Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 сентября 2006 г. N 25-О06-21СП Суд отменил оправдательный приговор и направил дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, поскольку приговор постановлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона, при наличии неясного и противоречивого вердикта и несоответствии приговора вердикту коллегии присяжных заседателей

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 сентября 2006 г. N 25-О06-21СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 5 сентября 2006 г. кассационное представление государственного обвинителя С., кассационные жалобы потерпевшей К.Д.П. и адвоката Б. на приговор суда присяжных Астраханского областного суда от 6 мая 2006 года, которым

Ш., 29 ноября 1986 года рождения, уроженец г. Астрахани, несудимый,

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. "а, ж" УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 и 3 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 302 ч. 2 п. 3 УПК РФ


Т., 20 декабря 1986 года рождения, уроженец г. Астрахани, несудимый,

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. 3 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

Постановлено оплатить труд адвоката Б. за выполнение обязанностей по осуществлению защиты Ш. в сумме 9600 рублей за счет средств федерального бюджета.

Заслушав доклад судьи Г., и мнение прокурора А., поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы и полагавшей приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Ш. и Т. 8 июня 2005 г., около 23 часов, находились возле дома N 2 "а" по ул. Яблочкова г. Астрахани и распивали на скамейке спиртные напитки. Во время распития спиртного к Ш. и Т. подошел находившийся в состоянии алкогольного опьянения К. с которым у Ш. и Т. произошла ссора. После этого К. со своим знакомым М. взяли в руки деревянные палки и продолжили ссору с Ш. и Т. В результате между ними произошла драка, при этом Ш. дрался с М., а Т. - с К.

В ходе драки Ш., чтобы защитить себя, вырвал скамейку и деревянным брусом от нее нанес М. удар в голову. Вслед за этим, испугавшись, что М. пытается подняться, Ш. вновь нанес ему удар деревянным брусом в голову. От этих действий Ш. М. были причинены телесные повреждения, и в результате открытой черепно-мозговой травмы с множественными переломами костей свода и основания черепа, ушибом головного мозга, кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку М. скончался на месте происшествия.

Во время драки Т. нанес К. удары руками по голове и телу, не желая наступления его смерти и в ответ на то, что К. стал наносить ему удары палкой. Нанося эти удары, Т. причинил К. ссадины груди, кровоподтеки и ссадины левой верхней конечности, не повлекшие наступление его смерти.

Ш., желая помочь Т. и защитить его, нанес сзади К. удар деревянным брусом в область головы. В результате этих действий Ш. К. были причинены телесные повреждения, от которых он скончался на месте происшествия.

Исходя из установленных вердиктом обстоятельств уголовного дела, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях Ш. и Т. состава преступления и постановил оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель С. просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей. Указывает, что с нарушением требований ч. 1 ст. 338 УПК РФ сформулированы вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, кроме того, ответы на вопросы содержат противоречия. В частности, имеются противоречия в ответах на вопросы N 1, 5, 8, 11 и в дополнении к вопросу N 8. В нарушение требований п. 2 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий в напутственном слове не разъяснил присяжным заседателям содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за менее тяжкое преступление, поставленное в вопросах стороной защиты. Более того, председательствующим по делу необоснованно признано, что Ш. и Т. находились в состоянии необходимой обороны вопреки установленным присяжными заседателями обстоятельствам дела.

В кассационной жалобе потерпевшая К.Д.П. просит приговор суда отменить. Указывает, что в ее отсутствии были сформированы вопросы для присяжных заседателей, прения сторон, ее лишили права предъявить иски, тем самым были нарушены ее права. Адвокаты, выступая в прениях, в нарушение закона дали оценку личностям потерпевших. Несмотря на вердикт присяжных заседателей о виновности подсудимых, суд постановил оправдательный приговор.

В кассационной жалобе адвокат Б., защитник Ш. по назначению суда, указывает, что суд постановил оплатить ее труд в меньшем размере, чем предусмотрено законом. Просит приговор изменить, оплатить труд адвоката в сумме 10500 рублей.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Как правильно отмечено в кассационном представлении, с нарушением требований ч. 1 ст. 338 УПК РФ сформулированы вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, а ответы на вопросы содержат противоречия.

В ответе на вопрос N 1 присяжные заседатели признали доказанным, что М. сначала были нанесены удары руками и ногами по голове и телу, а затем уже деревянным брусом.

Однако в вопросе N 8 председательствующий судья при формулировании вопроса по позиции защиты не отразил это обстоятельство.

В ответе на вопрос N 5 присяжные заседатели единогласно признали, что не доказано нанесение Т. ударов руками в область головы и туловища потерпевшего К. В тоже время в ответе на вопрос N 11 они признали этот факт доказанным.

Ответ присяжных на вопрос N 8, содержащий фразу "за исключением, указанном в дополнении к вопросу 8", неясен. Из этого дополнения нельзя понять кто и какие телесные повреждения причинил потерпевшему К. Кроме того, присяжные дописали ответ "остальные повреждения причинены другим лицом", хотя такой вопрос не был поставлен, тем самым самостоятельно разграничили полученные К. телесные повреждения.

В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий сообщает содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый. При постановке в вопросном листе вопросов о фактических обстоятельствах, влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление, председательствующий должен сообщить присяжным заседателям содержание и этого закона. Стороной защиты были поставлены вопросы о наличии в действиях Ш. менее тяжкого преступления, то есть убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Однако председательствующий не разъяснил присяжным заседателям содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за это преступление, что не могло не повлиять на их ответы.

Кроме того, как правильно отмечено в кассационном представлении и в жалобе потерпевшей, вывод суда о том, что Ш. и Т. находились в состоянии необходимой обороны, противоречит фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом присяжных заседателей.

Суд указал в приговоре, что вследствие неожиданности посягательства Ш. и Т. не могли объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Однако вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, что как подсудимые, так и потерпевшие находились в нетрезвом состоянии, между ними произошла сначала ссора, а через некоторое время драка, в которой они дрались один на один.

Нельзя также согласиться с выводом суда о том, что драка потерпевших с подсудимыми произошла при наличии со стороны потерпевших угрозы применения насилия, опасного для жизни. При этом судом не учтено возраст потерпевших, признание доказанным вердиктом присяжных заседателей нанесение Ш. ударов деревянным брусом уже лежащему на земле М., а К. - сзади.

В связи с допущенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, наличия неясного и противоречивого вердикта, несоответствия приговора вердикту коллегии присяжных заседателей, судебная коллегия не может признать приговор законным и обоснованным, поэтому он подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство, в том числе в части оплаты труда адвоката Б.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Астраханского областного суда от 6 мая 2006 года в отношении Ш. и Т. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 сентября 2006 г. N 25-О06-21СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.