Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 45-О06-56 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено с учетом требований закона, соответствует тяжести преступления и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 22 июня 2006 г. N 45-О06-56


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 июня 2006 года кассационное представление государственного обвинителя Т. на приговор Свердловского областного суда от 14 марта 2006 года, которым

Г., родившийся 11 июля 1983 года в г. Верхняя Пышма Свердловской области, ранее судимый:

1) 15 декабря 2004 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 6 апреля 2005 года на 5 месяцев 6 дней;

2) 19 января 2006 года по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 8 годам 1 месяцу лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 19 января 2006 года окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

А., родившийся 16 сентября 1984 года в г. Верхняя Пышма Свердловской области, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г. и А. осуждены за умышленное причинение смерти Р., совершенное группой лиц.

Преступление совершено 17 августа 2005 года в г. Верхняя Пышма Свердловской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Г. и А. виновным себя признали полностью.

Заслушав доклад судьи С., мнение прокурора П., полагавшей кассационное представление оставить без удовлетворения, судебная коллеги установила:

В кассационном представлении государственным обвинителем ставится вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и направлении уголовного дела на новое рассмотрение.

В представлении не оспаривается доказанность вины осужденных, правильность квалификации их действий и справедливость назначенного им наказания.

Вместе с тем, государственный обвинитель указывает в представлении, что согласно предъявленному Г. и А. обвинению, перед тем, как перенести потерпевшего Р. к месту, где ему впоследствии были нанесены удары деревянным бруском и ножом, Г. нанес потерпевшему не менее 5 ударов ногами по телу, а А. нанес не менее 4 ударов ногами по телу и не менее 4 ударов ногами по голове потерпевшего.

Указанные действия осужденных нашли свое полное подтверждение в судебном заседании, однако, суд в нарушение требований п.п. 1 и 3 ст. 307 УПК РФ указал в приговоре, что Г. нанес потерпевшему не менее 4 ударов ногами по телу и не менее 4 ударов ногами по голове. Таким образом, суд безмотивно исключил из обвинения Г. нанесение одного удара ногами по телу потерпевшего и, выйдя за рамки предъявленного ему обвинения, дополнил обвинение нанесением 4 ударов ногами по голове потерпевшего, а также без каких-либо оснований исключил из предъявленного А. обвинения нанесение им не менее 4 ударов ногами по телу и не менее 4 ударов ногами по голове потерпевшего.

Кроме того, в представлении обращено внимание на то, что суд не указал в приговоре, чем конкретно были нанесены А. не менее 10 ударов по голове Р., в то время как согласно предъявленному А. обвинению эти удары он нанес ногами, а перечисляя телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, суд не указал в приговоре проникающее колото-резаное ранение груди с повреждением средней доли правого легкого.

Государственный обвинитель считает, что таким образом суд существенно нарушил требования закона и вынес приговор, не соответствующий фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Г. и А. в совершении указанного выше преступления основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно приведенных в приговоре.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании осужденные Г. и А. полностью признали себя виновными в убийстве Р., при этом они не отрицали, что нанесли потерпевшему множественные удары кулаками и ногами, а затем перетащили его в кусты, где продолжили его избиение, наносили ему множественные удары кулаками и ногами, а также деревянным бруском и ножом.

Признательные показания осужденных полностью согласуются с другими исследованными судом доказательствами, в частности: с показаниями свидетеля Е., из которых следует, что он видел как Г. и А. избивали Р., наносили ему удары руками, ногами и деревянной палкой, а А. также и ножом; с выводами судебно-медицинской экспертизы о количестве, локализации, механизме образования обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и причине наступления его смерти; с данными протоколов осмотра места происшествия и других следственных действий.

Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных в совершенном преступлении, получены с соблюдением требований УПК РФ.

Надлежащим образом оценив приведенные выше доказательства в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и А. в умышленном причинении смерти Р., совершенном группой лиц, и правильно квалифицировал их действия.

При этом суд правильно указал в приговоре, что о наличии у осужденных умысла на убийство потерпевшего свидетельствуют количество причиненных телесных повреждений, их локализация и орудия преступления.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о нарушении судом при постановлении приговора требований ст. 307 УПК РФ.

Судом обоснованно признано и не оспаривается в кассационном представлении, что действия осужденных носили совместный и согласованный характер и убийство потерпевшего они совершили группой лиц. Поэтому то обстоятельства, что суд не конкретизировал в приговоре действия осужденных согласно предъявленному им обвинению, не является основанием к отмене приговора.

При таких обстоятельствах, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не усматривает.

Психическое состояние осужденных судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрических экспертиз они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60-63 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, смягчающих, а у Г. и отягчающих наказание обстоятельств.

Назначенное осужденным наказание соответствует тяжести содеянного и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Свердловского областного суда от 14 марта 2006 года в отношении Г. и А. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 45-О06-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.