Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июня 2006 г. N 5-О06-23 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных незаконным путем, совершенной организованной группой в крупном размере, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 июня 2006 г. N 5-О06-23


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 13 июня 2006 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора Е.О.Е. и по кассационным жалобам осужденных З.Ю.Ю., Б.С.И. и Т.А.В. и адвокатов З.Е.Ю., К.Г.А., А.В.В. и Ф.Ю.А. на приговор Московского городского суда от 26 декабря 2005 года, которым

З.Ю.Ю., родившийся 30 января 1973 года в пос. Загорянский Щелковского района Московской области, несудимый,

осужден по ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Оправдан по ст. 210 ч. 1 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Б.С.И., родившийся 10 мая 1972 года в г. Дархан Монгольской Народной Республики, несудимый,

осужден по ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Оправдан по ст. 210 ч. 1 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Т.А.В., родившийся 12 июня 1962 года в совхозе Красная Горка Асикеевского района Оренбургской области, несудимый,

осужден по ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Оправдан по ст. 210 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Г.Н.С., родившаяся 23 июня 1968 года в г. Лениногорске Татарской АССР, несудимая,

осуждена по ст. 174 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет.

Оправдана по ст. 210 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи И.Г.П., объяснения осужденных Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. и адвокатов З.Е.Ю., К.Г.А., А.В.В., Ф.Ю.А., просивших приговор отменить и дело прекратить, и мнение прокурора Е.О.Е. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда З.Ю.Ю., Б.С.И., Т.А.В. и Г.Н.С. признаны виновными в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных незаконным путем, то есть в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными незаконным путем, а равно в использовании указанных средств для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, совершенных организованной группой в крупном размере.

В судебном заседании З.Ю.Ю., Б.С.И., Т.А.В. и Г.Н.С. виновными себя не признали.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

При этом утверждается, что З.Ю.Ю., Б.С.И., Т.А.В. и Г.Н.С. совершили легализацию денежных средств в составе преступного сообщества, созданного и руководимого З.Ю.Ю. и Б.С.И. На это, по мнению автора представления, указывают длительность преступных связей между осужденными и многократное совершение ими тяжкого преступления, наличие у них единых целей, направленных на регулярное отмывание денежных средств, приобретенных в результате незаконной предпринимательской деятельности, наличие единой кассы из взносов от преступной деятельности, которая являлась финансовой базой этого сообщества, существование в сообществе конспирации и иерархии подчинения. Суд не дал оценку доказательствам, которые подтверждают эти фактические обстоятельства, в частности, протоколам обыска, в ходе которого в офисе "Эко-Бюро" были изъяты крупные наличные денежные средства, как в иностранной валюте, так и в рублях, ежедневные отчеты о движении денежных средств, хранящихся в электронном виде на магнитном носителе "JAZ", в которых для конспиративности указаны шифрованные названия участников преступного сообщества и подробные описания перемещения финансовых средств, полученных от незаконной предпринимательской деятельности указанных лиц, изъятию из офиса З.Ю.Ю. и Б.С.И. печатей и факсимильных клише подписей руководителей фиктивных фирм, показаниям ряда свидетелей, с помощью которых были расшифрованы черновые записи З.Ю.Ю. и Б.С.И. Кроме того, суд указал в приговоре, что в ходе судебного следствия факт создания Б.С.И. и З.Ю.Ю. преступного сообщества для совершения тяжких преступлений и руководства им, а также участия Т.А.В. и Г.Н.С. в преступном сообществе полностью подтвержден.

В возражениях адвокат А.В.В. в защиту интересов осужденного Т.А.В. и адвокат Ф.Ю.А. в защиту интересов осужденной Г.Н.С. просит оставить кассационное представление без удовлетворения.

В кассационных жалобах:

осужденный З.Ю.Ю. утверждает, что он не занимался отмыванием денежных средств, не разрабатывал план таких действий, не имел никакого отношения к предпринимательской деятельности Т.А.В. и Г.Н.С., в том числе, к приобретению молдавского вина и итальянской мебели, деятельность ЗАО "МРК-Транзит" была законной, у этого общества имелась лицензия на реализацию алкогольной продукции, к тому же, Т.А.В. сам лично не занимался этой деятельностью, ее осуществляли другие лица - Ч. и Арт., которые, однако, в судебном заседании не были допрошены, ООО "Трион-Союз" имело государственную регистрацию, поэтому его предпринимательская деятельность была законной, суд не дал оценку многочисленным нарушениям уголовно-процессуального закона, допущенным органами предварительного следствия, которые не сообщили ему состав следственной бригады, допрашивали его без участия адвоката, не ознакомили либо ознакомили частично с заключениями большинства экспертиз и постановлениями об их назначении, личный обыск провели в присутствии лиц противоположного пола, при обыске в офисе ООО "Эко-Бюро" не разъяснили ему права, не предъявили изымаемые предметы, проведение судебно-бухгалтерской экспертизы поручили лицу, которое участвовало в деле в качестве понятого, и было допрошено в качестве свидетеля.

Суд дал ненадлежащую оценку этому заключению, оставив без внимания, что экспертами исследовались документы и определялись суммы по периодам, которые не инкриминировались ему, и завышались цены.

Суд также не проверил выводы аудиторских проверок, оставил без внимания, что аудиторы использовали ксерокопии без подписи, без установления источника их получения, сумму прибыли установили неверно и заключение всеми аудиторами не подписано.

Он также считает, что суд незаконно огласил показания свидетелей Арт., Ч., Кр., Пан., В., Бег. и других, показания свидетеля Анд. вообще не исследовал, но в приговоре сослался на них.

Осуждение по ст. 174 ч. 3 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года считает не соответствующим требованиям ст. 10 УК РФ.

При назначении наказания суд не учел влияние наказания на условия жизни его семьи, в которой имеется два грудных ребенка, страдающих аллергией и неработающая жена.

Просит приговор отменить и дело прекратить;

осужденный Б.С.И., ссылаясь на изменения, внесенные в ст. 174 УК РФ ФЗ от 7 августа 2001 года, считает, что совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами, полученными заведомо незаконным путем, было частично декриминализировано путем изменения указания с "незаконности" получения денежных средств на "преступность" их получения, в связи с этим, осуждение его по ст. 174 ч. 3 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года не соответствует требованиям ст. 10 УК РФ о применении уголовного закона, устраняющего преступность деяния или иным образом улучшающего положение лица.

Полагая, что применению подлежала редакция ст. 174 УК РФ, указанная в обвинительном заключении, согласно которой необходимо, чтобы денежные средства были получены преступным путем, Б.С.И. утверждает, что судом факт получения денежных средств преступным путем не установлен. В приговоре не описано деяние, в результате которого получены денежные средства, впоследствии якобы легализованные, и не приведены соответствующие доказательства и квалификация этого деяния, а ссылка суда на постановление следователя о прекращении уголовного преследования (осужденных) за незаконное предпринимательство и подделку документов является несостоятельной, так как этот документ не является актом, устанавливающим преступность действий лица и не имеет преюдициального значения. К тому же, суд не проверил соответствие действительности изложенных в постановлении следователя обстоятельств.

Продолжая настаивать на том, что для состава легализации денежные средства должны быть получены преступным, а не просто незаконным путем, Б.С.И. утверждает, что денежные средства от торговли итальянской мебелью не были получены преступным путем. ООО "Трион-Союз", через которое Г.Н.С. осуществляла торговлю итальянской мебелью, было зарегистрировано, о чем указано и в приговоре, лицензии на торговлю мебелью не требовалось, а регистрация его на основании чужого утерянного паспорта, то есть с нарушением установленных правил, криминализировано только в 2002 году и поэтому в действиях Г.Н.С., занимавшийся торговлей мебелью в 1997-1998 годах, нет состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Денежные средства от торговли молдавским вином также не были получены преступным путем.

Т.А.В. имел лицензию, копия которой и ответ на ее выдачу были представлены суду защитой, однако суд дал неправильную оценку этим документам, признав их недостоверными, не проверил источники их происхождения, не дал оценку тому, что в период 1997-1998 годов законодательство допускало осуществление лицензирования торговли алкогольной продукции Главами местных Администраций.

Б.С.И. также утверждает, что суд неправильно установил размер денежных средств, якобы легализованных им, и включил в общую сумму прибыль не только от реализации молдавского вина, но и от иной предпринимательской деятельности, которая как незаконная ему не вменялась. Выводы суда о том, что Т.А.В. передавал денежные средства по указанию Б.С.И. и З.Ю.Ю., являются надуманными, продажа мебели на сумму 22053659 рублей вообще не осуществлялась, поэтому эти денежные средства необоснованно указаны в приговоре, как легализованные впоследствии.

Б.С.И. также утверждает, что ему не было известно о незаконной деятельности фирм и лиц, их возглавляющих, он не знал, что Т.А.В. торговал молдавским вином без лицензии, а в действиях Г.Н.С. по торговле итальянской мебелью вообще отсутствует состав преступления.

Б.С.И. также утверждает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона, а также доказательства, которые не были исследованы судом.

К таким доказательствам он относит протоколы осмотров и экспертные исследования предметов, изъятых из офиса ООО "Эко-Бюро" (компьютерные носители, печати и факсимиле различных коммерческих организаций), указывая на то, что при обыске эти предметы неправильно фиксировались. Затем они неоднократно осматривались, но не всегда упаковывались и опечатывались, что, по его мнению, не исключает возможности не процессуального доступа к ним, а также возможности их подмены, в суде эти вещественные доказательства не исследовались. Документы, положенные в основу приговора, были распечатаны через полтора года после изъятия компьютерных дисков, которые все это время не были опечатаны, при копировании информации с диска "JAZ" не присутствовал специалист, не осмотрены жесткие диски, исследованы только внешние носители информации.

Кроме того, судебно-бухгалтерская экспертиза проведена экспертом, который до этого участвовал в качестве понятого при выемке документов, и был допрошен свидетелем по этому делу. Аудиторские проверки проведены с нарушением правил аудиторской деятельности в РФ, однако аудиторы в суде не допрошены, а их заключения положены в основу приговора. Заключение товароведческой экспертизы по молдавскому вину также является недопустимым доказательством.

Б.С.И. также утверждает, что органы предварительного следствия не конкретизировали обвинение, так как не указали четко редакцию статьи Особенной части УК РФ, суд, устраняя эту ошибку следствия, взял на себя функции обвинения, чем нарушил принцип состязательности сторон (ему предъявлена ч. 3 ст. 174, а суд указал признаки и санкцию, предусмотренные ч. 4 ст. 174), кроме того, в обвинительном заключении в отношении него не приведен перечень доказательств (повторно указан перечень доказательств в отношении З.Ю.Ю.), однако суд отказался по этим основаниям возвращать дело прокурору.

Б.С.И. просит приговор отменить и дело прекратить.

В первоначальной жалобе Б.С.И. также указывал на несправедливость приговора, ссылаясь на то, что при назначении наказания суд не учел длительность содержания его под стражей в период предварительного следствия, не совершение им преступлений и правонарушений после освобождения на подписку о невыезде, а также семейное положение и положительную характеристику; осужденный Т.А.В. утверждает, что он не осуществлял деятельность, связанную с продажей молдавского вина, этим занимались Арт. и Ч., которые в судебном заседании не допрошены. Фирма, которой руководил он (ЗАО "МРК-Транзит") выполняла погрузочно-разгрузочные работы. Не отрицает, что для развития своей фирмы заключал два договора займа, по которым возвратил деньги фирмам, но это никак не связано с продажей молдавского вина. По 4 договорам перечислил деньги в погашении пая Ч., имевшегося в его фирме ЗАО "МРК-Транзит". Свидетели, которые дают показания против него, заинтересованы в деле, так как сами причастны к торговле молдавским вином. После реорганизации ЗАО "МРК-Транзит" в ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" он был лишен права распоряжаться финансами, но следствие не разграничило деятельность этих двух фирм, и вменила ему все суммы, распечатанные с компакт-диска, которые он якобы передал наличными. Он никаких документов от имени ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" не подписывал. Эта фирма занималась продажей молдавского вина в соответствие со своей уставной деятельностью, документы подписывали Арт. и Ч., заявки на переводы денежных средств были адресованы не ему, а Арт., документы на оплату его жилья подписывал также Арт. Название "Смоленка" лично к нему не относится, под ним подразумевались разные лица, в том числе Арт. и Ч. За рубежом у него нет счетов, имеющиеся там деньги к нему отношения не имеют, они принадлежат свидетелю Брат., который это подтвердил в судебном заседании;

адвокат А.В.В. в защиту интересов осужденного Т.А.В. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что реализацией молдавского вина занималась ЗАО "Корпорация МРК-Транзит", руководителями которой являлись Ч. и Арт., а не Т.А.В., они же подписывали платежные поручения, органами предварительного следствия не изымались и не исследовались учредительские документы ЗАО "МРК-Транзит" и ЗАО "Корпорация МРК-Транзит", а, между тем, в них могла находиться лицензия на оптовую торговлю алкогольной продукцией. Органы предварительного следствия не выясняли у Арт. и Ч., была ли такая лицензия и в судебном заседании эти лица не допрошены.

Суд не дал в приговоре оценку показаниям свидетеля Кр. (гл. бухгалтера), показаниям в судебном заседании свидетелей Брат., Шаш., М. и Куд., которые подтвердили, что Т.А.В. являлся только исполнителем указаний Арт. и Ч., торговлей вином он не занимался. Суд отверг показания еще ряда свидетелей, которые также поясняли, что Т.А.В. не являлся руководителем. Суд указал на поступление молдавского вина по двум контрактам, однако самих контрактов в деле нет и неизвестно, кем они подписаны, а Т.А.В. отрицает, что подписывал их, неизвестно также, поступало вино по последнему контракту. Защита представила суду ответ о выдаче лицензии, однако суд неправильно оценил этот документ, сопоставив его с доказательством, которое судом же признанно недопустимым. Ответы отдельных государственных органов об отсутствии регистрации лицензии не указывает не ее отсутствие вообще, так как в приговоре не указан орган, который должен выдавать такие лицензии. Таким органом является Госалкогольинспекция при Правительстве РФ, а в деле отсутствуют сведения из этого органа. Поскольку лицензия, выданная Госалкогольинспекцией, не подлежала регистрации в Московской лицензионной палате, ответы из нее не имеют доказательственного значения. О наличии лицензии поясняли в суде свидетели, но в приговоре не указаны мотивы, по которым их показания отвергнуты.

Адвокат также оспаривает выводы суда о том, что денежные средства перечислялись З.Ю.Ю. на счет ЗАО "МРК-Транзит" для незаконной предпринимательской деятельности Т.А.В., утверждая, что речь в данном случае идет об обычных договорах займа. Т.А.В. не мог также передавать деньги от продажи молдавского вина в марте 1997 года, так как вино начало поступать только в сентябре 1997 года. Перекопированная электронная информация с диска "JAZ" не может являться доказательством передачи Т.А.В. наличных денег З.Ю.Ю., так как в деле отсутствует протокол изъятия диска "JAZ", сам диск не осмотрен, осмотрена только перекопированная электронная информация, по нему не допрошены лица, не выяснено, кто вносил информацию на диск, нет ли на нем монтажа, под аббревиатурой "Смоленка" значится офис на Смоленской площади, где работал не только Т.А.В., поэтому он не может отвечать за все суммы, указанные на этом диске, Т.А.В. не перечислял денежные средства за границу, у него нет там счетов, деньги, принадлежащие свидетелю Брат., необоснованно вменены Т.А.В..

Адвокат также считает, что суд незаконно огласил показания не явившихся в судебное заседание свидетелей обвинения, защита возражала, приговор основан на недопустимых доказательствах, упоминавшейся выше перекопированной электронной информации, аудиторских проверках, проведенных не по первичным документам, а по результатам следственной проверки, и за больший период, чем вменялся осужденным, к тому же, не все аудиторы подписали акты проверок, по этим же основаниям недопустимыми являются заключения основной и дополнительной судебно-бухгалтерской экспертизы, а заключение товароведческой экспертизы в силу ориентировочного характера ее выводов.

Адвокат считает, что из приговора подлежит исключению квалифицирующий признак совершения преступления организованной группы, так как каждый из осужденных занимался своей предпринимательской деятельностью, совместного взаимодействия между ними не было, с Г.Н.С. Т.А.В. познакомился уже в суде.

Кроме того, адвокат считает, что Т.А.В. осужден по уже не действующему закону, отмывание денег возможно, если они получены преступным путем, а Т.А.В. осужден за отмывание денег, полученных незаконным путем, что не содержит в себе состава преступления с 1 февраля 2002 года и противоречит ст. 10 УК РФ. Преступное происхождение денежных средств должно быть подтверждено приговором суда, а не постановлением следователя о прекращении уголовного преследования за давностью, на которое суд сослался в приговоре.

Адвокат также считает, что наказание Т.А.В., который не являлся организатором, назначено несправедливое, наравне с осужденными З.Ю.Ю. и Б.С.И., не учтено, что Т.А.В. полтора года провел под стражей, в течение последних 6 лет ведет законопослушный образ жизни, имеет положительную характеристику, на иждивении дочь и больную жену, сам страдает хроническими заболеваниями, в приговоре указаны только смягчающие обстоятельства, что позволяет применить в отношении Т.А.В. ст. 73 УК РФ;

адвокат З.Е.Ю. в защиту интересов осужденного З.Ю.Ю. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что предпринимательская деятельность З.Ю.Ю., осуществляемая через ООО "Трион-Союз", вопреки выводам суда, была законной, так как эта организация была зарегистрирована, торговля молдавским вином производилась ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" на основании лицензии, выданной Главой администрации г. Назрани и руководство этим обществом осуществлял не Т.А.В., а Арт. и Ч., однако, эти обстоятельства не были проверены судом до конца и были необоснованно отвергнуты.

При рассмотрении дела судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

Эти нарушения выразились в том, что суд отказался возвратить дело прокурору для соединения с другим уголовным делом, по которому с З.Ю.Ю. и Б.С.И. в настоящее время выполняется ст. 217 УПК РФ, и для пересоставления обвинения, поскольку в нем указана несуществующая редакция ст. 174 УК РФ.

Суд также неправильно расценил нарушения закона, допущенные органами предварительного следствия, признав их несущественными, хотя эти нарушения касались осуществления З.Ю.Ю. права на защиту.

З.Ю.Ю. не ознакомлен с составом следственной бригады, 3 августа 1999 года предъявление обвинение и допрос в качестве обвиняемого проведены без участия адвоката, З.Ю.Ю. не ознакомлен со значительным числом постановлений о назначении экспертиз, заключениями экспертиз и протоколами допросов экспертов, с заключением судебно-бухгалтерской экспертизы он ознакомлен частично, права на этой стадии следствия ему не разъяснялись, к делу приобщались протоколы без подписи З.Ю.Ю., даты проведения следственных действий не соответствовали датам, указанным в протоколах, в деле отсутствуют заключения и постановления о назначении ряда экспертиз, личный обыск З.Ю.Ю. проведен в присутствии понятых противоположного пола, при обыске в офисе "Эко-Бюро" З.Ю.Ю. не разъяснялись права, не предъявлялись изымаемые предметы, в протоколе не отражались индивидуальные признаки изъятых предметов, не указывалось количество и перечень изымаемых документов, компакт-диск и диск TDK, на который была перекопирована информация с компакт-диска не соответствовали осмотренным, компьютеры и жесткие диски следствием не осматривались, судебно-бухгалтерская экспертиза проведена экспертом, который являлся понятым и свидетелем по делу, исследовались бухгалтерские документы и определялись суммы по периодам, которые не вменялись З.Ю.Ю., цены, указанные в заключении товароведческой экспертизы, являются завышенными, они не соответствуют ценам, взятым экспертами с журнала "Оптовик", аудиторы при проверках использовали ксерокопии документов без подписи, без установления источника их получения, сумма прибыли ЗАО "Корпорации МРК-Транзит" установлена примерно по показаниям заинтересованных в деле свидетелей Арт. и Ч., акты аудиторских проверок подписаны не всеми аудиторами. В судебном заседании также не исследовались вещественные доказательства, показания свидетелей Арт., Ч., Кр., Пан., В. и Бег. оглашены в нарушение ст. 281 УПК РФ, показания свидетеля Анд. в судебном заседании не оглашались, но указаны в приговоре, суд вышел за пределы обвинения, включив в общую сумму легализованных денежных средств прибыль от иной предпринимательской деятельности, переданную Т.А.В. наличными деньгами, при этом не разграничил прибыль, полученную от торговли вином, и прибыль, полученную от иной предпринимательской деятельности, не учел, что Г.Н.С. не вменялось незаконная торговля иными, кроме мебели, товарами.

Адвокат также считает, что суд неправильно применил уголовный закон. По его мнению, квалифицировав действия З.Ю.Ю. по ст. 174 ч. 3 УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года, суд ухудшил его положение. Кроме того, признавая З.Ю.Ю. виновным в совершении преступления организованной группой, суд допустил противоречия в своих выводах, так как в одном месте указал, что осужденные совместно приобретали преступным путем денежные средства для легализации, а в другом - что денежные средства приобретались преступным путем иными лицами. В деле отсутствуют доказательства того, что З.Ю.Ю. было достоверно известно о том, что предпринимательская деятельность Г.Н.С. осуществлялась без регистрации, а предпринимательская деятельность Т.А.В. - без лицензии. Суд также незаконно признал З.Ю.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, поскольку уголовное дело в этой части прекращено. При этом суд не учел, что ст. 171 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года предусматривала ответственность только за предпринимательскую деятельность, осуществляемую без регистрации, однако ООО "Трион-Союз" было зарегистрировано в едином государственном реестре, предпринимательская деятельность этого общества, зарегистрирована с нарушением закона, не являлась уголовно наказуемой в момент ее осуществления. Следовательно, денежные средства не могли быть расценены судом как добытые преступным путем;

адвокат К.Г.А. в защиту интересов осужденного Б.С.И. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что суд, квалифицируя его действия по ст. 174 ч. 3 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года, ухудшил положение Б.С.И., поскольку диспозиция ст. 174 УК РФ в редакции от 7 августа 2001 года (вступила в действие с 1 февраля 2002 года) сужена (вместо незаконного получения денежных средств указано получение денежных средств незаконным путем) и санкция, предусмотренная ч. 4 этой статьи смягчена, из нее исключена конфискация имущества. Квалификация содеянного по ст. 174 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года снимала для суда вопросы о преступности приобретения денежных средств и о лицах, их приобретавших, поскольку законодатель в тот период не разграничивал легализацию денежных средств иными лицами или теми, кто их непосредственно приобретал. Суд, к тому же, не смог устранить в приговоре противоречия, заложенные следствием в обвинении, в котором указано, что легализовались денежные средства, полученные преступным путем иными лицами, признав З.Ю.Ю. виновным в легализации денежных средств, приобретенных им в соучастии с другими лицами. Суд также вышел за пределы обвинения, указав в приговоре, что прибыль от предпринимательской деятельности была получена не только от незаконной торговли вином и мебелью, но и от иной предпринимательской деятельности. В судебном заседании также не установлено, что Б.С.И. было достоверно известно о том, что деятельность Т.А.В. и Г.Н.С. была незаконной.

В то же время адвокат считает, что предпринимательская деятельность этих лиц была законной, поскольку ООО "Трион-Союз", через которое Г.Н.С. торговала мебелью, было зарегистрировано, а у Т.А.В., возглавлявшего ЗАО "МРК-Транзит", имелась лицензия на оптовую реализацию алкогольной продукции. Вменять в вину Г.Н.С. нарушение правил регистрации ООО "Трион-Союз" нельзя, так как на тот период это обстоятельство не являлось уголовно наказуемым деянием. Адвокат не согласен с оценкой, которую суд дал представленным защитой документам о наличии лицензии у ЗАО "Корпорация МРК-Транзит", в которое было преобразовано ЗАО "МРК-Транзит", возглавляемое Т.А.В., и в котором он уже не имел права распоряжаться и не распоряжался финансовыми средствами, указав, что эти документы были представлены только в конце судебного следствия. Следствием не выяснялось у лиц, имевших отношение к торговле молдавским вином, была ли лицензии на эту деятельность, а судебном заседании не допрашивались Арт. и Ч. - руководители ЗАО "Корпорация МРК-Транзит", однако главный бухгалтер - свидетель Кр., подтвердила ее наличие, а суд сослался на ее показания в подтверждение вины Т.А.В. в торговле вином без лицензии. Таким образом, суд при оценке доказательств нарушил принцип презумпции невиновности и сделал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела.

Адвокат также утверждает, что при расследовании дела были допущены нарушения, которые суд не мог сам устранить. Так, в обвинительном заключении не приведены доказательства, подтверждающие обвинение Б.С.И., о чем защита заявила в начале судебного следствия, следствие обвинило Б.С.И. по ст. 174 ч. 3 УК РФ в несуществующей редакции, при собирании доказательств допустила нарушения, которые судом неправильно оценены как несущественные.

Так, при обыске офиса "Эко-Бюро" Б.С.И. не разъяснялись его права, изымаемые документы ему не предъявлялись, в протоколе не отражались индивидуальные признаки изъятых предметов, не указывалось точное количество изымаемых документов и их признаки, не делались оттиски с печатей и штампов, впоследствии при сравнении протокола обыска и протоколов осмотра вещественных доказательств было обнаружено несоответствие их друг другу. Изъятые в ходе обыска компакт-диск и диск TDK не соответствовали осмотренным, компьютеры и жесткие диски вообще не осматривались, следствие проводило технико-криптографическую экспертизу, однако заключение к материалам дела не приобщено, протокол осмотра дисков судом не исследовался, не исследовались судом и сами вещественные доказательства. Все эти нарушения, по мнению адвоката, лишают доказательственной силы изъятых электронных носителей информации, между тем, именно распечатанная информация с этого компакт-диска была положена в основу приговора.

Адвокат оспаривает также допустимость протокола личного обыска, заключение судебно-бухгалтерской и товароведческой экспертиз, акты аудиторских проверок, приводя аргументы, аналогичные доводам кассационных жалоб самого осужденного и адвоката З.Е.Ю., считает, что суд незаконно огласил показания не явившихся в судебное заседание свидетелей.

Кроме того, в жалобе адвокат указывает на несоответствие приговора нормам международного права. Это несоответствие выразилось в том, что суд не применил более мягкий уголовный закон, что З.Ю.Ю. не был осужден за "основное правонарушение", в результате которого были получены денежные средства, легализованные впоследствии, приговора по этому факту нет, а возможность привлечения З.Ю.Ю. к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство утрачена в связи с истечением сроков давности, наказание назначено З.Ю.Ю. за деяние, в отношении которого на момент вынесения приговора наказание не было установлено в связи с изменением состава вменяемого ему преступления. Кроме того, суд определил доход, полученный от реализации вина и мебели без вычета произведенных расходов, хотя по международному праву таким доходом признается экономическая выгода, которая заключается в разнице между ценой, по которой приобретался товар у производителя, и ценой, по которой он отпускался покупателям.

Адвокат также считает, что Б.С.И. назначено чрезмерно суровое наказание, которое не соответствует тяжести содеянного и личности осужденного; адвокат Ф.Ю.А. в защиту интересов осужденной Г.Н.С. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что Г.Н.С. никогда не вносила изменений или дополнений в учредительные документы ООО "Трион-Союз" и до конца была уверена в легитимности этого общества, суд неправильно оценил показания самой Г.Н.С., свидетель Д., с которым работала Г.Н.С., в суде не допрошен, показания свидетеля Н. о передаче им денег в приговоре приведены в усеченном виде, что меняет их смысл и необоснованно уличает Г.Н.С. в получении денег, показания свидетеля Бар. являются противоречивыми, в помещении офиса "Эко-Бюро" не было обнаружено печатей и факсимильных оттисков ООО "Трион-Союз", никаких документов по этому обществу и фирме "Деноли" осмотрено не было, на компакт-диске оплата мебельным фабрикам за мебель была отделена от других сумм, видимо, чтобы не перепутать предназначенные деньги, бухгалтерская экспертиза и аудиторская проверка проведены не по первичным документам, а по данным и предположениям следователя, материалами дела не подтверждается, что денежные средства конвертировались и отправлялись в компанию "Боссвел Оверсиз", у Г.Н.С. не было обнаружено ни одного счета, на которые могли перечисляться деньги, более 6 млн. руб. поступили на счет ООО "Трион-Союз" за реализованную компанией "Деноли" мебель, к остальным 22 с лишним млн. руб. компания "Деноли" никакого отношения не имеет, ее реквизиты в платежных документах даже не упоминаются, никто из сотрудников других фирм не допрошен, связь компании "Деноли" с другими фирмами не установлена, следовательно, вменение в вину Г.Н.С. 22 млн. руб. является необоснованным. Кроме того, адвокат указывает на то, что Г.Н.С. было предъявлено обвинение по закону, который давно уже не действует. В обвинительном заключении указано, что Г.Н.С. совершила финансовые операции с денежными средствами, приобретенными другими лицами, однако никаких других лиц в постановлении о предъявлении ей обвинения не указано. Каких "других лиц" средства Г.Н.С. отмывала в обвинительном заключении не указано, что лишило ее возможности осуществлять свою защиту. Факт получения денежных средств преступным путем приговором не установлен, вывод суда о том, что денежные средства были получены в результате незаконного предпринимательства сделан только на основании постановления следователя о прекращении дела за давностью. Адвокат также обращает внимание на то, что обвинение вменяло Г.Н.С. участие в перечислении за рубеж более 28 млн. руб., между тем, более 11 млн. руб. были перечислены за мебель, поставленную из Италии, и, поэтому не могут расцениваться как легализация преступно полученных средств, так как они получены не преступным путем, а за счет продажи в России мебели конкретным лицам и не нуждались в какой-либо легализации, никаких финансовых операций и других сделок с этими средствами Г.Н.С. не производила. Каких-либо доказательств, подтверждающих, что за рубеж перечислялись другие денежные средства помимо этих 11 млн. руб., в деле нет. Г.Н.С. не изготавливала печати и клише ООО "Трион-Союз", о чем прямо указано в постановлении о предъявлении ей обвинения, ей не предавались эти предметы, и, поэтому, она не могла с их помощью изготавливать поддельные документами с реквизитами ООО "Трион-Союз". В компании "Деноли" все внешние контакты по поставкам мебели осуществлял Д., а не Г.Н.С., он же подписывал договоры комиссии.

Кроме того, адвокат указывает, что в деле имеется много данных, положительно характеризующих Г.Н.С.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о том, что осужденные не занимались легализацией денежных средств, полученных преступным путем, являются необоснованными.

Как следует из показаний свидетелей Бар., Пр. и Кур., ООО "Эко-Бюро", которое возглавляли осужденные З.Ю.Ю. и Б.С.И., работало в режиме "черного банка", то есть являлось финансово-кредитным учреждением, не имеющим лицензии ЦБ РФ. По указанию З.Ю.Ю. и Б.С.И. осуществлялись внешние и внутренние денежные операции, как в безналичном, так и в наличном расчетах. Для этого З.Ю.Ю. и Б.С.И. покупали пакеты готовых фирм и использовали печати и факсимильные клише этих фирм, делая их "подконтрольными" себе. От имени этих фиктивных фирм составлялись в ООО "Эко-Бюро" платежные поручения, акты приема-передачи якобы выполненных работ, перечислялись деньги в КБ "Экспобанк", откуда денежные средства направлялись на счета оффшорных фирм "Кавалер Маркетинг", "Боссвелл Оверсис", "Кингс Компьтерс" и "Лонгбентон Лимитед", открытые в латвийском "Аизкрауклес банке", и также "подконтрольные" Б.С.И. и З.Ю.Ю., а уже со счетов этих фирм денежные средства переводились на счета других фирм. Клиенты, которых отбирали З.Ю.Ю. и Б.С.И., и, которые желали перечислить деньги за рубеж, совершить конвертацию, обналичить денежные средства, обращались в их фирму. Клиенты приносили деньги "наличкой", если хотели перевести на счет какой-либо фирмы. По указанию З.Ю.Ю. и Б.С.И. эти деньги складывались в сейф, который находился в комнате Бар., и тот, по их указанию, используя модемную связь, перечислял со счетов оффшорных компаний, имеющих счета в "Аизкрауклес банке", на счета фирм по заказу клиентов. Если нужно было "обналичить" денежные средства, то клиенты приносили платежное поручение, в котором указывалась одна из фирм, "подконтрольных" Б.С.И. и З.Ю.Ю. Клиенту, который находился в комнате Бар., по распоряжению З.Ю.Ю. и Б.С.И. выдавались из сейфа деньги в валюте или в рублях. За осуществление этих денежных операций З.Ю.Ю. и Б.С.И. получали свой доход в процентом отношении в зависимости от суммы и типа операции. Постоянными клиентами ООО "Эко-Бюро" были осужденные Т.А.В. и Г.Н.С., которые систематически общались с З.Ю.Ю. и Б.С.И., приносили им и получали от них наличные деньги, а также делали заявки о безналичном перечислении денежных средств и выясняли о поступлении денежных средств на счета фирм, которые были "подконтрольны" З.Ю.Ю. и Б.С.И. При этом последние знали о реальной деятельности Т.А.В. и Г.Н.С.

Свидетель Бар. также пояснял, что он по указанию З.Ю.Ю. и Б.С.И. сканировал заявки Т.А.В. и Г.Н.С. на жесткий диск компьютера, а сами заявки, по их же указанию, уничтожал. Т.А.В. был представителем фирмы "МРК-Транзит" и занимался оптовой торговлей вином, о чем он узнал из характера платежей, которые проходили через него по заявкам Т.А.В. Как клиент, Т.А.В. назывался "Смоленка", и под таким названием проходил в отчетах о перечислениях денежных средств с оффшорных компаний, а также в отчетах, где он отражал приход и расход денежных средств в наличном виде. От Т.А.В. поступали суммы от 10 тысяч до 100 тысяч долларов США, два раза Т.А.В. ему лично в руки передавал деньги.

Из показаний осужденного Т.А.В., которые он давал на предварительном следствии и которые обоснованно признаны судом достоверными, так как они согласуются с показаниями свидетелей Бар., Пр. и Кур., видно, что он действительно пользовался услугами З.Ю.Ю. для легализации "черных" денег. В своих показаниях Т.А.В. подробно описывал схему легализации денежных средств, называл фирмы, которые использовались З.Ю.Ю. для отмывания денег, признавал, что договоры с этими фирмами составлялись фиктивные.

Доводы кассационных жалоб о том, что Т.А.В. не занимался торговлей вином, опровергаются не только выше указанными показаниями свидетеля Бар., который о деятельности Т.А.В. знал из характера проходивших через него платежей по заявкам Т.А.В., но и показаниями свидетеля Шаш., который, будучи принятый на работу в ЗАО "МРК-Транзит" Т.А.В., вместе с кассиром Пан. принимал наличные денежные средства от покупателей молдавского вина, аналогичными показаниями свидетеля Пан. на предварительном следствии, показаниями свидетеля Кос. - маркетолога в ЗАО "МРК-Транзит", которая по распоряжению Т.А.В. давали реквизиты фирм ЗАО "Плая-Трейд" и ЗАО "ЦСР-Бизнес", чтобы они перечисляли денежные средства за купленное вино на счета фирм "Веско", "Веско-М", "Весторг", "Бокал", "Каскад"" и "Гросс", показаниями свидетеля Пар., водителя ЗАО "МРК-Транзит", пояснявшего, что данное общество занималось оптовой продажей молдавского вина, который по распоряжению Т.А.В. отвозил наличные денежные средства в офис З.Ю.Ю., показаниями свидетеля З. на предварительном следствии, обязанности которого определил осужденный Т.А.В., установив, что он должен искать клиентов, желающих приобрести молдавское вино, и выяснять цены на него, показаниями свидетеля Бег. на предварительном следствии, являющегося гражданином Республики Молдова и отказавшегося от явки в суд, из которых следует, что он, как генеральный директор ООО "ГБ и Ко", в 1996 году подписал с Т.А.В. договор на поставку вина на сумму 8070098 долларов США, показаниями свидетелей Арт. и Ч., которые на предварительном следствии поясняли о том, что по решению Т.А.В. было создано ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" и, хотя генеральными директорами в разное время были они, фактически этим обществом руководил сам Т.А.В., который от имени ЗАО "МРК-Транзит" и ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" определял с какими организациями заключать договоры, и контролировал их финансовую деятельность.

В приговоре приведены также и другие убедительные доказательства, подтверждающие выводы суда о том, что Т.А.В. занимался предпринимательской деятельностью, связанной с реализацией алкогольной продукции, на которую по закону требовалось наличие лицензии.

Утверждения авторов кассационных жалоб о том, что такая лицензия у ЗАО "МРК-Транзит" и ЗАО "Корпорация МРК-Транзит", которыми фактически руководил осужденный Т.А.В., имелась, являются неубедительными.

Как правильно указал суд в приговоре, в ходе всего предварительного следствия ни Т.А.В. и никто из других лиц так и не смогли представить органам следствия законную лицензию на право торговли алкогольной продукцией, а на официальные запросы органов следствия были получены ответы из Московской лицензионной палаты, на территории которой осуществлялась деятельность ЗАО "МРК-Транзит", и от председателя лицензионной палаты Республики Ингушетия, где было зарегистрировано ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" о том, что лицензия на право торговли винно-водочной продукцией Т.А.В. либо ЗАО "МРК-Транзит" и ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" не выдавалась.

Также правильно оценил суд представленные в конце судебного следствия Т.А.В. ответ Главы администрации г. Назрани Республики Ингушетия от 18 ноября 2005 года и ксерокопию лицензии А620557 от 5 сентября 1999 года (т. 153 л.д. 190-191), признав их не соответствующими действительности и указав на то, что ответ не соответствует содержанию самой лицензии.

Действительно, из ответа следует, что лицензия выдавалась администрацией г. Назрани ЗАО "МРК-Транзит" и была переоформлена на ЗАО "Корпорация МРК-Транзит" со сроком действия до 5 сентября 1999 года, в то время как в ксерокопии лицензии, никем не заверенной и имеющей неразборчивую печать, указано, что лицензия на осуществление оптовой торговли готовой продукцией выдана Северо-Кавказским отделением Госалкогольинспекции при Правительстве РФ от 5 сентября 1996 года ЗАО "МРК-Транзит" в объеме 2625000 литров со сроком действия до 5 сентября 1997 года.

При этом Т.А.В. не смог пояснить суду причины данных несоответствий, источник получения ксерокопии, где находится подлинник лицензии, и почему он не был представлен органам предварительного следствия в течение ряда лет (т. 154 л.д. 201).

При таких обстоятельствах суд сделал правильные выводы о том, что Т.А.В. занимался незаконной предпринимательской деятельностью, а полученную таким преступным путем прибыль с помощью осужденных З.Ю.Ю. и Б.С.И., которые, как показали свидетели Арт., Ч., Шаш., Пан., М. и Куд., были осведомлены о деятельности Т.А.В., легализовал совместно с ними путем направления ее на предпринимательскую и иную деятельность.

Неубедительными являются также доводы кассационных жалоб о том, что предпринимательская деятельность Г.Н.С. носила законный характер.

Как правильно установил суд, Г.Н.С. и иное лицо по сговору с З.Ю.Ю., Б.С.И. и другим лицом, не перерегистрировав изменения в уставе ООО "Компания Деноли", используя поддельные печать и факсимильное клише подписи руководителя фиктивного ООО "Трион-Союз", зарегистрированного на утерявшего свой паспорт гражданина С.Д.В., не осведомленного о регистрации на его имя указанного предприятия и не подписывавшего никаких документов от своего имени, изготовили фиктивный договор комиссии между своей компанией и ООО "Трион-Союз" на право торговли итальянской мебелью, после чего заключили фиктивные договоры с покупателями о поставке мебели, представляя ООО "Трион-Союз", как дочернее предприятие ООО "Компания Деноли". Поступившие на счет ООО "Трион-Союз" денежные средства от московских фирм З.Ю.Ю., Б.С.И. и другое лицо по согласованию с Г.Н.С. списывали на конвертацию и с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, переводили на счет оффшорной компании "Боссвелл Оверсиз", а затем использовали для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Эти фактические обстоятельства незаконной предпринимательской деятельности Г.Н.С., носившей преступный характер, подтверждаются показаниями свидетеля Анур., работавшей бухгалтером в ООО "Компания Деноли", которой Г.Н.С. давала указания не отмечать в бухгалтерских учетах этой компании счета на оплату мебели ООО "Трион-Союз", которые Г.Н.С. передавала ей с уже стоявшими в них подписью руководителя и оттиском круглой печати, показаниями свидетеля Чернопятовой, которой Г.Н.С. объясняла, что ООО "Трион-Союз" является дочерней фирмой компании "Деноли", показаниями свидетеля Бр. о том, что она, работая менеджером в ООО "Компания Деноли" по распоряжению Г.Н.С. подписывала договоры о поставке мебели от имени ООО "Трион-Союз" в которой никогда не работала, протоколом осмотра журнала-каталога "Школа-98" об использовании Компанией "Деноли" реквизитов ООО "Трион-Союз", показаниями свидетелей, указанных в приговоре, приобретавших мебель в ООО "Компания Деноли", но производивших оплату на счет ООО "Трион-Союз", показаниями свидетеля Анд., которые, вопреки утверждениям в кассационных жалобах, исследовались судом (т. 154 л.д. 168), согласно которым создание фиктивной фирмы ООО "Трион-Союз" заказывалось Б.С.И. и З.Ю.Ю., а Г.Н.С. использовала эту фирму для оплаты мебели, что подтверждает связь между ними и договоренность на осуществление незаконной предпринимательской деятельности и дальнейшую легализацию денежных средств, полученных преступным путем.

Кроме того, согласно заключению судебно-бухгалтерской экспертизы, по указанию ООО "Компания Деноли" на расчетный счет ООО "Трион-Союз" поступило 28193085 рублей, и счет этой фирмы использовался для аккумуляции денежных средств и их перечисления в зарубежные банки - 99,9% было перечислено в "Аизкрауклес Банк" оффшорным компаниям, а затем на основании распоряжений уже представителей ООО "Эко-Бюро", которое возглавляли Б.С.И. и З.Ю.Ю., денежные средства переводились итальянским фирмам, и в частности, с валютного счета оффшорной компании "Боссвелл Оверсиз".

Из заключений аудиторских проверок, проведенных по документам ООО "Компания Деноли", следует, что допущенные в этой фирме нарушения бухгалтерского учета позволяли ее руководителям, к которым относилась и Г.Н.С., уклоняться от уплаты налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

Аналогичные выводы об уклонении от уплаты налогов на прибыль и на добавленную стоимость содержатся и в заключениях аудиторских проверок, проведенных по документам фирм "МРК-Транзит" и "Корпорация МРК-Транзит", где фактическим руководителем, согласно показаниям свидетелей Арт. и Ч., был осужденный Т.А.В.

Использование денежных средств, полученных преступным путем Г.Н.С. и Т.А.В. совместно с Б.С.И. и З.Ю.Ю., то есть организованной группой, в целях их легализации для предпринимательской деятельности, подтверждается содержанием электронной информации, снятой с диска, изъятого из ООО "Эко-Бюро", согласно которой денежные средства со счетов оффшорных компаний, "подконтрольных" З.Ю.Ю. и Б.С.И., перечислялись молдавским и итальянским фирмам по заявлению Т.А.В. и Г.Н.С.

Судом в приговоре также названы платежные поручения, по которым валюта со счетов подконтрольных З.Ю.Ю. и Б.С.И. оффшорных компаний, перечислялась на счета зарубежных фирм, и приведены доказательства, подтверждающие факты подделки документов с целью ввода полученных от преступной деятельности денежных средств в легальный оборот и совершения с ними других финансовых сделок.

В приговоре также указаны конкретные законы и другие нормативные акты, которые были нарушены осужденными при осуществлении предпринимательской деятельности, и сделан обоснованный вывод о том, что незаконная предпринимательская деятельность Г.Н.С., Т.А.В., Б.С.И. и З.Ю.Ю. носила преступный характер.

В связи с этим, следует признать обоснованными выводы суда о виновности осужденных в легализации денежных средств, совершенных организованной группой, полученных преступным путем.

Действия Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. правильно квалифицированы по ст. 174 ч. 3 УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года, как легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных незаконным путем, то есть совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными заведомо незаконным путем, а равно использование указанных средств для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, совершенные организованной группой, в крупном размере.

При этом суд правильно исходил из того, что преступление, предусмотренное ст. 174 УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года не декриминализировано, а лишь частично измена диспозиция этой статьи и включена новая ст. 174-1 УК РФ.

Поскольку судом установлено, что Б.С.И. и З.Ю.Ю., легализовали денежные средства, полученные в результате совершения Т.А.В. и Г.Н.С. преступлений, препятствий для квалификации их действий по ст. 174 УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года не имеется, так как понятие "преступным путем" является более узким по сравнению с понятием "незаконным путем", то есть их действия полностью укладываются в диспозицию ст. 174 УК РФ.

Применение к ним ст. 174 УК РФ в редакции Закона от 7 августа 2001 года не будет отвечать требованиям ст. 10 УК РФ, поскольку этот закон не улучшает их положение по сравнению со ст. 174 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года. Ст. 174 УК РФ в редакции Закона от 8 декабря 2003 года ухудшает их положение, так как санкция части 4 предусматривает дополнительное наказание в виде штрафа, тогда как конфискация имущества, содержащаяся в санкции ч. 3 ст. 174 в редакции Закона от 13 июня 1996 года, неприменима в связи с исключением этого вида наказания из УК РФ.

Применение ст. 174-1 УК РФ в редакции Закона от 7 августа 2001 года к Т.А.В. и Г.Н.С., которые участвовали в легализации денежных средств, полученных в результате совершения ими преступлений, нарушит требования ст. 10 УК РФ, запрещающей ухудшать положение виновного лица, поскольку за совершение аналогичных действий в составе организованной группы этим законом предусмотрено более суровое наказание, чем ст. 174 УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года.

Доводы кассационных жалоб о том, что суд сделал необоснованный вывод о совершении преступления организованной группой, являются неубедительными.

Суд правильно указал в приговоре, что Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. объединились для совершения преступлений, их группа существовала продолжительное время, действия осужденных были сопряжены с совместной подготовкой и планированием деталей, ее состав практически был неизменным, между ними имелись постоянные связи, были распределены роли.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, суд в своем приговоре не только сослался на постановление следователя о прекращении уголовного дела по факту преступного происхождения денежных средств, полученных руководителями ООО "Компания Деноли" через ООО "Трион-Союз", но и установил этот факт в судебном заседании, привел достаточно убедительные доказательства получения денежных средств преступным путем. Также суд установил факт преступного получения денежных средств Т.А.В., которые затем подверглись легализации с помощью Б.С.И. и З.Ю.Ю.

В связи с этим, утверждения авторов кассационных жалоб о том, что для признания Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, необходимо наличие вступившего в законную силу приговора в отношении Т.А.В. и Г.Н.С., который подтверждал бы, что они занимались незаконным предпринимательством, не могут быть признаны убедительными.

Также вопреки утверждениям осужденных и адвокатов в кассационных жалобах, суммы легализованных осужденными денежных средств установлены органами следствия и судом и указаны в обвинительном заключении и в настоящем приговоре.

При этом нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб адвокатов З.Е.Ю. и К.Г.А. о том, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав, что легализовались денежные средства, полученные не только от торговли вином и итальянской мебелью.

Судом в приговоре указано, что Т.А.В. было реализовано всего 15678988 бутылок вина на сумму 180030297 рублей, а на счет фиктивной фирмы ООО "Союз-Трион", через которую оплачивалась поставка мебели, поступило 28193085 рублей, то есть, всего в результате незаконной предпринимательской деятельности Т.А.В. и Г.Н.С. было получено 208223382 рубля, которые и были затем легализованы с помощью З.Ю.Ю. и Б.С.И.

Доводы кассационной жалобы адвоката К.Г.А. о том, что суд неправильно определил доход, полученный от реализации молдавского вина и итальянской мебели, не могут быть признаны обоснованными, так как выручка от реализации товаров за период незаконной предпринимательской деятельности определяется без вычета произведенных этими лицами расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности.

Вместе с тем, суд, указывая на то, что легализация денежных средств была совершена в крупном размере, неправильно исходил из того, что этот размер должен определяться применительно к минимальному размеру оплаты труда, то есть, использовал примечание к ст. 174 УК РФ в редакции от 7 августа 2001 года.

С учетом требований ст. 10 УК РФ суд должен был сослаться на примечание к ст. 174 УК РФ в редакции Закона от 8 декабря 2003 года, согласно которому под финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую один миллион рублей.

Однако допущенная судом ошибка не влияет на выводы суда о совершении Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. легализации денежных средств в крупном размере, так как ими были совершены финансовые операции и другие сделки с денежными средствами, значительно превышающими один миллион рублей.

Доводы кассационных жалоб о том, что при расследовании и рассмотрении дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые являются основаниями для отмены приговора, нельзя признать убедительными.

Так, утверждения, содержащиеся в кассационных жалобах, о том, что З.Ю.Ю. не был ознакомлен с составом следственной группы, опровергаются имеющимися в материалах дела данными, согласно которым З.Ю.Ю. и другие обвиняемые неоднократно знакомились с составом следственной группы и ее изменениями и могли при этом заявить отводы, также как и при любых проводимых с ними следственных действиях (т. 1 л.д. 8-29).

Неубедительными являются утверждения адвокатов и осужденных в жалобах о том, что по делу имелись основания для возвращения уголовного дела прокурору.

Эти ходатайства стороны защиты были рассмотрены судом в установленном законом порядке и обоснованно отклонены, поскольку наличие незавершенного предварительным следствием другого уголовного дела в отношении Б.С.И. и З.Ю.Ю. не препятствовало рассмотрению судом настоящего уголовного дела.

Допущенные в обвинительном заключении, как правильно указал суд в своем постановлении, технические ошибки также не являлись препятствием для рассмотрения дела по существу (т. 151 л.д. 74-75, 84).

Обвинение в окончательной редакции З.Ю.Ю. было предъявлено с участием адвоката. Также неубедительными являются утверждения стороны защиты в жалобах о том, что суд в нарушение ст. 281 УПК РФ огласил показания не явившихся в судебное заседание свидетелей.

Как следует из материалов дела, суд принимал все необходимые меры для явки свидетелей и решение об оглашении показаний не явившихся свидетелей принял с учетом причин, исключающих их явку в суд.

Доводы кассационных жалоб о том, что при постановлении приговора суд использовал доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, являются необоснованными.

В приговоре дана оценка заявленным стороной защиты в конце судебного следствия ходатайствам о признании недопустимыми доказательствами протокола обыска в ООО "Эко-Бюро" от 30 сентября 1998 года, протокола осмотра печатных факсимиле подписей и печатей, протокола осмотра компьютерных носителей информации, протоколов осмотров предметов и документов, изъятых при указанном обыске, заключений экспертиз по изъятым при обыске предметам и документам, протокола личного обыска З.Ю.Ю., постановлений о назначении некоторых экспертиз и последующих заключений экспертиз, заключения товароведческой экспертизы, заключения судебно-бухгалтерской экспертизы, заключений аудиторских проверок. При этом ни осужденные, ни адвокаты в ходе всего судебного разбирательства не ставили вопросов о признании этих доказательств недопустимыми доказательствами и об исключении их из судебного разбирательства, не заявляли ходатайств о вызове и допросе в судебном заседании экспертов или аудиторов или об исследовании вещественных доказательств.

Мотивы, по которым суд оставил ходатайства адвокатов и осужденных без удовлетворения, представляются убедительными и соответствующими материалам дела. Судебная коллегия отмечает также, что утверждения авторов кассационных жалоб о том, что эксперт, проводивший судебно-бухгалтерскую экспертизу, являлся свидетелем по данному уголовному делу, являются несостоятельными.

Как следует из материалов дела, эксперт Шл. допрашивался по проведенной им же дополнительной судебно-бухгалтерской экспертизе, указание в протоколе, что он допрошен как свидетель является ошибочным и не влияет на допустимость самого заключения эксперта (т. 120 л.д. 132-134).

Участие Шл. в качестве понятого при изъятии документов 25 августа 2000 года также не может расцениваться, как обстоятельство, исключающее заключение эксперта в качестве допустимого доказательства, так как на момент назначения судебно-бухгалтерской экспертизы действовал УПК РСФСР, не предусматривавший отвод эксперту в том случае, если он принимал участие по делу в качестве понятого, к тому же, документы, изъятые при участии Шл., не были положены в основу заключения эксперта.

Ссылка осужденных и адвокатов в жалобах на отсутствие в заключениях аудиторских проверок подписей всех аудиторов объясняется особенностью оформления этих документов, которые подписывал и скреплял своей подписью генеральный директор аудиторской фирмы (т. 115 л.д. 16). Правила проведения аудиторских проверок, как правильно указано судом в приговоре, были соблюдены.

Не было допущено нарушений закона и при назначении и проведении товароведческой экспертизы.

Неубедительными являются и утверждения осужденных и адвокатов в кассационных жалобах о том, что копирование информации с диска "Jaz" на диск TDK было проведено с нарушением закона.

Из материалов дела видно, что данный диск был изъят из офиса "Эко-Бюро" в присутствии понятых и З.Ю.Ю., осмотрен с участием понятых и в присутствии понятых с него перекопирована информация на диск TDK (т. 2 л.д. 5 и т. 100 л.д. 22-23).

К тому же, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании свидетель Бар. подтвердил достоверность электронной информации, содержащейся на диске "Jaz" и перекопированной на диск TDK.

Поэтому суд обоснованно признал эту электронную информацию допустимым доказательством и привел ее в приговоре, как изобличающую Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. в легализации денежных средств, полученных преступным путем.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона при расследовании и рассмотрении дела, влекущих за собой отмену приговора не имеется.

Доводы кассационного представления о необоснованном оправдании осужденных Б.С.И. и З.Ю.Ю. по ч. 1, а Т.А.В. и Г.Н.С. по ч. 2 ст. 210 УК РФ, являются неубедительными.

Как правильно указал суд в приговоре, органами предварительного следствия в подтверждение вины З.Ю.Ю. и Б.С.И. в создании преступного сообщества и руководстве им и вины Т.А.В. и Г.Н.С. в участии в преступном сообществе приведены те же самые доказательства, которые подтверждают их виновность в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных незаконным путем, при этом никаких других доказательств, подтверждающих объективную и субъективную стороны преступлений, предусмотренных ч.ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, органами следствия в обвинительном заключении не приведено.

Существование между осужденными преступных длительных связей, регулярное отмывание ими денежных средств, приобретенных незаконным путем, обоснованно расценено судом как совершение преступления организованной группой, а не преступным сообществом, поскольку для последнего характерны не просто устойчивость, но и сплоченность, наличие структурных преступных подразделений, и как правильно указано в кассационном представлении, конспирации и иерархии подчинения.

Между тем, таких данных суду при рассмотрении дела стороной обвинения представлено не было.

Ссылка автора кассационного представления на то, что преступными структурными подразделениями преступного сообщества являлись фирмы, возглавляемые Г.Н.С. и Т.А.В., представляются неубедительными.

Хотя Г.Н.С. и Т.А.В. занимались незаконной предпринимательской деятельностью, однако их фирмы не входили в состав ООО "Эко-Бюро", возглавляемое Б.С.И. и З.Ю.Ю., и осуществляли свою деятельность самостоятельно. Никакой иерархии подчинения между осужденными или их фирмами не было. Не было и единой кассы у осужденных, а наличие денег в фирме ООО "Эко-Бюро" было обусловлено только тем, что они поступали туда для конвертации и дальнейшего перечисления на счета оффшорных компаний, подконтрольных только Б.С.И. и З.Ю.Ю.

Не существовало среди осужденных и конспирации, которая давала бы основания для вывода о существовании преступного сообщества, на чем настаивает автор кассационного представления.

Так, название файлов, обнаруженных в электронной информации, изъятой из офиса ООО "Эко-Бюро", соответствовало месту расположения фирм, принадлежащих Г.Н.С. или Т.А.В., или просто обозначало их краткое название.

Что касается изъятия в офисе ООО "Эко-Бюро" крупных наличных денежных средств в иностранной валюте и в рублях и значительного количества документов, подтверждающих незаконную деятельность, то эти обстоятельства, при отсутствии обязательных признаков преступного сообщества, не могли служить для суда основанием для признания Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. в совершении преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Доказательства, на которые ссылается автор кассационного представления, подтверждают лишь выводы суда о том, что осужденные совершили преступление организованной группой.

Наказание назначено Б.С.И., З.Ю.Ю., Т.А.В. и Г.Н.С. с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, в том числе и тех, которые указаны в кассационных жалобах.

Так, в отношении З.Ю.Ю., Т.А.В., Б.С.И. и Г.Н.С. суд учел, что ранее они не судимы, по месту работы характеризуются положительно, З.Ю.Ю. имеет на иждивении двоих малолетних детей, Т.А.В. имеет на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка и больную жену, Б.С.И. имеет на иждивении родителей - инвалидов второй группы, З.Ю.Ю. сам является инвалидом 2 группы, Т.А.В. страдает разными болезнями, Г.Н.С. нуждается в лечении в стационарных условиях и выполняла указания своего непосредственного руководителя по работе. Учел суд и то обстоятельство, что со времени совершения преступления прошел длительный срок.

Вместе с тем, тяжесть совершенного Б.С.И., З.Ю.Ю. и Т.А.В. преступления и их роль в совершении преступления не позволила суду назначить им наказание без изоляции от общества, однако при этом каждому из них назначено минимальное наказание, предусмотренное санкцией ст. 174 ч. 3 УК РФ.

В связи с этим, оснований для смягчения наказания Б.С.И., З.Ю.Ю. и Т.А.В. не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 26 декабря 2005 года в отношении З.Ю.Ю., Б.С.И., Т.А.В. и Г.Н.С. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июня 2006 г. N 5-О06-23


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, июль 2007 г., N 7 (в извлечении)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение