Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 августа 2005 г. N 49-О05-49 Суд изменил приговор, исключив квалифицирующий признак разбоя, "совершенного группой лиц по предварительному сговору" и постановив разбойное нападение считать совершенным не с применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, а с угрозой применения такого насилия

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 31 августа 2005 г. N 49-О05-49


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 31 августа 2005 г. кассационные жалобы осужденных Ш.В.В., Ш.А.В., О., Т., адвоката Ш., кассационное представление государственного обвинителя А. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 18 мая 2005 года, которым

Ш.В.В., 14 января 1979 года рождения, уроженец г. Стерлитамак Республики Башкортостан, судим 03.01.2001 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 14.08.2003 г. по отбытию наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет со штрафом в размере 100000 руб., по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ: по эпизоду нападения на Д. на 9 лет со штрафом в размере 100000 руб., по эпизоду нападения на Ч-ых на 10 лет со штрафом в размере 100000 руб. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150000 руб.

Ш.А.В., 16 августа 1972 года рождения, уроженец г. Стерлитамак Республики Башкортостан, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 100000 руб., по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на 10 лет со штрафом в размере 100000 руб. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150000 руб.

О., 1 ноября 1955 года рождения, уроженец д. Манеевка Аургазинского района Республики Башкортостан, судимый 08.11.2001 г. по ст. 108 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 25.07.2003 г. по отбытию наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 12 лет со штрафом в размере 100000 руб., по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ: по эпизоду нападения на Д. на 9 лет со штрафом в размере 100000 руб., по эпизоду нападения на Ч-ых на 10 лет со штрафом в размере 100000 руб. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150000 руб.

Т., 28 мая 1955 года рождения, уроженец д. Шланлы Аургазинского района Республики Башкортостан, судимый в 1999 г. по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобожден 29.07.2003 г. условно-досрочно на 2 года 9 месяцев 25 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 100000 руб., по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 100000 руб. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы со штрафом в размере 150000 руб.

В силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательное наказание назначено в виде 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150000 руб.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Г., объяснения осужденных Ш.В.В., Ш.А.В., адвокатов Р., Ш., поддержавших доводы жалоб, и мнение прокурора К., поддержавшей кассационное представление, а в остальном полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

О. признан виновным в создании и руководстве бандой, а Ш.В.В., Ш.А.В. и Т. - в участии в банде. О., Ш.В.В., Ш.А.В. и Т. признаны виновными также в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, а О., кроме того, - и в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в июле-августе 2004 года на территории Аургазинского района Республики Башкортостан при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Ш.В.В., Ш.А.В., О. и Т. вину признали частично.

В кассационных жалобах (основных и дополнениях к ним):

осужденный О. указывает, что он не создавал банду, и вина его в этом не доказана. Подтверждением этому является то, что другие участники преступления не знали о наличии у него огнестрельного оружия, поскольку суд оправдал их по ст. 222 ч. 3 УК РФ. Не участвовал он и в совершении преступления в отношении потерпевших Д. и М. Его показания на предварительном следствии о том, что он участвовал в этом преступлении, суд признал недопустимыми, а других доказательств его вины в деле не имеется. Опознание же Ш.В.В. было проведено с нарушением закона. По эпизоду с потерпевшими Ч-ми у них был умысел на тайное хищение чужого имущества. Поскольку они не применили насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевших, их действия должны быть квалифицированы по ст. 161 ч. 2 УК РФ. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Ш.В.В. указывает, что он в банде не участвовал, а существование банды не доказано, так как не установлено наличие огнестрельного оружия, сплоченность группы и другие признаки наличия банды. Он не участвовал в нападении на Д. и его вина в этом не доказана. Вывод суда о его виновности в этой части основан лишь на противоречивых показаниях потерпевшей М., а также на ее опознании на предварительном следствии, проведенных с нарушением уголовно-процессуального закона, других объективных доказательств в деле не имеется. По эпизоду завладения имуществом потерпевших Ч-ых суд неправильно квалифицировал их действия как разбой без учета собранных в судебном заседании доказательств. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

осужденный Ш.А.В. утверждает, что он необоснованно осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ, так как не участвовал в банде, тем более суд прекратил в отношении него дело по ст. 222 ч. 3 УК РФ. Не согласен он также с квалификацией его действий по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ. Просит приговор суда отменить. В дополнительной жалобе осужденный Ш.А.В. утверждает, что судья нарушил его права: он не был ознакомлен с протоколом судебного заседания в течение трех суток со дня подачи его ходатайства; не был ознакомлен о времени изготовления протокола судебного заседания; суд не направил дело в кассационную инстанцию по истечению 10 суток. Просит восстановить его нарушенные права;

осужденный Т., подробно описывая свои действия по эпизоду нападения на Ч-ых, утверждает, что он ни в какой банде не состоял, не знал о наличии оружия у других осужденных, утверждает, что он согласился только на кражу чужого имущества. В доме он не видел потерпевших, никаких действий в отношении них не совершал, насилия не применял. Поэтому считает, что его действиям судом дана неправильная юридическая оценка, а наказание назначено слишком суровое. Просит разобраться и изменить приговор;

адвокат Ш. в защиту осужденного Т., приводя аналогичные доводы, что и сам осужденный Т., просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела;

в кассационном представлении государственный обвинитель А. указывает, что по двум эпизодам разбойного нападения суд излишне квалифицировал действия осужденных как совершенные группой лиц по предварительному сговору, так как они совершили эти преступления в составе организованной группы. Кроме того, разбой в отношении потерпевших Д. и М. был совершен не с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а с угрозой применения такого насилия.

В возражениях на кассационные жалобы и кассационное представление потерпевшая Ч.Э.В. просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных в совершенных преступлениях основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Что же касается приведенных в кассационных жалобах доводов о том, что О. и Ш.В.В. не принимали участие в нападении на Д. и М. и вина их не доказана, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты.

Виновность осужденных О. и Ш.В.В. в разбойном нападении при отягчающих обстоятельствах полностью установлена показаниями самого осужденного О. на предварительном следствии о том, что он совместно с Ш.В.В., вооружившись обрезом и газовым пистолетом, подошли к дому Д., показаниями потерпевших Д. и М. о том, что ночью к ним в дом ворвались двое лиц и, угрожая оружием и поджогом дома, из сундука забрали деньги, протоколом опознания потерпевшей М. осужденного Ш.В.В., протоколом осмотра места происшествия, согласно которому стекло веранды разбито и взломан сундук, а также протоколом изъятия из квартиры, где проживал О., обреза и 13 патронов к нему.

Вопреки утверждениям в жалобах допрос О., а также опознание потерпевшей М. осужденного Ш.В.В. были проведены с соблюдением требований УПК РФ и являются допустимыми.

Вина всех осужденных в разбойном нападении на Ч-ых, помимо частичного признания ее самими осужденными, полностью установлена показаниями потерпевших Ч.Э.В., Ч.Ю., Ч.Ф.М., Ч.Ф.И. о том, что ночью к ним в дом ворвались неизвестные в масках, угрожая убийством, применяя нож и другие предметы, избили их, связали, забрали деньги, имущество и скрылись, заключениями судебно-медицинских экспертов о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевших телесных повреждений, протоколами изъятия части похищенного имущества, а также другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

Что же касается доводов жалоб о том, что действия осужденных суд неправильно квалифицировал как разбой, так как их умысел был направлен на тайное хищение чужого имущества, а потом был совершен грабеж, то их нельзя признать состоятельными по следующим основаниям.

Как установлено приговором суда, при нападении на Ч-ых осужденный О. был вооружен обрезом охотничьего ружья, Ш.В.В. - ножом, Ш.А.В. - металлическим предметом, а Т. - газовым пистолетом, что подтверждено как показаниями самих осужденных на предварительном следствии, так и показаниями потерпевших. В результате примененного осужденными насилия потерпевшим Ч.Ю., Ч.Ф.М. и Ч.Ф.И. был причинен легкий вред здоровью, повлекшее кратковременное расстройство здоровья, а Ч.Э.В. - ссадины подбородочной области и кровоподтеки предплечий.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что нападение на Ч-ых было совершено с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, то есть был совершен разбой. Поэтому и доводы жалоб осужденного Т. и его адвоката Ш. о том, что Т. в доме потерпевших не видел, никакого насилия к ним не применял, и он не должен нести ответственность за разбой, нельзя признать состоятельными.

Нельзя также согласиться с доводами жалоб о том, что О. не создал и не руководил бандой, а Ш-вы и Т. не участвовали в банде.

На основании показаний самих осужденных на предварительном следствии, а также других доказательств по делу, подробно изложенных в приговоре, суд обоснованно пришел к выводу о существовании банды и роли каждого из осужденных в совершении преступлений в составе банды. С таким выводом суда оснований не соглашаться не имеется, а каких-либо новых доводов, опровергающих вывод суда в этой части, в кассационных жалобах не приведено. При этом прекращение уголовного дела в части обвинения других осужденных, кроме О., по ст. 222 ч. 3 УК РФ, то есть в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, не опровергает вывод суда о существовании банды и совершение в составе банды других преступлений.

Вина О. в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, помимо признания ее самим осужденным, полностью установлена имеющимися в деле и подробно изложенными в приговоре доказательствами, и в кассационной жалобе не оспаривается.

Вопреки утверждениям в жалобах, материалы дела в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Тем более, в кассационных жалобах не приведены доводы, по которым необходимо отменить приговор и вопросы, которые не исследовались судом первой инстанции и необходимо исследовать при новом рассмотрении дела.

Нельзя также согласиться с доводами жалобы осужденного Ш.А.В. о нарушении его прав после постановления приговора.

Как видно из материалов дела, протокол судебного заседания был изготовлен и вручен всем осужденным, в том числе Ш.А.В., 31 мая 2005 г. (л.д. 243 т. 4). Однако Ш.А.В. затем отказался от получения копии протокола судебного заседания, о чем составлен соответствующий акт от 2 июня 2005 г. работниками следственного изолятора (л.д. 244 т. 4). В соответствии с требованиями УПК РФ суд, после получения кассационных жалоб и представления от всех участников процесса, ознакомления их с протоколом судебного заседания, рассмотрения замечаний на него, направил уголовное дело для рассмотрения в суд кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах следует признать, что права осужденного Ш.А.В. судом не нарушены.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях и дал их преступным действиям в целом правильную юридическую оценку.

Вместе с тем, как правильно отмечено в кассационном представлении, суд признал установленным, что разбойные нападения на потерпевших были совершены в составе организованной группы. Поэтому дополнительная квалификация действий осужденных еще и по квалифицирующему признаку совершения этих преступлений группой лиц по предварительному сговору является излишней и данный квалифицирующий признак подлежит исключению из приговора.

Кроме того, органы предварительного следствия предъявили обвинение О. и Ш.В.В. совершение разбойного нападения на Д. и М. с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших. Такие же обстоятельства установлены и приговором суда. Однако при квалификации действий осужденных по этому эпизоду обвинения суд указал в приговоре, что разбой совершен с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших. Поэтому в приговор следует внести соответствующее изменение.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности и всех обстоятельств по делу. При этом судом учтены и все обстоятельства, смягчающие наказание осужденных. Несмотря на исключение из приговора квалифицирующих признаков разбоя, назначенное осужденным наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости. Поэтому оснований для смягчения им наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 18 мая 2005 года в отношении О., Ш.В.В., Ш.А.В. и Т. изменить, исключить квалифицирующий признак разбоя, "совершенного группой лиц по предварительному сговору", по обоим эпизодам; разбойное нападение на Д. и М. считать совершенным не с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, а с угрозой применения такого насилия.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 августа 2005 г. N 49-О05-49


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение