Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2006 г. N 50-О05-56 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в разбойном нападении с целью хищения чужого имущества с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью и сопряженном с разбоем, в покушении на убийство двух лиц, сопряженном с разбоем, и уничтожении чужого имущества, совершенном путем поджога с причинением значительного ущерба, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 22 февраля 2006 г. N 50-О05-56


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 февраля 2006 года кассационную жалобу осужденного Т. и кассационное представление государственного обвинителя С. на приговор Омского областного суда от 31 августа 2005 года, по которому

Т. родившийся 6 мая 1984 года в г. Омске, несудимый -

осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 8 лет без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, з" УК РФ - на 15 лет, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ - на 10 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено 19 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Е., осужденного Т., поддержавшего доводы жалобы, прокурора К., не поддержавшую кассационное представление и полагавшую приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

Т. признан виновным в разбойном нападении на Л.B.C. с целью хищения чужого имущества с применением насилия опасного для жизни и здоровья с применением предметов, используемых в качестве оружия, - ножа, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, умышленном убийстве Л.B.C., совершенном с особой жестокостью и сопряженном с разбоем, покушении на убийство двух лиц, сопряженном с разбоем и уничтожении чужого имущества, совершенном путем поджога с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены 7 апреля 2005 года в с. Саргатское Саргатского района Омской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Т. вину признал частично.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение. Государственный обвинитель ссылается на то, что в части осуждения по ст. 167 ч. 2 УК РФ судом не исследован вопрос о причинении потерпевшему значительного материального ущерба, который необходим для наступления уголовной ответственности по данной статье закона и на то, что собственник имущества не установлен. Выводы суда о наличии умысла на убийство двух лиц у Т. содержат существенные противоречия, и суд установил иные обстоятельства дела в отношении потерпевших при совершении в отношении них преступления.

В кассационной жалобе осужденный оспаривает обоснованность приговора. Ссылается на не проведение следственного эксперимента и очных ставок со свидетелями, оспаривает обоснованность осуждения за убийство по квалифицирующему признаку "с особой жестокостью". Считает, что Л.Т.А. - дочь потерпевшей дает ложные показания. Не согласен с выводами суда о том, что он действовал с умыслом на убийство Л.В.С., нанося ей удары в жизненно важные органы, считает, что потерпевшая умерла в результате халатности врачей. Ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля Ш. и считает, что тот мог его оговорить в силу материальных взаимоотношений. Утверждает, что к убийству не готовился, а все произошло спонтанно.

Считает, что по ст. 162 УК РФ назначено чрезмерно суровое наказание, т.к. фактически имущество не было похищено. При назначении наказания суд не учел всех данных о его личности. Просит приговор пересмотреть и назначить более мягкое наказание.

Государственный обвинитель и потерпевший Л.А. принесли возражения на кассационную жалобу осужденного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда о доказанности вины Т. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями самого Т. о том, что он имел намерение с целью хищения денег совершить нападение на дом Л-вых. Требовал у Л.В.С. деньги, а в связи с ее отказом наносил ей удары ножом, не отрицал он и того обстоятельства, что наносил удары ножом Л.А. и хотел убить потерпевших, показаниями свидетеля Л.Т.А. о том, что в ее присутствии Т. наносил удары ножом матери. Она (свидетель) кричала Т.: "Что ты делаешь", но он не обращал на нее внимания, затем она видела, как Т. дрался с отцом, показаниями потерпевшего Л.А. о том, что осужденный наносил удары ножом жене и ему, показаниями свидетеля Ш. о том, что Т. говорил, что совершит нападение и убийство Андрея и его жены, протоколом осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинской и судебно-биологической экспертиз.

Доказательства, положенные в основу приговора, являются достоверными и оснований для признания их недопустимыми, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, не имеется.

Проведение следственного эксперимента и очных ставок со свидетелями в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона является правом, а не обязанностью следователя, в связи с чем эти доводы осужденного не могут являться основанием к отмене приговора.

Доводы осужденного о недостоверности показаний свидетелей Л.Т.А. и Ш. необоснованны.

Показания этих свидетелей подробны, непротиворечивы, не противоречат иным собранным по делу доказательствам, оснований для оговора Т. со стороны Ш. и Л.Т.А. не имеется, а поэтому оснований не доверять их судебная коллегия не усматривает.

Доводы осужденного о том, что к убийству он не готовился, а действия его носили спонтанный характер не состоятельны и опровергаются вышеприведенными показаниями свидетеля Ш. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что в дом потерпевших осужденный пришел с ножом, удары потерпевшей наносил в жизненно важные органы, что опровергает доводы об отсутствии умысла на убийство. Выводы судебно-медицинских экспертов о причине смерти Л.В.С. опровергают доводы осужденного о том, что смерть потерпевшей наступила в результате халатности врачей и свидетельствуют о прямой причинной связи между действиями осужденного и наступившими последствиями.

Доводы осужденного о необоснованной квалификации его действий по признаку "убийство, совершенное с особой жестокостью", нельзя признать состоятельными.

Юридическая оценка действий осужденного является правильной. Судом обоснованно установлено, что убийство потерпевшей осужденный совершил в присутствии ее несовершеннолетней дочери, которая пыталась прекратить действия осужденного криками. Утверждение Т. о том, что он не видел Л.Т.А. опровергаются ее показаниями, не доверять которым оснований не имеется. Выводы суда о юридической оценке действий осужденного в приговоре надлежаще мотивированы.

Доводы, изложенные в кассационном представлении о неисследованности размера материального ущерба в части осуждения Т. по ст. 167 ч. 2 УК РФ нельзя признать обоснованными. Как видно из дела, в результате действий Т. сгорел дом и имущество проживавших в нем лиц - И. и Б.

Как видно из протокола судебного заседания, государственный обвинитель ходатайствовал о приобщении к делу заявлений, в которых вышеуказанные лица, со ссылкой на размер суммы уничтоженного имущества указывали о том, что причиненный ущерб является значительным.

Из справки БТИ следует, что стоимость дома, уничтоженного в результате пожара составляет 32116 рублей.

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что причиненный в результате поджога, совершенного Т., материальный ущерб является значительным.

Неустановление юридического собственника уничтоженного в результате поджога имущества на правовую оценку действий Т. в этой части не влияет.

Как следует из протокола судебного заседания государственный обвинитель в судебных прениях не оспаривал юридической оценки действий Т. по ст. 167 ч. 2 УК РФ и просил признать его виновным в указанном преступлении.

Доводы о том, что судом установлены иные обстоятельства дела, чем вменены в вину Т. в части разбойного нападения и убийства и покушения на убийство согласно обвинительному заключению, нельзя признать убедительными, поскольку установленные судом фактические обстоятельства дела не отличаются от формулы предъявленного Т. обвинения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Наказание Т. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности и обстоятельств, на которые он ссылается в жалобе: а именно, то, что он признал вину и раскаялся в содеянном и совершил преступление впервые. Наказание является соразмерным содеянному и оснований для его смягчения, о чем осужденный просит в жалобе, судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 31 августа 2005 года в отношении Т. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного и кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2006 г. N 50-О05-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.