Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 марта 2006 г. N 63-П06 Суд изменил приговор в отношении осуждения лица за кражу и хищение оружия, исключив квалифицирующий признак неоднократности, а также применив акт амнистии исключил указание об отмене условного осуждения и назначении наказания по совокупности приговоров

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 марта 2006 г. N 63-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного В. на приговор Челябинского областного суда от 18 мая 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 января 2001 года.

По приговору Челябинского областного суда от 18 мая 2000 года

В., 18 октября 1982 года рождения, уроженец г. Челябинска, ранее судимый 18 ноября 1997 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ на 2 года 6 месяцев; по ст. 226 ч. 3 п. "б" УК РФ на 5 лет; по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ на 6 лет; по ст. 166 ч. 4 УК РФ на 6 лет; по ст.ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п.п. "в, ж" УК РФ на 7 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 8 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения наказания по приговору от 18 ноября 1997 года, окончательно В. назначено 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии общего режима.

По делу разрешены гражданские иски.

По данному делу осуждены К.С.В., К.С.Ю., З., Х., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 января 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Копейского городского суда Челябинской области от 21 апреля 2004 года приговор и кассационное определение в отношении В. приведены в соответствие с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом РФ N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года:

- исключен квалифицирующий признак "неоднократно";

- его действия переквалифицированы с п.п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на п.п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), по которой назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы;

- его действия с п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 226 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), по которой назначено 3 года лишения свободы;

- по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), ч. 1 ст. 226 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), ч. 4 ст. 166 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), ч. 5 ст. 33 и п.п. "в, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), назначено 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

- на основании ст. 70 УК РФ окончательно по совокупности приговоров В. назначено 8 лет лишения свободы.

В надзорной жалобе осужденный В. ставит вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных решений, исключении его осуждения по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 126 УК РФ, поскольку похищение человека было способом совершения убийства и не требовало самостоятельной квалификации. Он также просит исключить его осуждение по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ и переквалифицировать его действия по обвинению в убийстве Пономарева на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ как пособника убийству, совершенному без предварительного сговора группой лиц.

Кроме того, автор надзорной жалобы считает, что суд не установил предварительного сговора на угон автомобиля и поэтому неправомерно осудил его по ч. 4 ст. 166 УК РФ.

В. просит смягчить ему наказание, учитывая смягчающие наказание обстоятельства, а также исключить указание о назначении ему наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, поскольку к моменту рассмотрения дела в суде кассационной инстанции он подлежал освобождению от наказания, назначенного ему по предыдущему приговору от 18 ноября 1997 года в силу акта об амнистии.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего надзорную жалобу удовлетворить частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

В. осужден за кражу чужого имущества, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему; за хищение огнестрельного оружия неоднократно; за похищение человека по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия; за неправомерное завладение автомобилем группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно; за пособничество в убийстве П., группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с похищением человека.

Преступления им совершены при следующих обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В., будучи судимым в 1997 году за совершение кражи, 30 января 1999 года с целью хищения чужого имущества, в том числе и огнестрельного оружия, проник в квартиру Б. в г. Челябинске, откуда тайно похитил принадлежащие хозяину этой квартиры электрический чайник, бинокль БКЦ-7, рюкзак, ружье модели ИЖ-18, 10 патронов калибра 16, две коробки капсюля, одну упаковку пороха, а также огнестрельное оружие в виде двуствольного охотничьего ружья модели ИЖ-43М общей стоимостью 5 тысяч 135 рублей.

9 сентября 1999 года несовершеннолетние В., Х., З., К., Куд. и лицо, находящееся в розыске, употребляли спиртные напитки. Узнав о том, что М. и Кар. подверглись унижениям со стороны П. и друзей последнего, В., Х., З., К., Куд. и лицо, находящееся в розыске, договорились с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а также с применением оружия похитить П. При этом В., Х., З., К., Куд. и лицо, находящееся в розыске, разработали план похищения П. и распределили между собой роли.

Реализуя задуманное, В., Х., З., К., Куд. и лицо, находящееся в розыске, прибыли к дому, в котором в двухкомнатной квартире, расположенной на первом этаже, вместе с сожительницей Д.К. и родителями последней проживал П.

Действуя согласно разработанному плану, В. и К. остались на улице для того, чтобы воспрепятствовать попытке П. убежать через окно квартиры, а остальные соучастники - Х., вооруженный огнестрельным оружием - обрезом двуствольного ружья модели ИЖ-43М, З., Куд. и лицо, находящееся в розыске, ворвались в квартиру.

Находясь в указанной квартире, З. направил ствол обреза ружья в сторону Д.О. (открывшей дверь в квартиру) и, угрожая применением насилия, заставил ее лечь на пол. Х. и лицо, находящееся в розыске, забежали в комнату, в которой находились Д.К. и П., и стали руками и ногами избивать последнего. Куд. прошел на кухню, взял там топор и встал у входной двери. 3. нанес один удар прикладом ружья по лицу Д., а Куд. нанес Д. по лицу удар рукой, после чего З. приказал Д. лечь на пол. 3атем Куд. и З. заперли Д.О. и Д. в туалете. Увидев на руке П. золотое обручальное кольцо, З. с целью хищения чужого имущества под угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, направил ствол обреза ружья на П. и приказал ему снять указанное кольцо (стоимостью 1 тысяча рублей) и положить в карман его (З.) одежды. Воспринимая угрозу убийством реально, П. выполнил требование З.

Убедившись в том, что соучастники находятся в квартире и подавили сопротивление П. и Д., К. и В. вошли в квартиру. Там К., демонстрируя кухонный нож и угрожая убийством, нанес П. не менее восьми ударов ногами и руками по голове и телу, а В. - не менее пяти ударов ногами и руками по голове и телу.

Реализуя умысел, направленный на похищение П., В., К., Куд., З., Х. и лицо, находящееся в розыске, вывели П. из квартиры на улицу. Для принудительного перемещения П., В., К., Куд., З., Х. и лицо, находящееся в розыске, договорились неправомерно завладеть автомобилем Пономарева модели ВАЗ-2108 без цели его хищения. Для осуществления данного преступного намерения они, выразив угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, приказали П. взять свой автомобиль с автомобильной стоянки. Опасаясь осуществления указанных угроз, П. в сопровождении З. и лица, находящегося в розыске, выехал на указанном автомобиле с территории автомобильной стоянки. После этого З. и лицо, находящееся в розыске, приказали П. пересесть на заднее сидение автомобиля. 3. сел за руль, лицо, находящееся в розыске, и Куд. сели по бокам П., а Х. - на сидение, расположенное рядом с З.

К. и В., забрав у З. обрез охотничьего ружья, пошли к дому пешком. В пути следования В. зашел в квартиру М. и оставил там обрез.

10 сентября 1999 года З., Х., Куд. и лицо, находящееся в розыске, на угнанном автомобиле привезли Пономарева в частный дом, где к тому времени их уже ожидали В. и К. Находясь в указанном доме, В., К., Х., Куд., З. и лицо, находящееся в розыске, продолжили употреблять спиртные напитки. При этом в течение трех часов они удерживали П. и выясняли с ним отношения. 3атем с целью скрыть преступления, совершенные ими в отношении П., В., К., Х., Куд., З. и лицо, находящееся в розыске, договорились убить П., а его труп закопать.

Реализуя задуманное, В., З., Х., Куд. и лицо, находящееся в розыске, направились в лесопосадки, расположенные вдоль ул. Братьев Кашириных г. Челябинска, где впятером выкопали яму для сокрытия трупа П. В то время, когда другие соучастники копали яму, К. находился в доме, удерживая П., заставлял последнего употреблять спиртные напитки, потом нанес ему ножом не менее двух скользящих ударов в область шеи сзади. Выкопав яму, В., З., К. и лицо, находящееся в розыске, на угнанном автомобиле перевезли П. из дома к яме, выкопанной в лесопосадках. Там З. и лицо, находящееся в розыске, реализуя предварительный сговор на убийство, стали душить П. Обмотав шею потерпевшего полотенцем, они тянули концы полотенца в разные стороны. Кроме этого, З. и лицо, находящееся в розыске, поочередно вставали ногами на шею П. Когда последний потерял сознание, К. нанес ему не менее восьми ударов ножом в область шеи. После этого К. и лицо, находящееся в розыске, сбросили тело П. в яму и вместе с З. и В. засыпали ее землей.

Смерть П. наступила от колото-резаного ранения правой боковой поверхности шеи и резаной раны передней поверхности шеи с повреждением диафрагмы рта и общих сонных артерий, осложнившихся обескровливанием организма (кровопотерей).

В надзорной жалобе осужденный В. ставит вопрос об изменении состоявшихся в отношении него судебных решений, исключении осуждения его по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 126 УК РФ, поскольку похищение человека было способом совершения убийства и не требовало самостоятельной квалификации действий. Он также просит исключить его осуждение по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ и переквалифицировать его действия по убийству Пономарева на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ как пособника убийству, совершенному без предварительного сговора группой лиц.

Кроме того, автор надзорной жалобы считает, что суд не установил предварительного сговора на угон автомобиля и поэтому неправомерно осудил его по ч. 4 ст. 166 УК РФ.

В. просит смягчить ему наказание, учитывая смягчающие наказание обстоятельства, а также исключить указание о назначении ему наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, поскольку к моменту рассмотрения дела в суде кассационной инстанции он подлежал освобождению от наказания, назначенного ему по предыдущему приговору от 18 ноября 1997 года, в силу акта об амнистии.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного В., Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит доводы надзорной жалобы подлежащими удовлетворению лишь частично по следующим основаниям.

Вопреки доводам надзорной жалобы, суд правильно квалифицировал действия осужденного В. по обвинению в похищении П. по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 126 УК РФ.

По делу установлено и отражено в приговоре, что В. и другие осужденные по данному делу похитили П. 9 сентября 1999 года по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением оружия. При этом похищение П. было совершено не с целью его убийства, а для выяснения с ним отношений по поводу действий, совершенных им в отношении М. и Кар., то есть он был похищен с целью последующего содержания в другом месте.

Суд признал установленным, что умысел на убийство П. возник у осужденных 10 сентября 1999 года, то есть после совершенного похищения.

По смыслу уголовного закона, действовавшего на момент совершения преступления и постановления обвинительного приговора (ст. 17 УК РФ), совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями УК РФ.

Поскольку В. было совершено похищение человека, а затем его убийство, суд правильно усмотрел в его действиях совокупность преступлений и самостоятельно квалифицировал действия осужденного по различным статьям УК РФ.

Не подлежат удовлетворению и доводы надзорной жалобы В. о переквалификации его действий на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ по обвинению в убийстве П.

Судом установлено, что осужденные по данному делу В., К., Х., Куд., З. и лицо, находящееся в розыске, заранее договорились убить П., а труп закопать. Именно с этой целью В. принимал участие в подготовке ямы для сокрытия трупа, перевозке потерпевшего к месту убийства. В лишении жизни П. непосредственное участие принимали З., К. и лицо, находящееся в розыске, действуя в составе группы лиц.

В., принимая участие в сговоре на убийство и осознавая, что оно совершается группой лиц, совершил пособничество убийству П., совершенному группой лиц, по предварительному сговору, сопряженному с похищением человека.

Следовательно, его действия по данному эпизоду правильно квалифицированы судом по ч. 5 ст. 33 и п.п. "в, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, доводы надзорной жалобы В. об отсутствии предварительного сговора при угоне автомобиля потерпевшего.

Так, потерпевшая Д.К. показала, что осужденные, выйдя из квартиры на улицу, спрашивали у П., где находится его автомобиль, требовали, чтобы он забрал автомашину со стоянки. Ключи от автомобиля и квитанцию за автостоянку из квартиры забирал З.

Сами осужденные не отрицали факта предварительного требования от П. выгнать автомобиль со стоянки, чтобы затем завладеть им и отвезти потерпевшего в другое место, с целью разобраться с ним.

В связи с этим суд сделал правильный вывод о наличии у осужденных сговора на незаконное завладение без цели хищения автомобилем П. с угрозой применения насилия, опасного для жизни, еще до его фактического завладения и квалифицировал действия В. по ч. 4 ст. 166 УК РФ, в том числе по признаку совершения угона группой лиц по предварительному сговору.

Доводы надзорной жалобы осужденного В. о назначении ему меры наказания без учета смягчающих наказание обстоятельств также несостоятельны.

При назначении В. наказания суд указал в приговоре, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о личности, его роль в содеянном.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд признал активное способствование В. раскрытию преступления, изобличению других соучастников, назначив ему наказание с учетом требований ст. 62 УК РФ, то есть не превышающее трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного санкциями статей.

Иных смягчающих наказание обстоятельств и оснований для смягчения осужденному меры наказания не имеется. Не установлены они и судом первой инстанции.

Что касается доводов жалобы о неправильном назначении В. наказания по совокупности приговоров, то они являются обоснованными и подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" подлежали освобождению от наказания лица, впервые осужденные к лишению свободы на срок до трех лет лишения свободы.

Ограничения для применения акта об амнистии для таких лиц устанавливались п. 11 указанного выше постановления.

Как следует из материалов уголовного дела, В. ранее был судим 18 ноября 1997 года по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года 6 месяцев.

Ограничений для применения к нему положений п. 1 акта об амнистии не имелось.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. "в" п. 1 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", применение акта об амнистии возлагалось на суды в отношении лиц, дела о которых рассмотрены, но приговоры судов не вступили в законную силу.

Рассматривая уголовное дело в отношении В. в кассационном порядке 5 января 2001 года, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не учла того обстоятельства, что осужденный В. подлежал освобождению от наказания, назначенного ему по приговору от 18 ноября 1997 года в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы условно, и оставила без изменения приговор суда в отношении В. от 18 мая 2000 года в части отмены ему условного осуждения по предыдущему приговору и назначения наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

В соответствии с положениями ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ неправильное применение уголовного закона, выразившееся в неприменении акта об амнистии, подлежавшего применению, является основанием для изменения состоявшихся по делу судебных решений.

Подлежит отмене постановление судьи Копейского городского суда Челябинской области от 21 апреля 2004 года, поскольку суд не решил всех вопросов, подлежащих рассмотрению в порядке ст. 10 УК РФ, ст.ст. 396 ч. 1, 397 п. 13 УПК РФ для обращения приговора к исполнению.

В связи с этим, осуждение В. подлежит приведению в соответствие с Федеральным законом РФ N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года, из приговора и кассационного определения подлежит исключению квалифицирующий признак "неоднократно", действия осужденного следует переквалифицировать с п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ на ч. 1 ст. 226 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года).

На основании изложенного и руководствуясь ст. 408, ч. 1 ст. 409, ст. 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного В. удовлетворить частично.

2. Отменить постановление судьи Копейского городского суда Челябинской области от 21 апреля 2004 года в отношении В.

Приговор Челябинского областного суда от 18 мая 2000 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 января 2001 года, в отношении В. изменить:

- исключить квалифицирующий признак "неоднократно", предусмотренный п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), и п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года);

- переквалифицировать его действия с п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ на ч. 1 ст. 226 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), по которой назначить 3 года лишения свободы;

- по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "в, г" ч. 2 ст. 158, ч. 4 ст. 166, ч. 5 ст. 33 и п.п. "в, ж" ч. 2 ст. 105, п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), ч. 1 ст. 226 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) назначить 7 лет 10 месяцев лишения свободы;

- исключить указание об отмене в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условного осуждения, назначенного ему по предыдущему приговору от 18 ноября 1997 года, и о назначении наказания на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

В остальном судебные решения в отношении В. оставить без изменения.


Председательствующий




Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 марта 2006 г. N 63-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.