Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июля 2006 г. N 11-О06-47 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в покушении на получение взятки за незаконные действия и в совершении действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а назначенное наказание является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 июля 2006 г. N 11-О06-47


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 13 июля 2006 года кассационные жалобы осужденного Б., адвокатов М. и Ш.О.Л. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 1 марта 2006 года, которым

Б., родившийся 28 апреля 1982 года в г. Казани Республики Татарстан, русский, несудимый,

оправдан по ст.ст. 30 ч. 3, 290 ч. 4 п. "в", 286 ч. 3 п. "а", 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ (по эпизоду от 10.11.04 г.) за отсутствием события преступления в указанный день.

Осужден к лишению свободы: (по эпизодам в отношении Н.Р.Т.) по ст.ст. 30 ч. 3, 290 ч. 4 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года, по ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ на 3 года с лишением права занимать должности в органах государственной власти и управления на 2 года; (по эпизодам в отношении М.М.Б.) по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду от 30.09.04 г.) на 2 года с лишением права занимать должности в органах государственной власти и управления на 2 года, по ст. 290 ч. 2 УК РФ на 3 года с лишением права занимать должности в органах государственной власти и управления на 2 года, по ст. 292 УК РФ (по эпизоду от 20.10.04 г.) на 6 месяцев, по ст. 292 УК РФ (по эпизоду от 28.12.04 года) на 1 год, по ст. 300 УК РФ на 3 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в органах государственной власти и управления на 3 года.

Заслушав доклад судьи В.В.А., объяснения осужденного Б. и адвоката Ш.О.Л., поддержавших жалобы, мнение прокурора Т., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

приговором суда Б., работавший следователем СО при Казанском ЛУВД на транспорте, признан виновным в покушении на получение взятки от Н.Р.Т. за незаконные действия, совершенном с вымогательством взятки, и в совершении в отношении него действий, явно выходящих за пределы его полномочий, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенном с применением насилия, а также: в получении взятки от М.М.Б. 30 сентября 2004 года; во внесении в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенном 20 октября 2004 года из корыстной заинтересованности; в получении взятки от М.М.Б. в октябре-декабре 2004 года; во внесении в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенном 28 декабря 2004 года из корыстной заинтересованности и в незаконном освобождении от уголовной ответственности М.М.Б., обвиняемого в совершении преступления.

Эти преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б. вину не признал В кассационных жалобах:

- основной и дополнительной осужденный Б. считает приговор незаконным, необоснованным, выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Ссылается на нарушение норм УПК РФ, а также на неправильное применение уголовного закона. В обоснование своих доводов Б. подробно приводит показания, аналогичные данным как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, детально описывает все свои действия, так или иначе связанные с находящимся в его производстве уголовному делу, по которому в качестве обвиняемого проходил М.М.Б., а в качестве свидетеля Н.Р.Т., которые по его мнению, свидетельствуют об отсутствии события преступления и утверждает, что эти его показания о невиновности ни следствием, ни судом не опровергнуты. Утверждает, что никаких незаконных действий ни в отношении Н.Р.Т., ни в отношении М.М.Б. не совершал. Давая анализ показаниям Н.Р.Т. и М.М.Б., а также всем доказательствам, представленным стороной обвинения, отмечая их непоследовательность, противоречивость, недопустимость, делает вывод о недоказанности его вины по эпизодам преступлений в отношении Н.Р.Т. и М.М.Б. Указывает на то, что причина противоречий в показаниях Н.Р.Т. и М.М.Б. не выяснена, доводы адвоката в его защиту не опровергнуты. Ссылается на незаконность заключения суда о наличии в его действиях признаков преступления. Показания У. и В., при всей их противоречивости и непоследовательности, не уличают его в причастности к преступлениям против Н.Р.Т. Указывает на избирательный подход суда к оценке доказательств, представленных стороной обвинения и стороной защиты. Приговор основан не на доказательствах, а на предположениях, он не соответствует требованиям закона, поскольку в нем не указаны ни мотивы, ни цели, ни причина, по которой инкриминируемое ему получение взятки от Н.Р.Т. не доведено до конца. Установленные судом обстоятельства совершения преступлений в отношении М.М.Б. не подтверждаются рассмотренными в суде доказательствами, либо выводы в этой части основаны на недопустимых доказательствах. Его алиби по событиям 30 сентября 2004 года не проверено. Показания М.М.Б. и Габ., касающиеся получения ими кредита, не уличают его в получении взятки. Вывод суда о получении им взяток от М.М.Б. в октябре-декабре 2004 года, а также о служебном подлоге и освобождении М.М.Б. от уголовной ответственности 28 декабря 2004 года, объективно ничем не подтвержден и основан исключительно на недостоверных показаниях последнего, а таких же показаниях Е. и Х. Просит приговор отменить, а уголовное дело прекратить за отсутствием события преступления;

- основной и дополнительной адвокат М. в защиту Б. считает приговор незаконным в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, а также ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В обоснование своих доводов адвокат ссылается на непоследовательность и противоречивость показаний М-ых и их родственников Гиб. и Ш., на наличие у них оснований для оговора его подзащитного, о чем свидетельствует обращение М.М.Б. в прокуратуру спустя значительный промежуток времени. К показаниям М.М.Б., стоящего на учете в наркодиспансере, а также матери Н.Р.Т., судимой за незаконный оборот наркотических средств, следовало подойти критически. О недостоверности показаний М.М.Б. свидетельствует и то, что Б. был оправдан по эпизоду от 10 ноября 2004 года, хотя в основу обвинения были положены показания М.М.Б. Детально анализируя доказательства по всем эпизодам преступлений, указывая на использование судом ряда недопустимых доказательств, на наличие существенных противоречий в показаниях свидетелей обвинения, приводя показания свидетелей защиты, считая безмотивным отклонение судом ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, адвокат делает вывод о том, что события преступлений не установлены в связи с чем и просит по этим основаниям обвинительный приговор отменить, а дело прекратить;

- в дополнительной жалобе адвокат Ш.О.Л. в защиту Б. в обоснование доводов о незаконности приговора, ссылается на то, что постановлением судьи от 30 января 2006 года настоящее уголовное дело было возвращено прокурору для устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального закона и составления обвинительного заключения в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Однако, вопреки требованиям закона и решению Конституционного Суда РФ, следователем было перепредъявлено обвинение Б. в отношении Н.Р.Т. и по эпизодам получения взятки от М.М.Б. в период с октября по декабрь 2004 года и по должностному подлогу, учиненному 20 октября 2004 года. То есть, суд был не вправе ставить перед прокурором вопросы о необходимости внесения изменений в предъявленное обвинения и в этой части должен был принять окончательное решение исходя из конкретных доказательств и фактического обвинения, предъявленного Б. Поэтому приговор не может быть признан законным и обоснованным. Просит приговор отменить, а уголовное дело прекратить.

Прокурором принесены возражения, в которых он считает доводы осужденного и адвокатов неубедительными, и просит оставить приговор без изменения.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах и возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Б. в инкриминируемых ему преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

Согласно приговору, в котором анализу и оценке подвергнуты все признанные достоверными доказательства, в частности, показания потерпевших Н.Р.Т., М.М.Б., свидетелей У., В., М.М.Б., Ш., Гиб., материалы уголовного дела и другие, достоверно зная об участии Н.Р.Т. в "контрольных" закупках наркотиков у М.М.Б., Б. 10 октября 2004 года у себя в кабинете, в ходе допроса Н.Р.Т. в качестве свидетеля потребовал взятку в 20000 рублей, обещая не привлекать его к ответственности. Не получив в отведенное время денег, Б. в октябре-декабре неоднократно приезжал к знакомой Н.Р.Т., где тот жил, требуя деньги. В конце декабря Б. приехал туда же с неустановленным лицом, вывез Н.Р.Т. в лесопосадку, избили, требуя деньги, увеличив сумму до 50000 рублей. Не получив денег и после этого, вновь приехал к Н.Р.Т., но не застав его, оставил записку с угрозами. Одновременно с этим, 29 сентября 2004 года, задержанному по подозрению в сбыте наркотиков М.М.Б., в связи с нахождением в его, Б., производстве по уголовному делу, потребовал у последнего взятку в 5000 рублей, обещая избрать меру пресечения в виде подписки о невыезде. Получив согласие и действуя в интересах М.М.Б., Б. избрал указанную меру пресечения, и в тот же день получил от него требуемую сумму. Затем на протяжении октября-декабря 2004 года Б. неоднократно встречался с М.М.Б., и, обещая прекратить против него уголовное преследование, в четыре приема получил от него не менее 2000 рублей. В этот же период времени, идя навстречу просьбам М.М.Б. о предоставлении времени для поиска денег, в октябре принял от того подложную справку о нахождении его на стационарном лечении в наркодиспансере, на основании которой, приобщив ее к делу, 20 октября 2004 года вынес постановление о приостановлении производства по делу в связи с болезнью обвиняемого (М.М.Б.). Узнав от Б., что одним из оснований прекращения уголовного преследования является смерть обвиняемого, М.М.Б. в декабре 2004 года в свидетельство о смерти Г.М. внес изменения, указав свои фамилию, имя отчество и другие данные, через жену передал ее Б., который на основании указанного документа вынес постановление о прекращении уголовного преследования в связи со смертью обвиняемого М.М.Б. по уголовному делу, незаконно освободив его от уголовной ответственности.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами, содержащимися в кассационных жалобах о том, что приговор основан на порочных доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Что касается показаний протерпевших Н.Р.Т. и М.М.Б., то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись все доводы в защиту Б., аналогичные содержащимся в кассационных жалобах самого осужденного и его защитников, которые обоснованно были признаны несостоятельными по основаниям, подробно приведенным в приговоре.

Доводы адвоката Ш.О.Л. о том, что после возвращения дела прокурору, осуществлялось восполнение неполноты предварительного следствия, являются неубедительными, поскольку никаких новых доказательств по делу не собиралось, новые обстоятельства дела не устанавливались, юридическая оценка действий Б. осталось той же, как и при первоначальном направлении дела в суд.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту Б. и отвергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий и дав этому соответствующую оценку, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Б. в инкриминируемых ему преступлениях.

Юридическая оценка действий Б. является правильной.

То обстоятельство, что М.М.Б. обратился с заявлением о вымогательстве взятки спустя значительный промежуток, что М. и Габ. обращались за кредитом для других целей, а не для дачи взятки Б., то это никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения последнего за содеянное.

При назначении Б. наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновного и все обстоятельства дела. Наказание является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены или изменения приговора, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 1 марта 2006 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июля 2006 г. N 11-О06-47


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.