Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 74-О05-55 Основанием для отмены приговора послужили многочисленные факты нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, которые были допущены судом первой инстанции при постановлении приговора

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 74-О05-55


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 мая 2006 года кассационные жалобы осужденного С., адвоката Б. и осужденного З., адвоката Д. кассационное представление государственного обвинителя О. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 5 сентября 2005 года, которым

Г. родившийся 14 сентября 1984 года в п. Депутатский Усть Янского района Республики Саха (Якутия), не работавший, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к лишению свободы сроком на 6 лет; на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Г. также назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ (по обвинению в убийстве Г.Ю.К.) Г. оправдан;

З., родившийся 27 января 1985 года в с. Казачье Усть Янского района Республики Саха (Якутия), работавший охранником в жилищно-коммунальном предприятии с. Казачье, ранее судимый 11 октября 2004 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком 1 год,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет; на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет; на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

А., родившийся 31 мая 1984 года в с. Казачье, не работавший, судимый 2 ноября 2004 года по ст. 162 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет условно с испытательным сроком на 4 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет; на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 328 ч. 1 УК РФ, а также по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ (по обвинению в убийстве Г.М.Ю.) А. оправдан;

С., родившийся 31 января 1985 года в п. Кулар Усть Янского района Республики Саха (Якутия), учащийся 2 курса Якутского сельскохозяйственного техникума, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре также содержатся решения по предъявленным гражданским искам, о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З.В.Я., выступление осужденного С., просившего кассационную жалобу удовлетворить, а кассационное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф., поддержавшего кассационное представление и возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб, судебная коллегия установила:

Г. признан виновным и осужден за убийство Б., а также за убийство Г.М.Е., которое совершил в группе с З. с целью скрыть другое преступление.

З. признан виновным и осужден за убийство Г.М.Е., которое совершил в группе с Г. с целью скрыть другое преступление, а также за убийство Г.Ю.К., которое совершил в группе с А. и С. с целью скрыть другое преступление.

А. и С. признаны виновными и осуждены за убийство Г.Ю.К., которое совершили в группе с З. с целью скрыть другое преступление.

Судом установлено, что преступления совершены 12 января 2005 года в с. Казачье Усть Янского района Республики Саха (Якутия) при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Г., З., А. и С. ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и несправедливости приговора (чрезмерной мягкости назначенного наказания). Государственный обвинитель О. в представлении указывает: оправдывая Г. по обвинению в убийстве Г.Ю.К., суд не дал оценки показаниям Г., данным им в период следствия, в которых он рассказывал о своем участии в убийстве потерпевшего, а также показаниям других осужденных (С., А. и З.), которые, как и Г., в период предварительного следствия рассказывали об участии Г. в убийстве потерпевшего Г.Ю.К.; оправдывая А. в убийстве Г.М.Е., суд не учел показаний свидетеля Т. о том, что А. принимал участие в избиении потерпевшей Г.М.Е., а также не учел то обстоятельство, что на одежде А. была обнаружена кровь потерпевшей. Кроме того, государственный обвинитель обращает внимание на то, что судом в приговоре не приведены предусмотренные статьей 64 УК РФ основания, которые бы позволили назначить Г. наказание ниже низшего предела, чем предусмотрено законом за совершенные им преступления.

В кассационной жалобе адвокат Б. в защиту осужденного З. просит приговор изменить, переквалифицировать действия З. со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на ст. 115 ч. 1 УК РФ и со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ с применением ст. 31 УК РФ на ст. 115 ч. 1 УК РФ. Адвокат в жалобе указывает, что исследованными в судебном заседании доказательствами не подтверждается наличие у З. умысла на убийство Г.Ю.К. и Г.М.Е.; от его действий смерть потерпевших не могла наступить; судом не учтены показания осужденного З. о том, что он ударил потерпевшую Г.М.Е. по голове и предплечью без умысла на убийство, а от убийства потерпевшего Г.Ю.К. добровольно отказался в тот момент, когда порвалась материя, которой он и другие осужденные душили потерпевшую; судом также не учтено, что у З. не было мотивов для убийства потерпевших; судом была нарушена статья 18 УПК РФ, поскольку при оглашении обвинительного заключения не был осуществлен перевод на якутский язык, которым владеет З.

Осужденный З. в дополнении к кассационной жалобе адвоката Б. приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката; просит обратить внимание на свой добровольный отказ от убийства потерпевшего Г.Ю.К., а также на то, что убийство потерпевшей Г.М.Е. совершал один Г.; убийство потерпевшей Г.М.Е. его (З.) умыслом не охватывалось.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Д. в защиту осужденного С. просит приговор изменить, переквалифицировать действия С. на ст. 115 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ. Адвокат в жалобе указывает, что С. добровольно отказался от убийства потерпевшего в тот момент, когда порвалась материя, которой душили Г.Ю.К.; из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть потерпевшего наступила не от удушения, а в результате тяжелой открытой черепно-мозговой травмы - от действий А.; наказание осужденному С. назначено чрезмерно суровое, без учета данных о его личности, а также характера и степени его фактического участия в совершении преступления; судом была нарушена статья 18 УПК РФ, поскольку при оглашении обвинительного заключения не был осуществлен перевод на якутский язык, которым владеет С.

В кассационной жалобе осужденный С. просит переквалифицировать его действия на ст. 115 ч. 1 УК РФ и снизить срок наказания. В жалобе осужденный приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката. Кроме того, он указывает, что заключения экспертиз, на которые сослался суд в приговоре как на доказательство вины осужденных, не подтверждаются показаниями допрошенных в суде экспертов; обстоятельства дела исследованы судом неполно; судом при рассмотрении дела допущены нарушения норм международного права и Конституции Российской Федерации.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат П. в защиту осужденного Г. просит приговор суда оставить без изменения, считая его законным, обоснованным и справедливым, а доводы кассационного представления - необоснованными.

Представитель потерпевших адвокат Е. в возражениях на кассационное представление государственного обвинителя и на кассационные жалобы осужденных высказывает свое несогласие с их доводами и просит приговор суда оставить без изменения.

Государственный обвинитель О., возражая против кассационных жалоб адвокатов Б., Д. и осужденного С., просит приговор суда отменить по основаниям, указанным в кассационном представлении.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора должны быть изложены мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Данные нормы уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были нарушены.

Как следует из предъявленного Г. обвинения, он органами следствия обвинялся в совместном с А., З. и С. убийстве Г.Ю.К., совершенном с целью сокрытия других преступлений (убийств Б. и Г.М.Е.)

Оправдывая Г. по обвинению в убийстве Г.Ю.К., суд пришел к выводу, что его участие в убийстве данного лица "не нашло должного подтверждения".

Оценивая показания Г., данные им в суде и на предварительном следствии, суд в приговоре указал: "Действительно во время предварительного следствия даже сам Г. заявлял об участии его в этом преступлении. Однако в суде он пояснил, что это он сделал потому, что другие подсудимые предлагали ему "взять вину на себя".

Суд в приговоре указал и о том, что "учитывает мнение всех других подсудимых в суде о неучастии Г. в действиях в отношении потерпевшего Г.Ю.К., слабоумие подсудимого Г. и все возникающие сомнения также в данном случае толкует в пользу подсудимого".

Однако, как обоснованно отмечено в кассационном представлении, судом при постановлении приговора не были учтены показания подсудимых С., А. и З., данные ими на предварительном следствии, которые исследовались в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя.

Как следует из показаний З. на предварительном следствии, он (З.) и Г. помогали А. и С. душить полотенцем лежавшего в комнате на диване Г.Ю.К. Когда полотенце порвалось, А. стал чем-то бить потерпевшего (т. 1 л.д. 228-229).

Аналогичные показания на предварительном следствии давали С. и А. (т. 1 л.д. 219-221), (т. 1 л.д. 223-224).

В приговоре, в нарушение требований ст. 305 ч. 1 п. 4 УПК РФ не изложены мотивы, по которым суд отверг данные доказательства, представленные стороной обвинения, в которых содержатся сведения об участии Г. в убийстве Г.Ю.К.

Доводы кассационного представления о том, что судом необоснованно были приняты во внимание показания осужденного в суде о том, что на предварительном следствии он оговорил себя, поскольку другие подсудимые предлагали ему "взять вину на себя", требуют более тщательной проверки.

На предварительном следствии Г. показывал, что когда шел на кухню, то увидел как в комнате З., А. и С. чем-то душили Г.Ю.К. Он зашел в комнату и помог душить Г.Ю.К. полотенцем, которое они стали тянуть вчетвером. Поскольку полотенце порвалось, а Г.Ю.К. еще дышал, А. стал бить потерпевшего металлической пельменницей по голове (т. 1 л.д. 235-236).

То есть, в ходе предварительного следствия Г., рассказывал не только о своем участии в убийстве Г.Ю.К., но и об участии других подсудимых в этом убийстве.

Доводы кассационного представления о том, что оправдывая А. в убийстве Г.М.Е., суд в приговоре не привел убедительных мотивов, по которым отверг доказательства его вины, представленные стороной обвинения, также обоснованны.

Как следует из предъявленного А. обвинения, он органами следствия обвинялся в совместном с З. и Г. убийстве Г.М.Е., совершенном с целью сокрытия другого преступления (убийства Б.).

Отвергая представленные стороной обвинения доказательства (показания свидетеля Т., протоколы следственных действий и заключения экспертиз об обнаружении на одежде А. следов крови, происхождение которой от Г.М.Е. не исключается), суд в приговоре указал, что свидетель Т., не видевший действий подсудимых и определивший их действия по звукам и голосам, мог ошибиться, показывая об участии А. "в действиях в отношении данной потерпевшей", а одежда подсудимого А. в данном случае "могла испачкаться кровью потерпевшей не обязательно во время участия его в насильственных действиях в отношении потерпевшей".

Однако, как видно из материалов дела, судом не выяснялся вопрос о том, при каких именно обстоятельствах на одежде А. оказалась кровь, происхождение которой от потерпевшей Г.М.Е. не исключается. Указывая на иные возможные обстоятельства появления следов крови на одежде подсудимого А., суд не раскрыл их, и не привел соответствующих мотивов своих выводов, которые бы основывались на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Относительно доводов кассационного представления, касающихся назначенного Г. наказания, судебная коллегия отмечает следующее.

Согласно ст. 64 УК РФ более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за совершенное лицом преступление, может быть назначено при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.

Суд, назначая Г. наказание с применением ст. 64 УК РФ, указал, что учитывает в качестве смягчающего наказания Г. обстоятельств его первую судимость, признание вины в убийстве Б., а также то, что он страдает дебильностью и нуждается в лечении, которое может быть назначено принудительно.

Активного содействия Г. в раскрытии группового преступления судом в приговоре не признано.

В нарушение требований ст. 307 п. 4 УПК РФ суд в приговоре не привел мотивов, согласно которым пришел к выводу о том, что перечисленные им обстоятельства существенно уменьшают степень общественной опасности преступления, а также мотивов того, что Г. активно содействовал раскрытию группового преступления.

Этот вопрос (вопрос о возможности применения статьи 64 УК РФ), в случае признания Г. виновным, подлежит обсуждению судом первой инстанции, исходя из обстоятельств, которые будут установлены при новом судебном разбирательстве уголовного дела, а также данных о его личности и поведения во время и после совершения преступлений.

Поскольку при новом рассмотрении дела подлежат проверке и исследованию вопросы о виновности или невиновности А. в убийстве Г.М.Е., то суду, в случае признания А. виновным, также следует обсудить и вопрос о мере наказания, исходя из обстоятельств, которые будут установлены при новом судебном разбирательстве уголовного дела.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в отношении всех осужденных по делу лиц ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Однако, поскольку в кассационном представлении не приведено каких-либо доводов о чрезмерной мягкости назначенного наказания осужденным З. и С., то судебная коллегия не входит в обсуждение вопроса о справедливости назначенного им наказания.

Кроме того, этот вопрос судебная коллегия оставляет открытым еще и потому, что отменяет приговор в отношении всех осужденных по делу лиц.

Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены приговора в отношении всех осужденных, поскольку их действия по предъявленному обвинению тесно взаимосвязаны. Дело не может быть рассмотрено раздельно, поскольку это повлияет на полноту, всесторонность и объективность его рассмотрения судом, а также может повлиять на правильность принятого судом решения.

Поскольку деяния, в совершении которых Г. и А. признаны виновными, и деяния, по обвинению в которых они оправданы, взаимосвязаны между собой, то постановленный в отношении каждого из них обвинительный и оправдательный приговоры подлежат отмене в полном объеме.

Доводы кассационных жалоб осужденного С., адвоката Б. и осужденного З., адвоката Д. о неправильном применении судом уголовного закона, о несоответствии выводов суда, изложенным в приговоре фактическим обстоятельствам дела и о несправедливости приговора - обсуждению на данном этапе производства по уголовному делу в суде кассационной инстанции не подлежат, поскольку приговор в отношении осужденных Г., З., А. и С. отменен в полном объеме и дело направлено на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, где должны быть решены вопросы об уголовном законе, подлежащем применению, а также о наказании, в случае признания подсудимых виновными в совершении преступлений.

Согласно ст. 386 ч. 2 УПК РФ при отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности доказательств, о преимуществах одних доказательств перед другими, а также о мере наказания.

Поскольку на приговор в отношении А., в части его оправдания по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 328 ч. 1 УК РФ, кассационное представление и кассационные жалобы не поданы, то приговор в этой части судебная коллегия оставляет без изменения.

Судебная коллегия, отменяя приговор по указанным выше основаниям, отмечает и другие нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, которые были допущены судом первой инстанции при постановлении приговора.

Суд, назначив Г. и З. наказание по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ, не указал части данной статьи уголовного закона.

Оправдывая Г. по обвинению в убийстве Г.Ю.К., а А. - в убийстве Г.М.Е., суд в резолютивной части приговора указал, что они подлежат оправданию "вследствие непричастности" и "за отсутствием в их действиях состава преступления".

Однако судом не учтено, что согласно ст. 302 ч. 2 пунктов 2 и 3 УПК РФ это разные основания, по которым может быть постановлен оправдательный приговор.

В описательно-мотивировочной части приговора не приведено мотивов, по которым суд пришел к выводу об отсутствии в деянии подсудимых Г. и А. состава преступлений.

Из резолютивной части приговора не ясно, за какое именно преступление З. назначено наказание. В резолютивной части приговора указано, что за каждое из двух преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ, ему назначено по 12 лет лишения свободы. Однако из такой формулировки не ясно, за какое именно преступление ему назначено наказание, если учесть, что он признан виновным в убийстве нескольких лиц.

В начале описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что Г. и З. совершили убийство Г.М.Е., а затем они вместе с А. и С. совершили убийство Г.Ю.К.

Однако далее в описательно-мотивировочной части приговора суд указал о непричастности Г. к убийству Г.Ю.К.

Таким образом, приговор суда в этой части является противоречивым.

Меру пресечения в отношении всех подсудимых (заключение под стражу) судебная коллегия оставляет без изменения, поскольку оснований для ее отмены или изменения не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 5 сентября 2005 года в части оправдания А. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 328 ч. 1 УК РФ, оставить без изменения.

В остальном приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 5 сентября 2005 года в отношении А., Г., З. и С. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, со стадии судебного разбирательства, в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении А., Г., З. и С. оставить прежней - заключение под стражу.


Председательствующий



Судьи:




Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 74-О05-55


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.