избираться и быть избранным, права на защиту чести и достоинства и т.д.), так и нести обязанности перед другими гражданами, государством и обществом (деликтные обязательства, обязательства из неосновательного обогащения и т.д.).

Регистрация или отсутствие таковой, в соответствии с указанными нормативными правовыми актами, не могут служить основанием для ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 40 и п. 1 ст. 45 Конституции РФ каждый имеет право на жилище. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

На основании п. 1 ст. 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет десять лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по состоянию здоровья без предоставления им жилых помещений.

Из материалов гражданского дела следует, что майор запаса Л.А.M. с августа 1987 года по июнь 1991 года проходил обучение в Военном артиллерийском университете; с 1991 по 1994 гг. проходил военную службу в войсковой части - полевая почта 50618 Западной группы войск; с 1994 по 1996 гг. - в войсковой части 32447 в поселке Мулино Московского военного округа; с 1996 по 1999 гг. являлся слушателем Военного артиллерийского университета; с 1999 года до увольнения с военной службы в запас - в войсковой части 48254 на должности научного сотрудника.

За время военной службы, продолжительность которой составляла 16 лет 1 месяц, жилым помещением от Министерства обороны РФ не обеспечивался.

Женат, имеет ребенка.

С 24 декабря 1999 года состоял на учете нуждающихся в получении жилого помещения в войсковой части 48254.

В 2003 году в связи с предстоящим увольнением с военной службы в запас в связи с признанием его военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе включен в список кандидатов на получение государственного жилищного сертификата.

Решением жилищной комиссии войсковой части 48254 от 17 декабря 2003 года N 2 Л.А.M. снят с учета нуждающихся в получении жилых помещений и принято решение ходатайствовать об аннулировании документов на предоставление ему жилищного сертификата.

Основным мотивом действий указанных должностных лиц жилищной комиссии части послужило то обстоятельство, что Л.А.M. обеспечен жилым помещением в силу постановки его 29 января 1999 года на регистрационный учет по месту нахождения квартиры его родителей по адресу: г. Санкт-Петербург, пр. Наставников, д. 29/3, кв. 87; а также то, что указанное жилое помещение соответствует нормам предоставления жилья, в том числе с учетом указанного военнослужащего.

Оценивая действия должностных лиц в связи со снятием истца с учета нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), правомерность которых впоследствии признана судами, в том числе и надзорной инстанции, Военная коллегия приходит к выводу о том, что законность действий должностных лиц вызывает сомнение, поскольку, если следовать логике судебных решений, то получается, что майор Л.А.M., прослуживший в Вооруженных Силах РФ более 16 лет, не получавший от военного ведомства жилого помещения для постоянного проживания, до постановки на регистрационный учет по месту нахождения квартиры родителей, будучи проходящим военную службу в войсковой части 48254, имел право на получение жилого помещения за счет Министерства обороны РФ, а встав на такой учет - потерял его.

Данный вывод однозначно противоречит положениям п. 3 ст. 15 указанного выше Федерального закона "О статусе военнослужащих", в соответствии с которым военнослужащие до получения ими жилых помещений по их просьбам регистрируются по адресам воинских частей.

Из смысла данной нормы следует, что закон не связывает получение военнослужащими и членами их семей жилых помещений с необходимостью постановки их на регистрационный учет по месту прохождения военной службы.

Таким образом, военнослужащий до обеспечения его и членов его семьи жилым помещением вправе состоять на регистрационном учете в любом месте, что не является основанием для снятия его с учета нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий) по мотивам обеспеченности таковым.

В данном конкретном случае суды, в том числе и надзорной инстанции подменили понятия регистрационного учета и обеспеченности жильем, поскольку постановка Л.А.M. на регистрационный учет по месту нахождения квартиры родителей не могла и не может повлечь для него те последствия, которые стали предметом обжалования в суд первой инстанции по изложенным выше основаниям.

Кроме того, из материалов гражданского дела следует и не опровергалось ответчиком, что главным условием командира войсковой части 48254 при решении вопроса о прохождении Л.А.M. военной службы в этой части являлось наличие у последнего отметки о постоянной регистрации в г. Санкт-Петербурге.

Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что постановка истца на регистрационный учет по месту нахождения родительской квартиры, по сути, являлась вынужденной мерой (л.д. 90).

Одним из основополагающих при разрешении данного вопроса является обстоятельство, и это следует из протокола судебного заседания и не опровергалось ответчиком, что Л.А.M. после назначения его на должность научного сотрудника войсковой части 48254 обращался к командиру части с просьбой о постановке его на регистрационный учет по месту нахождения части, однако в ходе личной беседы с указанным должностным лицом в удовлетворении таковой заявителю отказано.

Данный факт свидетельствует о существенном нарушении прав и законных интересов истца со стороны командира части, гарантированных п. 3 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Кроме этого, в пользу доводов надзорных жалоб свидетельствует и то обстоятельство, что жилое помещением принадлежит на праве собственности родителям истца и брату в силу договора от 18 ноября 1993 года N 22648 о передаче квартиры в собственность граждан. Согласно данному договору отдельная трехкомнатная квартира по адресу: г. Санкт-Петербург, пр. Наставников, д. 29/3, кв. 87, является объектом права собственности трех граждан - отца Л.А.M., его матери и брата. Сам истец к указанной квартире никакого отношения не имел как до приобретения ее в собственность означенными гражданами, так и после.

В соответствии со ст. 288 ГК РФ право собственности на жилое помещение заключается в осуществлении собственником права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением. В соответствии с указанной нормой закона, родители истца и его брат вправе предоставить ему жилое помещение в пользование, однако такое предоставление не влечет за собой автоматическое обеспечение последнего таковым.

Из протокола судебного заседания следует, что родители истца и его брат - собственники квартиры, дали согласие на постановку его на регистрационный учет по месту нахождения их квартиры с условием того, что последний обязуется сняться с учета после получения жилого помещения от Министерства обороны РФ.

Во исполнение этого устного соглашения Л.А.M. со своими родственниками заключил письменное соглашение аналогичное по своему содержанию устному, что не получило опровержения в ходе судебного заседания (л.д. 89).

Заключение соглашения означало и означает, что собственники жилья определили правовой статус истца по отношению к их квартире, выражающийся в том, что последний в силу закона не имеет никаких прав на нее, а только лишь состоит на регистрационном учете по месту нахождения жилого помещения и, следовательно, указанное обстоятельство, вопреки решениям судов, не может означать обеспечение последнего жильем.

В данной связи представляется неуместной ссылка судов на ст. 54 ЖК РСФСР, определяющей права членов семьи нанимателя жилого помещения, к коим заявитель в силу закона, как имеющий свою семью, перестал иметь отношение, а также в силу изменения правового статуса жилого помещения.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что решение жилищной комиссии войсковой части 48254 о снятии Л.А.M. с учета нуждающихся в получении жилых помещений является незаконным, поскольку право последнего в силу закона на обеспечение жильем за счет Министерства обороны РФ осталось не реализованным, в связи с чем он подлежит восстановлению на таком учете с последующим обеспечением жилым помещением в соответствии с его желанием перед увольнением с военной службы в запас быть обеспеченным жильем за счет государственного жилищного сертификата.

С учетом вышесказанного следует признать, что все судебные инстанции вопреки законодательству и нормативным актам, регулирующим вопросы обеспечения военнослужащих жилыми помещениями во время прохождения ими военной службы и после увольнения из Вооруженных Сил РФ, допустили такие нарушения материального права, которые в силу особой важности для заявителя по делу являются существенными.

Поскольку юридически значимые обстоятельства, применительно к данному гражданскому делу, не в полной мере исследованы в суде первой инстанции, что не позволило гарнизонному военному суду всесторонне оценить законодательную регламентацию оспариваемых Л.А.M. действий должностных лиц и правильно ее истолковать, решение суда, как и все последующие судебные постановления, подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 386, 388 и 390 ГПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

надзорные жалобы Л.А.M., Л.Д.М., Л.М.П. и Л.Т.В. удовлетворить.

Решение Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда от 6 января 2004 года, определение Ленинградского окружного военного суда от 19 февраля 2004 года и постановление президиума Ленинградского окружного военного суда от 12 октября 2005 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.



Определение ВК Верховного Суда РФ от 27 июля 2006 г. N 6Н-193/05


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.