Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июня 2006 г. N 66-О05-152 Основания к отмене или изменению приговора отсутствуют, поскольку наказание осужденным за убийство назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности каждого осужденного и смягчающих обстоятельств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 27 июня 2006 г. N 66-О05-152


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 июня 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных Ц. и Ф. на приговор Иркутского областного суда от 4 октября 2005 года, которым

Ц., родившийся 29 марта 1984 года в г. Братске Иркутской области, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ф., родившийся 30 июля 1979 года в г. Иркутске, со средне-специальным образованием, ранее судимый,

- 21 ноября 2001 года с учетом внесенных изменений по ст. 228-1 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с каждого по 50 тыс. руб. в пользу потерпевшей С.М.А. в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Г., выступления осужденных Ц. и Ф., адвокатов Б.Н.Ю. и В.Т.Л., поддержавших доводы кассационных жалоб, возражения прокурора С.В.А., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

Ц. и Ф. осуждены за убийство С.С.И., совершенное на почве возникших неприязненных отношений вечером 23 октября 2004 года в г. Иркутске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ц. и Ф. свою вину в убийстве потерпевшего не признали, Ц., не отрицая, что в драке нанес ему несколько ударов по рукам и лицу, пояснил, что от его ударов смерть потерпевшего не могла наступить. Ф. пояснил, что вследствие травмы руки он не смог себя даже защитить, не то, чтобы ударить потерпевшего.

В кассационных жалобах:

Осужденный Ф., подробно остановившись на обстоятельствах конфликтной ситуации, возникшей между ними и потерпевшим, просит признать достоверными его показания в судебном заседании, поскольку на предварительном следствии он оговорил себя и Ц. под "физическим давлением" со стороны работников милиции. Кроме того, эти показания им были даны в отсутствии адвоката.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что предварительное следствие велось с нарушением закона он заявлял ходатайства о привлечении к уголовной ответственности следователя С.М.С., а его не только не привлекли к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, но и поручили поддерживать обвинение в суде, что, по его мнению, является недопустимым.

Заявляет, что свидетели оговаривают его, давая показания об его участии в избиении потерпевшего, поскольку, по его мнению, они заинтересованы в исходе дела.

В дополнениях к кассационной жалобе от 23 февраля 2006 года он указывает, что его действия подлежат квалификации по ст. 109 УК РФ, в связи с чем просит об отмене приговора.

Осужденный Ц. считает, что приговор постановлен на предположениях. Он указывает, что его действия по отношению к смерти потерпевшего не были умышленными, он защищал себя от физического воздействия со стороны нападавших, в том числе и С.С.И.

Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В дополнениях к кассационной жалобе, подробно остановившись на обстоятельствах драки, возникшей между ними и потерпевшим, указывает, что от его ударов не могла наступить смерть С.С.И.

Наряду с этим он считает, что предварительное и судебное следствие проведено не полно, не установлены лица, похитившие у потерпевшего мобильный телефон.

Кроме этого, по его мнению, государственный обвинитель С.М.С. не мог поддерживать обвинение в суде, так как он расследовал данное дело, а судья и секретарь, по его мнению, заняли обвинительную позицию, что нашло подтверждение в судебном решении, принятом по итогам судебного разбирательства.

Оспаривая законность приговора, указывает, что суд необоснованно признал их показания на предварительном следствии достоверными, поскольку эти показания им были даны под воздействием "рукоприкладства".

Ссылаясь на иные нарушения закона при производстве предварительного следствия, он утверждает, что неоднократно его допрашивали в отсутствии адвоката, что его не ознакомили со всеми материалами дела, и что подписи на некоторых процессуальных документах он поставил за деньги, переданные ему следователем.

В возражениях государственный обвинитель считает, что приговор является законным и обоснованным, постановленным на основании полного, всестороннего и объективного исследования материалов дела, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, каждый из них пояснял, что они поочередно со значительной силой наносили удары фрагментом дерева по голове С.С.И. После их ударов он захрипел, и они оттащили его с пешеходной дорожки за деревья. Кроме того, они не отрицали, что конфликт с работниками компании "Кока-кола" был исчерпан, С.С.И. шел по пешеходной дорожке, обняв Ф. за плечо.

Каждый из них подтвердил свои показания при выходе на место происшествия. Именно с участием Ф. обнаружен фрагмент ствола дерева, который был изъят.

Их показания судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Из показаний свидетеля У. установлено, что 23 октября 2004 года в бане "Здоровье" произошел конфликт между работниками компании "Кока-кола" с одной стороны, Ц. и Ф. - с другой, который перерос в обоюдную драку. Через некоторое время к ней подошел Ц. и сказал, что в драке стукнули парня и нужно посмотреть, живой он или нет. Когда она подошла к указанному им месту, увидела лежавшим на земле одного из работников компании, который был мертв.

Свидетель Д. также подтвердила, что в бане возникла конфликтная ситуация, впоследствии переросшая в драку. Ц. сбегал через дорогу, взял толстую палку и возвратился. Увидев, что драка закончилась, он бросил палку. После этого она уехала, и что происходило дальше, не видела.

Аналогичные показания дал свидетель Ш.

Ц. пояснял, что все происходило действительно так, но когда он увидел С.С.И., идущего с Ф., поднял палку, догнал их и ударил С.С.И. по голове.

Свидетель П.А.В. пояснила, что видела, как дрались четверо мужчин, двое из которых были подсудимые.

О том, что между двумя компаниями мужчин произошел конфликт и Ц. был с палкой от дерева, подтвердил свидетель Б.

Из показаний свидетеля П.С.В. установлено, что ночью 24 октября 2004 года к нему приехали Ф. и Ц., которые сообщили, что в районе бани произошла драка, в процессе которой они убили мужчину.

При осмотре места происшествия в 40 метрах от бани и трех метрах от пешеходной дорожки обнаружен труп С.С.И. с признаками насильственной смерти. Рядом с трупом обнаружен фрагмент дерева со следами бурого цвета, похожими на кровь.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от открытой черепно-мозговой травмы, сопровождающейся переломами костей мозгового черепа.

Из заключения криминалистической экспертизы установлено, что имевшиеся на трупе потерпевшего телесные повреждения образовались не менее чем от трех ударов твердым тупым предметом с ограниченной поверхностью соударения, которые могли быть получены от ударов фрагмента дерева, изъятого с места происшествия. Выводы данного заключения подтверждают пояснения осужденных о механизме и локализации телесных повреждений.

Следует отметить, что при кассационном рассмотрении дела осужденные не отрицали, что каждый из них наносил удары фрагментом дерева по голове потерпевшего.

Материалами дела установлено, что другие лица к причинению какого-либо вреда здоровью потерпевшего не причастны.

На одежде и обуви Ц., а также фрагменте дерева, изъятого с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается, и исключается от осужденных.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные на почве возникших неприязненных отношений, совершили убийство С.С.И. группой лиц.

Соглашаясь с выводом суда в этой части, судебная коллегия исходит из того, что телесные повреждения потерпевшему, повлекшие смерть, были причинены после происшедшего конфликта, когда драка между осужденными и работниками компании "Кока-кола" закончилась и Ф. со С.С.И., обнявшись, шли по аллее.

Заявления осужденных, изложенные в кассационных жалобах, в той части, что в основу приговора положены их показания, данные в отсутствии адвоката, судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из материалов дела, судом признаны достоверными показания Ф., которые им были даны в присутствии адвоката В.А.Б., и показания Ц., которые им были даны в присутствии адвоката А., о чем свидетельствуют ордера адвокатов и их подписи на протоколах следственных действий.

В судебном заседании подсудимые не заявляли, что на предварительном следствии допрашивались в отсутствии адвокатов.

При таких обстоятельствах полагать, что Ф. и Ц. были допрошены в отсутствии адвокатов, оснований не имеется.

В соответствии со ст. 66 УПК РФ участие прокурора в производстве, предварительного следствия, а равно его участие в судебном разбирательстве не является препятствием для дальнейшего участия прокурора в производстве по данному уголовному делу, в связи с чем утверждение Ф. и Ц. в той части, что прокурор С.М.С. не вправе был принимать участие в судебном процессе, поскольку он вел расследование по данному уголовному делу, являются необоснованным.

Заявления Ц. и Ф. о том, что в отношении них применялись недозволенные методы следствия, судом проверено, признаны несостоятельными.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Судебная коллегия находит данное решение суда правильным.

Являются необоснованными утверждения Ц. и в той части, что он не ознакомлен с материалами дела.

Как видно из протокола об ознакомлении с материалами дела (т. 5 л.д. 46-51) и приложенного к нему графика, Ц. на протяжении 10 дней знакомился с материалами дела.

По окончании ознакомления в протоколе собственноручно сделал отметку, что "с материалами дела ознакомлен в полном объеме без ограничений во времени. Заявлений и ходатайств не имею".

Аналогичная запись произведена адвокатом, с участием которого он был ознакомлен с материалами дела.

Не усматривает коллегия и иных, указанных в кассационных жалобах осужденных, нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных в период расследования дела, либо рассмотрения его в суде.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым, данных о личности каждого осужденного и смягчающих обстоятельств, оснований к его снижению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Иркутского областного суда от 4 октября 2005 года в отношении Ц. и Ф. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июня 2006 г. N 66-О05-152


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.