Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 4-21/06 Оставление судом гражданского иска без рассмотрения противоречит закону, поскольку при постановлении обвинительного приговора суд должен рассмотреть предъявленный гражданский иск и полностью или частично удовлетворить его или отказать в нем

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 4-21/06


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2006 года кассационные жалобы потерпевших Ц., Мал., К., Мар., представителя гражданского истца - Управления внутренних дел Читинской области МВД РФ, П. и осужденного М. на приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 2 марта 2006 года, которым военнослужащие войсковой части 9797 ефрейтор

М., родившийся 23 февраля 1985 года в селе Черчет Тайшетского района Иркутской области, ранее не судимый, призванный на военную службу в апреле 2003 года,

осужден к лишению свободы по п.п. "б" и "в" ч. 2 ст. 335 УК РФ на один год; по п.п. "б" и "в" ч. 2 ст. 335 УК РФ на один год; по ч. 2 ст. 222 УК РФ на три года; по ч. 2 ст. 338 УК РФ на шесть лет; по ст. 317 УК РФ пожизненно; по п.п. "а", "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ пожизненно; по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ на десять лет; по п.п. "а", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ на четыре года; а по совокупности совершенных преступлений, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима и рядовой

Ю., родившийся 26 апреля 1983 года в поселке Майский Прокопьевского района Кемеровской области, ранее не судимый, призванный на военную службу в июне 2003 года,

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 222 УК РФ на три года; по ч. 2 ст. 338 УК РФ на шесть лет; по ст. 317 УК РФ на восемнадцать лет; по ч. 2 ст. 341 УК РФ на четыре года; по ч. 5 ст. 33 и п.п. "а", "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ на десять лет, а по совокупности совершенных преступлений, в соответствии со ст. 69 УК РФ, на двадцать лет в исправительной колонии строгого режима.

М. и Ю. по ч. 4 ст. 166 УК РФ оправданы на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

По делу осужден также Т., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

В порядке удовлетворения гражданских исков с осужденных М. и Ю. постановлено взыскать в солидарном порядке:

- в пользу потерпевших М.В.П., Ц., К.Н.А., М.Т.И., М.К.Н. и К.О.М. в качестве компенсации морального вреда по 400 тысяч рублей каждой;

- 90916 рублей в пользу потерпевшей Ц., 48818 рублей в пользу потерпевшей М.В.П. и 13973 рубля в пользу потерпевшей М.Т.И. в качестве возмещения расходов на погребение;

- 25000 рублей в пользу потерпевшей Ц. и 10000 рублей в пользу потерпевшей М.В.П. в порядке возмещения расходов, связанных с оплатой услуг представителя.

В удовлетворении остальных частей исков и иска потерпевшей К.О.М. о возмещении расходов, связанных с проездом родителей К.И.Ф. к месту погребения сына, отказано.

Кроме того, суд постановил взыскать с осужденных М., Ю. и Т. в солидарном порядке:

- 128339 рублей в пользу автохозяйства Управления внутренних дел Читинской области МВД, в счет возмещения имущественного вреда, связанного с повреждением автомобиля ВАЗ 2121.

Гражданский иск Управления внутренних дел Читинской области МВД РФ к войсковой части 9797, М. и Ю. о возмещении материального ущерба оставлен без рассмотрения.

Суд признал за войсковой частью 9797 право на удовлетворение исковых требований о возмещении материального ущерба, связанного с повреждением автомобиля УАЗ-3151, повреждением средств связи пограничной заставы, а также расходованием боеприпасов, передав вопрос об их размерах для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи полковника юстиции К.Л.А., мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры П., полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, Военная коллегия установила:

по приговору М. признан виновным в двух эпизодах нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанном с унижением чести и достоинства, сопряженном с насилием, совершенном группой лиц в отношении двух и более лиц; в умышленном причинении смерти трем лицам, в связи с осуществлением ими служебной деятельности, совершенном группой лиц по предварительному сговору; в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья; в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением, совершенном группой лиц по предварительному сговору с применением оружия в отношении двух и более лиц; в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности; в незаконном ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору; в дезертирстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

По приговору Ю. признан виновным в пособничестве в умышленном причинении смерти трем лицам, в связи с осуществлением ими служебной деятельности; в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности; в незаконном ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору; в дезертирстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору; в нарушении правил несения караульной службы лицом, входящим в состав пограничного наряда, что могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства, повлекшим тяжкие последствия.

Эти преступления совершены осужденными при следующих указанных в приговоре обстоятельствах.

В конце января 2005 года в ночное время М. и Т., находясь в помещении пограничной заставы "Амурская" войсковой части 9797, совместно предъявили надуманные требования к сослуживцам П., В. и К., а затем избили их, нанеся каждому по несколько ударов руками по различным частям тела.

Кроме этого, в середине февраля 2005 года в ночное время М. и Т., находясь в помещении пограничной заставы, снова совместно предъявили надуманные требования к сослуживцам П., В. и К. и избили их, нанеся каждому по несколько ударов руками по различным частям тела.

15 марта 2005 года, около 1 часа, М. и Т., а также присоединившиеся к ним Ю. и Е., проявляя недовольство служебной деятельностью офицеров М.В.К. и Марм. по вопросам прохождения ими военной службы и прибывшего на заставу капитана Кур. в связи с выполнением служебных обязанностей по выявлению фактов неуставных взаимоотношений между военнослужащими, договорились убить их, похитить оружие и боеприпасы, закрыть личный состав заставы в комнате для хранения оружия, после чего угнать автомобиль и на нем скрыться, уклонившись от военной службы. При этом они для осуществления своих преступных намерений распределили между собой роли и согласовали действия, установив, что с использованием автомата Ю., выданного последнему для несения службы, М. расстреляет офицеров, захватив после этого совместно с Е. оружие и боеприпасы, затем они закроют личный состав заставы в комнате для хранения оружия, а Т. в это время должен завладеть автомобилем для его последующего угона.

Реализуя задуманное, около 2 часов этих же суток Ю., являясь лицом, входящим в состав пограничного наряда "часовой у заставы", нарушив правила несения пограничной службы и оказывая пособничество М. в планируемом убийстве находившихся на заставе офицеров Марм., М.В.К. и Кур., передал М. выданные ему для несения службы автомат и подсумок с двумя магазинами к автомату, снаряженными патронами.

После этого М. зашел в комнату досуга, где с целью убийства произвел несколько выстрелов из переданного ему Ю. автомата в находившегося там старшего лейтенанта М.В.К., причинив последнему несовместимые с жизнью ранения головы и левого бедра, повлекшие смерть потерпевшего. Затем М. прошел в комнату для приезжих заставы и произвел несколько выстрелов из того же автомата в находящегося там капитана Кур., причинив последнему огнестрельные пулевые ранения головы и тела, в результате чего потерпевший скончался на месте происшествия. Далее М. и Е., следуя прежней договоренности, изъяли из одежды убитого М.В.К. ключ от комнаты для хранения оружия, после чего, угрожая оружием, изъяли у дежурного по заставе Ер., второй ключ от комнаты для хранения оружия, вскрыли помещение и завладели автоматами в целях использования в своих интересах.

Похитив оружие и боеприпасы, М. совместно с Е. с целью иметь возможность беспрепятственного самовольного оставления места службы разбудили личный состав пограничной заставы и, угрожая применением оружия, заставили последних против их воли проследовать в комнату для хранения оружия, где М. закрыл их и запер дверь на замок, незаконно лишив свободы. После этого Е., вооруженный автоматом, прошел в комнату для приезжих, где произвел несколько выстрелов в убитого Кур. и направился к квартире Марм. с намерением убить последнего. При производстве выстрелов через дверь квартиры Марм. у Е. заклинило автомат и он, бросив его, возвратился в казарму, заявив М., что возможно Марм. жив. Стремясь довести задуманное до конца, Е. и М., вооруженные автоматами, проследовали к квартире Марм., где с целью убийства совместно произвели в него множество выстрелов, причинив последнему огнестрельные пулевые ранения туловища, повлекшие его смерть.

В это время Т. без соответствующего разрешения выгнал автомобиль УАЗ-3151 из бокса. М. и Е. погрузили похищенные ими автоматы и оставшиеся патроны в автомобиль и вместе с присоединившимся к ним Ю. выехали на угнанном Т. автомобиле за территорию заставы.

В пути следования, незаконно перевозя похищенное оружие и боеприпасы, М., Т., Ю. и Е., зная, что будут предприняты меры по их розыску и задержанию, договорились оказывать вооруженное сопротивление при попытке их возможного задержания. Около 9 часов 15 марта 2005 года в районе 16 километра трассы Таптугары-Часовинка Могочинского района Читинской области Тюрин, не справившись с управлением автомобиля, выехал на полосу встречного движения и допустил столкновение с автомобилем ВАЗ 2121, в котором находились сотрудники милиции Мал., К. и Ц., выехавшие на задержание вооруженных преступников. В целях воспрепятствования законной деятельности сотрудников милиции по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, противодействуя задержанию и желая их убить, М., Е. и Ю. открыли по ним огонь из автоматов. В результате их совместных действий при производстве выстрелов Мал. были причинены четыре огнестрельные пулевые ранения головы и груди, К. - два огнестрельные пулевые ранения головы и правой поясничной области, Ц. - пять огнестрельных пулевых ранений головы и тела, повлекшие их смерть. Далее Т., Ю., М. и Е. на ранее угнанном автомобиле скрылись, однако были вынуждены оставить автомобиль вследствие его поломки, после чего, взяв оружие и боеприпасы, ушли в лес. Через некоторое время они были задержаны сотрудниками милиции.

В кассационной жалобе осужденный М., указывая на свою непричастность к убийству старшего лейтенанта Марм. и оспаривая решение суда в части признания его виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, просит проверить законность и обоснованность приговора и определить ему более мягкое наказание.

В обоснование своей просьбы он приводит следующие доводы.

В приговоре приведены несоответствующие действительности показания свидетелей Кан. и Щ., а также ошибочное заключение эксперта-криминалиста. Во время суда на Кан. было оказано давление со стороны государственного обвинителя, в результате чего после перерыва в судебном заседании она изменила свои показания и утверждала, что возле дома, где произошло убийство Марм., было два человека, а не один.

После столкновения с автомобилем "Нива" он открыл ответный огонь по автомашине, не зная, что в ней находятся работники милиции, и не желая кого-либо убить.

Кроме того, по мнению осужденного М., суд при назначении наказания не учел, что он в содеянном раскаялся, ранее не судим, положительно характеризуется, написал заявление о явке с повинной, у него умерла мать и остались две младшие сестры.

В кассационных жалобах потерпевшие Ц., Мал., Марм. и Кур. выражают несогласие с решением суда в части разрешения заявленных ими гражданских исков к осужденным и войсковой части 9797. При этом в обоснование своих доводов они указывают на то, что суд необоснованно исключил из числа ответчиков по их искам войсковую часть 9797, возложив обязанность по возмещению материального ущерба и морального вреда на осужденных, поскольку ответчик - войсковая часть 9797 иски признал в полном объеме.

Представитель гражданского истца - УВД Читинской области П. в кассационной жалобе оспаривает приговор в части оставления без рассмотрения иска УВД Читинской области о взыскании с осужденных и войсковой части 9797 имущественного ущерба, причиненного преступлением, указывая на то, что суд должен был рассмотреть данный иск и принять решение по существу заявленных требований.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель считает приговор законным и обоснованным и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, заслушав выступление старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры П.А.В., полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, Военная коллегия находит, что вывод суда первой инстанции о виновности М. и Ю. в совершении преступлений, за которые они осуждены, основан на убедительной совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность которых сомнений не вызывает. При этом суд на основе надлежащей оценки доказательств обоснованно отверг показания подсудимого М. о его непричастности к убийству Марм. и посягательству на жизнь сотрудников милиции Мал., К. и Ц., приведя в приговоре убедительную аргументацию принятого решения.

Доводы кассационной жалобы М. не могут повлечь отмену или изменение приговора по следующим основаниям.

Обстоятельства убийства старшего лейтенанта Марм. действительно установлены судом, в том числе и на основе показаний потерпевшего Щ. Оснований не доверять показаниям Щ. в материалах дела не имеется. Он последовательно утверждал, что слышал, как Е. говорил М. о необходимости идти к начальнику заставы и убить его, после чего видел, как М. и Е. с автоматами в руках выбежали из помещения заставы. По их возвращении Щ. слышал, как М. сказал, что завалил начальника. Эти показания Щ. находят подтверждение в показаниях других осужденных Т. и Ю., а также свидетеля Кан. и согласуются с заключением эксперта-криминалиста N 39 от 19 апреля 2005 года.

Безосновательным является утверждение М. в кассационной жалобе об ошибочности выводов вышеуказанного эксперта-криминалиста, поскольку данное заключение отвечает требованиям ст. 204 УПК РФ, дано квалифицированным экспертом, имеющим стаж работы по специальности 9 лет, научно обоснованно и не вызывает сомнений в своей достоверности. Поэтому окружной военный суд правильно признал его обоснованным и положил в основу приговора.

Из материалов дела не усматривается также то, что на свидетеля Кан. в ходе судебного заседания оказывалось давление со стороны государственного обвинителя. При этом не может быть признано таковым ходатайство стороны обвинения об оглашении показаний Кан., данных на предварительном следствии в порядке ст. 281 УПК РФ, поскольку имелись существенные противоречия между этими ее показаниями и показаниями в суде.

Не имеется оснований сомневаться и в обоснованности осуждения М. за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

При этом следует признать несостоятельными доводы М. о том, что он не собирался убивать сотрудников милиции и не знал, что они таковыми являются.

Эти доводы тщательно проверялись органами предварительного следствия, исследовались в судебном заседании и были отвергнуты судом как не соответствующие действительности, поскольку они опровергаются показаниями осужденных Ю. и Т., а также свидетеля Н. и другими собранными по делу доказательствами.

Так, Ю. на предварительном следствии показал, что после столкновения с автомобилем ВАЗ-2121 М. и Е. открыли огонь на поражение в людей, находившихся в нем.

Из протокола осмотра места происшествия от 15 марта 2005 года, 16-го километра автомобильной трассы Часовинка-Таптугары Могочинского района Читинской области, усматривается, что на обочине дороги возле автомобиля ВАЗ-2121 обнаружен труп Мал., на котором одета милицейская форма.

К тому же допрошенный в суде свидетель Н. показал, что при задержании М. и Т., последние, видя его в милицейской форме, на его вопрос, где наши сотрудники, рукой показали направление и при этом пояснили, что они в них не стреляли. Аналогичные показания дал в суде и свидетель Ч.

Оценив в совокупности исследованные доказательства, а также то, что осужденные были осведомлены о возможных мерах по их задержанию, предварительный сговор М., Ю. и Е. на оказание вооруженного сопротивления при возможном задержании, светлое время суток совершения этого преступления, достаточно близкое расстояние, с которого велась стрельба, окружной военный суд пришел к обоснованному выводу о том, что осужденные осознанно стреляли в сотрудников милиции, понимая, что они осуществляют посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, и желая наступления смерти последних.

Верно установив фактические обстоятельства содеянного М., суд правильно квалифицировал его преступные действия по п.п. "б" и "в" ч. 2 ст. 335, п.п. "б" и "в" ч. 2 ст. 335, ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 338, ст. 317, по п.п. "а", "б", "ж" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 4 ст. 226, п.п. "а", "г", "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ.

Правильно квалифицированы и действия Ю. по ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 338, ст. 317, ч. 2 ст. 341, ч. 5 ст. 33 и п.п. "а", "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Что касается утверждений потерпевших Ц., Мал., Марм. и Кур. в их кассационных жалобах о том, что моральный вред и материальный ущерб, причиненный им преступлениями, следует взыскать не с осужденных, а с юридического лица - войсковой части 9797, то их нельзя признать обоснованными.

Согласно ч. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником только в случае, если указанное лицо в это время находилось при исполнении служебных обязанностей, то есть действовало или должно было действовать по заданию воинской части.

Поскольку таких данных по делу не установлено, следует признать, что осужденные в момент совершения преступлений, которыми был причинен ущерб и вред потерпевшим, исполняющими обязанности по военной службе не являлись, в связи с чем решение суда по гражданским искам о взысканиях с них в пользу потерпевших причиненного им морального вреда и материального ущерба является обоснованным.

Вместе с тем при разрешении гражданского иска УВД Читинской области МВД РФ к войсковой части 9797, М. и Ю. о возмещении вреда, причиненного преступлением, суд первой инстанции, оставив его без рассмотрения, допустил нарушение норм процессуального права.

Оставление судом гражданского иска без рассмотрения допускается лишь при постановлении оправдательного приговора в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 306 УПК РФ.

Таким образом оставление данного иска судом без рассмотрения не основано на законе, поскольку при постановлении обвинительного приговора суд должен рассмотреть предъявленный гражданский иск (за исключением случая, предусмотренного ч. 2 ст. 309 УПК РФ) и полностью или частично удовлетворить его или отказать в нем.

С учетом изложенного приговор в части разрешения данного гражданского иска подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Остальные гражданские иски разрешены в соответствии с законом.

Наказание М. определено с учетом всех обстоятельств дела, характера совершенных преступлений, всех данных о его личности, степени влияния на его исправление и на условия жизни его семьи.

Вопреки утверждению М., все обстоятельства, на которые он указывает в своей кассационной жалобе, были учтены судом первой инстанции при назначении наказания или были известны суду при постановлении приговора и приняты во внимание.

Назначенное М. наказание как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности соответствует содеянному им и по своему виду и сроку является справедливым. Оснований для его смягчения, о чем просит осужденный, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 381 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, определила:

приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 2 марта 2006 года в отношении М. и Ю. в части оставления без рассмотрения гражданского иска Управления внутренних дел Читинской области МВД РФ о возмещении вреда, причиненного преступлением, отменить, а дело в этой части передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевших Ц., Мал., Кур., Марм. и осужденного М. - без удовлетворения.


Судья Верховного Суда
Российской Федерации



Секретарь:




Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 4-21/06


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.