Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2006 г. N 88-О06-3 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, обстоятельства, смягчающего их наказание, данных, характеризующих их личности, и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 июня 2006 г. N 88-О06-3


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Г. и кассационные жалобы осужденных С.Е.В. и С.Д.В. на приговор Томского областного суда от 7 октября 2005 года, которым

С.Е.В., родившийся 19 ноября 1980 года в пос. И-Коспаш Кизеловского района Пермской области, не судимый;

С.Д.В., родившийся 10 июля 1976 года в г. Стрежевом Томской области, не судимый;

- каждый осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать со С.Е.В. и С.Д.В. солидарно в пользу Центра социальной поддержки населения Департамента социальной защиты администрации Томской области 1500 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Э., объяснения осужденных С.Е.В. и С.Д.В., мнение прокурора Х. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

С.Е.В. и С.Д.В. признаны виновными в совершении группой лиц убийства К.

Преступление совершено 19 марта 2005 года на территории Томской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Г. не оспаривая доказанность вины осужденных и юридическую квалификацию их действий, просит приговор отменить в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Указывает, что судом нарушены требования ст. 307 УПК РФ, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора не указаны локализация и количество телесных повреждений, какие из них повлекли смерть потерпевшего, количество нанесенных осужденными ударов ножом потерпевшему (32 удара) не соответствует количеству колото-резаных и резаных ран, указанных в заключении судебно-медицинской экспертизы (31). Также указывает, что принудительные меры медицинского характера С.Е.В. назначены на основании ч. 1 ст. 104 УК РФ и в приговоре не мотивировано решение в части гражданского иска. В кассационных жалобах:

осужденный С.Е.В. просит снизить назначенное ему наказание с учетом его явки с повинной, оказания помогли следствию в раскрытии преступления, положительных характеристик по месту жительства, работы и учебы, отсутствия судимостей;

осужденный С.Д.В. указывает на несогласие с приговором, считая, что в результате нанесения им ударов ножом потерпевшему в спину, в область лопаток, последнему был причинен легкий вред здоровью, при этом умысла на убийство у него не было, что подтверждается показаниями свидетелей Б.И.Н. и Б.В.И. Также полагает, что с его стороны имел добровольный отказ от совершения убийства, поскольку, в ходе нанесения ударов ножом потерпевшему, он осознал, что совершает убийство, и возвратил нож С.Е.В. Считает, что его действия следует квалифицировать по ст. 111 УК РФ. Просит учесть обстоятельства, предшествующие совершению преступления, его роль при совершении преступления и признательные показания. Просит изменить приговор в связи с неправильным применением уголовного закона и суровостью назначенного ему наказания.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель считает доводы жалоб необоснованными и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности С.Д.В. в совершении убийства К. в группе со С.Е.В. подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так, С.Д.В. показал в судебном заседании, что после того как они приехали в район пос. Дорожников и отошли от автомашины, в ходе словесной перепалки они со С.Е.В. стали бить К., а когда последний стал угрожать им и оскорблять С.Е.В., то С.Е.В. нанес К. множество ударов ножом в область шеи, плеча. Затем С.Е.В. предложил ему убить его, сказав: "Кончай его", и он взяв нож, нанес К. три удара в спину в область лопаток. Затем он одумался и вернул нож С.Е.В., который нанес удар ножом в горло потерпевшему.

Свидетель Б.В.И. подтвердил, что С.Е.В. и С.Д.В. хотели вывезти К. за город, чтобы попугать его и проучить. Когда они втроем отошли от машины, он через 15-20 минут пошел к ним и увидел, что С.Е.В. со С.Д.В. закапывают труп К. в снег и здесь же лежал нож.

По заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему были причинены колото-резаные ранения шеи: 16 ранений без повреждения крупных сосудов (раны N 9-14, 16, 18-26), 2 ранения с повреждением левой позвоночной артерии и проникновением в полость глотки (раны N 15, 17) и одно резаное ранение шеи с повреждением правых наружных яремной вены и сонной артерии (рана N 8).

Колото-резаные ранения шеи без повреждения крупных сосудов, с учетом их множественного характера и значительной глубины, в совокупности с ранами N 8, 15, 17, опасными для жизни, вызвали массивную кровопотерю, приведшую к смерти и по этому признаку в совокупности причинили тяжкий вред здоровью. Смерть наступила от обильной кровопотери, развившейся в результате причинения указанных множественных колото-резаных и резаного ранений шеи. Также потерпевшему были причинены другие прижизненные повреждения, т.е. колото-резаные раны: на спине в правой надлопаточной области, на наружной поверхности левого плеча, на передней поверхности грудной клетки и на внутренней поверхности левого плеча, на наружной поверхности левого бедра и другие повреждения, причинившие легкий вред здоровью. Таким образом, суд правильно установил, что нанесение С.Е.В. и С.Д.В. ударов ножом потерпевшему в части тела (в шею, спину, грудную клетку), где расположены жизненно важные органы человека, независимо от степени тяжести вреда здоровью, причиненного каждым повреждением, свидетельствует об их умысле на лишение жизни потерпевшего, при этом о направленности их умысла на убийство также свидетельствуют слова С.Е.В., обращенные к С.Д.В. с предложением убить К., с которым С.Д.В. согласился и нанес потерпевшему неоднократные удары ножом в область расположения жизненно важных органов. Доводы С.Д.В. о том, что с его стороны имел добровольный отказ от совершения преступления являются необоснованными, поскольку, согласившись с предложением С.Е.В. об убийстве потерпевшего, он присоединился к нему и принял участие в убийстве потерпевшего, при этом из показаний С.Д.В., даваемых им на протяжении всего предварительного следствия и которые он подтвердил в судебном заседании, следует, что после нанесения им ударов ножом потерпевшему, нож у него забрал С.Е.В., и он не отказывался от совершения преступления, а также он пояснял, что принял участие в убийстве К., поскольку хотел быть вместе со своим другом С.Е.В., делать с ним одно дело.

Юридическая оценка действиям С.Е.В. и С.Д.В. судом дана верно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора органами предварительного следствия и судом не допущено.

При описании преступного деяния, признанного судом доказанным, которое приведено в описательно-мотивировочной части приговора, судом указаны место, время, способ его совершения, формы вины, мотивы, цели и последствия преступления, в частности, из описания следует, что осужденные с целью убийства нанесли К. не менее 32 ударов ножом в область шеи и туловища,... в результате их умышленных совместных действий К. были причинены телесные повреждения, которые вызвали массивную кровопотерю и по этому признаку в совокупности причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего, в результате чего К. скончался на месте совершения преступления, т.е. требования, содержащиеся в п. 1 ст. 307 УПК РФ, судом при описании преступного деяния, признанного доказанным, т.е. умышленного убийства, совершенного осужденными в группе на почве личных неприязненных отношений, соблюдены.

Противоречий между выводами суда о виновности осужденных и приведенными в приговоре доказательствами не имеется.

Кроме того, суд правильно пришел к выводу о необходимости назначения С.Е.В. принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра и в связи с назначением С.Е.В. наказания, на основании ч. 1 ст. 104 УК РФ, постановил применить их по месту отбывания наказания в виде лишения свободы.

Также, из протокола судебного заседания видно, что в судебном заседании исследовались документы, связанные с предъявленным иском прокурора на сумму 1500 рублей, при этом исковые требования прокурора осужденными были признаны в полном объеме, т.е. решение суда в части заявленного гражданского иска является обоснованным.

Наказание С.Е.В. и С.Д.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, обстоятельства, смягчающего их наказание, данных, характеризующих их личности, и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Томского областного суда от 7 октября 2005 года в отношении С.Е.В. и С.Д.В. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2006 г. N 88-О06-3


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.