Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июня 2006 г. N 66-О06-20 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность одного осужденного в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность, а второго - в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 27 июня 2006 г. N 66-О06-20


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 27 июня 2006 года кассационные жалобы осужденных С. и М.И.А. на приговор Иркутского областного суда от 3 ноября 2005 года, по которому

С., 4 июня 1983 года рождения, уроженец г. Читы, ранее не судим

осужден по ст. 317 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М.И.А., 28 января 1982 года рождения, уроженец г. Усть-Илимска Иркутской области, ранее не судим осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ к одному году лишения свободы в колонии поселения.

С. признан виновным и осужден за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность; М.И.А. - за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора К.В.В., полагавшего судебное решение в отношении С. и М.И.А. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный М.И.А. просит отменить приговор, ссылаясь на то, что не совершал преступления предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ; о том, что потерпевший П.В.В. является сотрудником милиции он не знал, так как П.В.В. не предъявлял служебного удостоверения и не говорил о том, что он является работником милиции; сам потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно и угрожал пистолетом; ссылается на недозволенные методы ведения следствия при его задержании и первоначального допроса в качестве подозреваемого;

- осужденный С. просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела, указывая, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; полагает, что в его действия должны квалифицироваться как необходимая оборона, поскольку о том, что потерпевший являлся работником милиции, он узнал на следующий день после своего задержания, что подтверждается показаниями свидетелей М.А.Н. и З. суд не дал оценки противоправным действиям потерпевшего П.В.В., находившегося в состоянии алкогольного опьянения, выражавшегося грубой нецензурной бранью и угрожавшего пистолетом.

В возражениях государственный обвинитель П.А.В. и потерпевший П.С.Л. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденных С. и М.И.А., поддержавших доводы своих жалоб, по основаниям в них изложенным, а также адвоката А., просившего отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденных С. и М.И.А. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования М.И.А. в категорической форме пояснял о том, что вместе с С. и другими своими знакомыми распивали пиво. Когда пиво закончилось приятели пошли в магазин, где были задержаны сотрудниками отдела вневедомственной охраны. Для того чтобы выяснить причину задержания он вместе с С. пошли в магазин, где увидели незнакомого мужчину державшегося рукой за рукоятку пистолета, находившегося за поясом. Со слов продавца стало известно, что мужчина является сотрудником милиции, проявивший инициативу в вызове работников отдела вневедомственной охраны и задержании парней. Желая выяснить причину задержания он и С. зашли в подъезд дома, куда через некоторое время вошел сотрудник милиции, потребовавший от них, чтобы они вышли из подъезда. Когда сотрудник милиции отвлекся, он резко повернулся и толкнул сотрудника в верхнюю часть тела. Тот стал падать, он попытался уйти, в это время прозвучало два выстрела и он почувствовал боль. Повернувшись, увидел, что мужчина вцепился в С. и он стал помогать освободиться С. от захвата, но последний с мужчиной скрылись за машиной, откуда он услышал несколько выстрелов.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания М.И.А. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что около подъезда N 6 дома N 20 по улице Дружбы народов г. Усть-Илимска Иркутской области был обнаружен труп П.В.В. с огнестрельным ранением головы.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть П.В.В. наступила в результате огнестрельного пулевого сквозного ранения головы с повреждением вещества головного мозга.

По заключению баллистической экспертизы представленный на исследование пистолет является пистолетом конструкции Макарова, огнестрельным оружием калибра 3 мм, исправен и пригоден для стрельбы.

Виновность С. и М.И.А. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа и доказанности вины М.И.А. в применении насилия. Не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти, верно квалифицировав их действия по ст. 317; ч. 1 ст. 318 УК РФ соответственно.

Доводы кассационных жалоб о том, что ни С., ни М.И.А. не знали о то, что потерпевший П.В.В. является сотрудником милиции, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными и противоречат имеющимся материалам дела. Так, в ходе судебного разбирательства (показания свидетелей М.А.Н., К.Н.Г., Е. на предварительном следствии) бесспорно установлено, что С. и М.И.А. были осведомлены о том, что потерпевший П.В.В. являлся сотрудником милиции, но несмотря на это ни С., ни М.И.А. не прекратили своих преступных действий, а, напротив, использовали, воспользовались примененным насилием, а С. - с использованием оружия для последующего убийства П.В.В.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний М.И.А. Его ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. М.И.А. показания в ходе предварительного следствия давал в присутствии понятых и адвоката, при допросе с участием адвоката отказывался от дачи показаний, (т. 1 л.д. 333) что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам М.И.А., как следует из протоколов допроса, никаких заявлений, относительно недозволенных методов ведения следствия не делал (т. 1 л.д.л.д. 67; 159). При таких данных, указанная ссылка М.И.А. несостоятельна и его показания правильно оценены как допустимые доказательства. Ссылка осужденного С. на то, что его спровоцировал на убийство сам потерпевший П.В.В., угрожавший ему пистолетом, проверялась судом и обоснованно отвергнута как несостоятельная. Как пояснял М.И.А., находясь возле подъезда П.В.В. разговаривал по телефону, при этом никаких угроз не высказывал. Кроме того, данное обстоятельство не влияет на оценку действий С. поскольку по делу правильно установлено, что действия С., направленные на посягательство на жизнь сотрудника милиции, обуславливались целью воспрепятствования законной деятельности П.В.В. по охране общественного порядка, в связи с чем потерпевший имел право защищаться от действий преступников, причем не только путем демонстрации оружия, но и путем лишения их жизни, что им по данному делу не совершалось.

В материалах дела имеется заключение служебной проверки по факту гибели сотрудника милиции П.В.В., действия которого признаны соответствующими положениям Федерального Закона "О милиции".

Ссылка кассационных жалоб на то, что П.В.В. находился в состоянии алкогольного опьянения, не может быть признана состоятельной, поскольку опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы, из которой следует, что алкоголь в крови П.В.В. не обнаружен.

Вывод суда о мотивах действий С. и М.И.А. соответствует имеющимся доказательствам.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных С. и М.И.А. об оговоре их со стороны свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии умысла на убийство, нахождении С. в состоянии необходимой обороны, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено С. и М.И.А. в соответствии с требованиями, ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 3 ноября 2005 года в отношении С., М.И.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных С., М.И.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июня 2006 г. N 66-О06-20


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.