Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2006 г. N 69-О06-17 Приговор суда в отношении осужденных за разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, незаконное приобретение, хранение, передачу и перевозку огнестрельного оружия, за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов, в части осуждения по ч. 2 ст. 222 УК РФ отменен за отсутствием в деянии состава преступления, в остальной части оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 августа 2006 г. N 69-О06-17


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя С., кассационные жалобы осужденных Г., К.И.В., Л., адвоката Х. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югра от 3 мая 2006 года, которым

Г., родившийся 23 июня 1962 года в с. Слобозия-Кремене Сорокского района Республики Молдова, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам без штрафа, по ст. 317 УК РФ к 13 годам, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Л., родившийся 22 января 1967 года в с. Вэскэуць Каменского района Республики Молдова, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам без штрафа, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.И.В., родившийся 1 сентября 1970 года в г. Бэлць Республики Молдова, не судимый;

- осужден к лишению свободы: по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам без штрафа, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.С.П., родившаяся 17 марта 1975 года в г. Сургуте Тюменской области, не судимая;

- осуждена к лишению свободы: по ч. 5 ст. 33, п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам без штрафа, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 5 лет.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Э., выступление адвоката Ш.С.А., мнение прокурора К.Ю.Н., поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия установила:

Г., Л., К.И.В. и К.С.П. (в форме пособничества) признаны виновными в совершении разбойного нападения, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, они же осуждены за незаконное приобретение, хранение, передачу и перевозку огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Кроме того, Г. осужден за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа И.Н.А. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступления совершены 29 марта 2005 года в г. Сургуте при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель С. просит приговор отменить в связи с допущенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального закона, а также в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и несправедливостью приговора. Считает, что суд необоснованно квалифицировал действия осужденных по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ, исключив из обвинения квалифицирующий признак совершения преступления "организованной группой" и признал К.С.П. пособником в совершении разбойного нападения. Указывает, что суд допустил в приговоре противоречие, признав вначале ее пособником, при этом не указав в какой форме она осуществляла пособничество, а в мотивировочной части суд указал, что ей отводилась роль в этой группе лиц, которая совершила разбойное нападение. Также считает, что квалифицирующий признак совершения разбоя - организованной группой нашел свое подтверждение в показаниях Г., Л., Б., данных на предварительном следствии, из которых следует, что они и К. выбрали объект для нападения, собрали информацию о сумме денег, находящейся в магазине, приискали орудие и средства для совершения преступления, автотранспорт, разработали план нападения, установили время, распределили роли, а об устойчивости группы свидетельствует то, что в ее состав входило более двух лиц, знающих друг друга продолжительное время, вместе проживали, являются земляками. Также считает, что суд необоснованно пришел к выводу о невозможности положить в основу приговора показания свидетеля Б., поскольку, ему разъяснялись права и обязанности свидетеля. Считает, что суд необоснованно переквалифицировал действия осужденных с ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 2 ст. 222 УК РФ в связи с наличием организованной группы, и вместе с тем, суд необоснованно квалифицировал действия осужденных как незаконное приобретение, хранение, перевозка, передача основных частей оружия, поскольку, в судебном заседании данные обстоятельства не были установлены. Также считает необоснованным назначение наказания К.С.П. с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ ввиду отсутствия исключительных обстоятельств и исходя из характера и степени общественной опасности совершенных ею преступлений. Указывает, что судом не мотивировано решение в части неприменения дополнительного наказания в виде штрафа по ч. 4 ст. 162 УК РФ и судом не разрешен вопрос по заявленному Страховым обществом "Сургутнефтегаз" гражданскому иску.

В возражениях на кассационное представление адвокат Ш.С.А. в интересах осужденной К.С.П. считает доводы представления необоснованными и просит приговор в отношении К.С.П. оставить без изменения.

В кассационных жалобах:

- осужденный Г. указывает на несогласие с приговором, считая неправильной юридическую квалификацию его действий, ссылаясь на то, что он преступление совершать не хотел, а лишь только помогал К., которого втянул в совершение преступления Б., директор магазина Ф. пояснил, что в его сейфе находилось только 300 тыс. руб. и 1400 долларов США, потерпевшие П. и З. дали противоречивые показания. На предварительном следствии показания им были даны под незаконным воздействием со стороны работников следствия, в отсутствие адвоката. Также указывает, что из автомата он ни в кого не целился, вреда причинять никому не хотел. Просит учесть наличие у него малолетних детей, больных родителей, его раскаяние в содеянном и смягчить назначенное ему наказание.

- осужденный Л. указывает, что он не знал о готовящемся нападении и об этом узнал по телефону от Б. и по просьбе которого он подошел к магазину к 18 часам, где никого не встретил. Около 22 часов он вновь подошел к магазину, где встретил остальных соучастников, но он не знал о наличии оружия и что оно будет применяться при совершении преступления. С учетом этого считает, что его действия должны квалифицироваться как покушение на грабеж, а по ст. 222 ч. 2 УК РФ он должен быть оправдан, поскольку, оружие было приобретено К. и Б., а он оружие не приобретал, не хранил, не передавал. Также указывает, что первоначальные показания были им даны под незаконным воздействием со стороны работников милиции. Просит с учетом изложенного, а также наличия на иждивении несовершеннолетних детей, отсутствия судимостей, назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

- осужденный К.И.В. указывает на несогласие с приговором, считая необоснованным его осуждение по ст. 222 ч. 2 УК РФ, поскольку, оружия у него не было и он оружие не приобретал, не хранил, не перевозил и не передавал. Просит учесть, что потерпевшим он вреда не причинял и с места совершения преступления он ушел еще до того как работники милиции стали производить их задержание, а также как на следствии, так и в суде он давал аналогичные показания по обстоятельствам совершенного нападения. С учетом наличия на его иждивении малолетнего ребенка, больных родителей, раскаяния в содеянном просит смягчить ему наказание.

- адвокат Х. в интересах осужденного Л. считает, что доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ по делу не имеется, в приговоре не приведена объективная сторона данного преступления, не указано время и место совершения преступления, в связи с чем просит приговор в этой части отменить. Указывает, что на предварительном и судебном следствии Л. пояснял, что он не знал о том, что преступление будет совершаться с применением оружия, что подтвердили другие осужденные. Поэтому считает, что действия Л. надлежит квалифицировать как покушение на грабеж. Также считает, что Л. назначено чрезмерно суровое наказание, поскольку, он положительно характеризуется, имеет на иждивении пятерых детей, от его действий ущерб никому не причинен и с учетом этого просит назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении разбойного нападения, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Доводы Г. о том, что умысла на совершение разбойного нападения у него не было, направляясь на автомашине к магазину он не знал, что они едут на совершение преступления, а также доводы Л. о том, что он узнал о готовящемся нападении на магазин по телефону от Б., при этом не знал о наличии оружия и его применении при совершении нападении являются несостоятельными и опровергаются исследованными по делу доказательствами.

Так, из показаний Г., данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, следует, что 29 марта 2005 года, когда он и К.И.В. находились на даче у К.С.П., около 18 часов приехали К., Б. и К.С.П. К. предложил ему и К.И.В. совершить нападение на магазин "Интерьер", в котором находится 8 млн. рублей, при этом связать охранника. Затем они приехали домой к К.С.П., где К. забрал оружие - автомат "Лютер" с двумя магазинами и пистолет. Около 20 часов все они приехали к магазину, где уже находился Л., наблюдавший до их приезда за обстановкой, который сев к ним в автомашину, сообщил, что возле магазина кто-то ремонтирует автомашину и поэтому необходимо немного подождать. Он, Л. и К.С.П. стали ждать в машине, а К., К.И.В. и Б. возле магазина. У них имелось три рации, которые принадлежали К., одна рация находилась у К., вторая у Б., третья в машине К.С.П. Затем, после того как Б. по рации передал, что они связали сторожа и закрыли его в подвале магазина, он с К. и К.И.В. зашли в магазин. Б. передал им по рации, что к магазину идут двое мужчин, они их впустили в магазин, связали и отвели к туалету, это оказались рабочие, которые должны были оставить в магазине инструменты. Затем он со стороны черного входа отошел к мусорным бакам, убедился, что возле магазина никого нет, передал об этом сообщение К., при этом у него был автомат, а у К. пистолет. Через несколько минут он услышал из магазина выстрелы и из магазина выбежали К. и К.И.В., который сказал, что в магазине сотрудники милиции, и они все стали убегать. Пробежав около ста метров, увидел, что его преследует милиционер в форме, который постоянно кричал ему остановиться, говорил, что будет стрелять. Выбежав на дорогу, он стал останавливать автомашину марки "ВАЗ", при этом почувствовал, что его ранило пулей в ногу. Когда машина остановилась, он направил на водителя автомат, чтобы он не уезжал, а затем развернулся в сторону милиционера, который находился от него в пяти метрах и произвел в него несколько выстрелов очередью с целью убийства, поскольку понимал, что тот продолжит его преследование. Милиционер упал и он стал в него целиться, но увидев, что последний лежит на земле, он подумал, что убил его, и сев в машину, уехал.

Из показаний Л., данных на предварительном следствии, следует, что 29 марта 2005 года около 17 часов к нему домой пришел К., с которым они стали обсуждать план нападения на магазин с целью похищения денег, при этом он сказал К., что нападение они совершат сегодня в 21 час, когда в магазине никого не будет. К магазину он подошел около 20 часов 30 минут, а затем подъехали на автомашине К.С.П. и остальные участники нападения. В результате нападения они рассчитывали с К. похитить около 2 млн. руб., о наличии данной суммы К. узнал от Б., у которого подруга работала в этом магазине. Около 20 часов 30 минут он подошел к магазину, куда затем подъехала машина, за рулем которой было К.С.П. Затем к нему подошли К. и Б. и, убедившись, что из магазина ушли все люди, Б., дождавшись когда сторож откроет дверь запасного выхода магазина, проник туда и они зайдя с К. в подвальное помещение, увидели связанного охранника. Он и К. перенесли охранника в# в угол, после чего он остался возле охранника, а К. и Б. пошли в сам магазин. Затем в подвал зашли двое мужчин с сумками, которым он сказал зайти в магазин. Затем он вышел на улицу с целью наблюдения за обстановкой, услышал выстрелы и был задержан.

Оснований считать данные показания Г. и Л. недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку, они были допрошены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с разъяснением их процессуальных прав, в присутствии адвокатов, о чем свидетельствуют имеющиеся в протоколах допроса росписи Г., Л. и адвокатов, при этом их показания согласуются и с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшего З. следует, что он работал в магазине "Интерьер" охранником и 29 марта 2005 года после 21 часа 30 минут, когда он находился в магазине один, он зашел в подвальное помещение, куда сразу забежал мужчина, наставил на него пистолет и приказал лечь на пол, связал ему руки и ноги, одел ему на голову капюшон от куртки, сказал, чтобы он не поднимал голову, а также было еще двое мужчин, он видел их ноги. Его перетащили в темный угол и положили лицом вниз. Затем двое ушли, а один остался с ним. Пролежав на полу около 40 минут, услышал выстрелы, и мужчина, который был с ним, открыл дверь и убежал.

Из показаний потерпевшего П. следует, что он и Ч. в магазине работают сборщиками мебели на дому клиентов и около 22 часов возвратившись в магазин, чтобы оставить инструменты, они подошли к запасному выходу, увидели, что приоткрыта дверь в подвал, решили, что охранник З. находится там. Они спустились в подвал, где увидели мужчину, который спросил кто они такие, спросил документы и сказал им подняться наверх в магазин, они подчинились, т.к. подумали, что это работник милиции. Им открыли дверь и зайдя в магазин, они увидели троих мужчин в масках, в камуфлированной одежде. Их связали и приказали лечь на пол, было слышно, что они разговаривают по рации и выясняют все ли спокойно. Поскольку, он сам из Молдавии, он понял, что они молдаване. Затем он услышал шум, как будто что-то ломают и выстрелы, услышал, как несколько человек сбежали по лестнице и выбежали на улицу.

Из показаний свидетеля Р. следует, что около 22-22.30 часов он на своей автомашине двигался по пр. Набережный, услышал хлопки, похожие на выстрелы и увидел, что на обочине перед ним стоит автомашина "ВАЗ-2106", с левой ее стороны стоит мужчина в синей камуфлированной форме и прицельно стреляет из огнестрельного оружия в сотрудника милиции в форме, было произведено 3-4 выстрела. Милиционер упал на сугроб, а мужчина еще около пяти секунд стоял, прицеливаясь в него, но затем, поняв, что тот не оказывает ему сопротивления, сел в машину и уехал.

Из показаний свидетеля Ш. следует, что он является начальником криминальной милиции ГОМ-1 г. Сургута и после того как ему поступило сообщение о готовящемся нападении на магазин "Интерьер" группой лиц молдавской национальности, а также была информация о наличии оружия и о его возможном применении, была разработана операция по задержанию преступников. Когда в магазине началась стрельба, из магазина стали выходить люди, первым в его присутствии недалеко от запасного выхода был задержан Л., у которого оружие отсутствовало, но он сказал, что у его соучастников оно имеется.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в магазине были обнаружены предметы, используемые в ходе совершения преступления: две монтировки, сумка спортивная, маска, фонарь, отвертка, а также две пули и четыре гильзы, на двери от приемной имеются повреждения, в том числе поврежден замок.

Согласно протокола осмотра квартиры, где был задержан Г., в ходе осмотра был обнаружен и изъят пистолет-пулемет "Аграм-200" и патроны к нему, а в ходе осмотра кладовой, принадлежащей Илес., были обнаружены и изъяты две шапки с прорезями для глаз, кобура, пистолет без маркировочных обозначений. По заключению эксперта N 1509 указанные пистолет-пулемет и пистолет признаны нарезным огнестрельным оружием, к стрельбе пригодны, патроны признаны боеприпасами.

Из оглашенных в порядке ст. 281 ч. 1 УПК РФ показаний свидетелей Н. и Илес. следует, что они сдавали комнату Н.Ю., к которому иногда приходил К. После 1 апреля они Н.Ю. больше не видели и 19 апреля Илес. обнаружил в кладовой две вязанные шапочки, кобуру, из нее была видна рукоятка пистолета, после чего он вызвал милицию.

По заключению судебно-медицинской экспертизы Иляс. причинены огнестрельное пулевое ранение левого бедра и правой ягодицы с переломом шейки бедра, повлекшее за собой тяжкий вред здоровью и огнестрельное пулевой ранение левого предплечья с переломом шиловидного отростка левой локтевой кисти, повлекшее за собой средней тяжести вред здоровью.

Таким образом, суд оценив исследованные доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г. в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, а также о доказанности вины Г., Л., К.И.В. в совершении разбойного нападения с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, при этом то обстоятельство, что Л. знал о наличии оружия и о его применении подтверждается вышеприведенными доказательствами.

Наказание Г., Л. и К.И.В. за данные преступления назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельств, смягчающих их наказание, в том числе наличие на их иждивении несовершеннолетних детей, данных, характеризующих их личности, и является справедливым. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Кроме того, судебная коллегия находит не подлежащим удовлетворению и кассационное представление в части доводов о необоснованном исключении судом из обвинения осужденных квалифицирующего признака "организованной группой".

В обоснование своего довода автор представления ссылается на показания Г., Л., Б., данные ими на предварительном следствии, о том, что они и К. заранее договорились о нападении на магазин "Интерьер", собрали информацию о сумме денег в 8 млн. рублей, находящейся в магазине, приискали орудие и вспомогательные средства для совершения преступления, автотранспорт, разработали план нападения, распределили роли. Указывает, что об устойчивости группы свидетельствует, что члены группы знали друг друга длительное время, являлись земляками, преступление тщательно готовилось и планировалось, были приисканы средства, транспорт, определены роли соучастников.

Между тем, как видно из данных показаний, указанные лица договорились совершить нападение на магазин 29 марта 2005 года, т.е. в тот день, когда ими и было совершено преступление, при этом они узнали о наличии в магазине 8 млн. рублей также в этот же день, а роли между соучастниками были распределены таким образом - кто-то из соучастников наблюдает за окружающей обстановкой, а другие соучастники проникают в магазин. Кроме того, действий по приисканию орудий, вспомогательных средств и автотранспорта как таковых ими совершено не было, поскольку, автомашина, на которой соучастники преступления приехали к месту совершения преступления и намеревались на ней же скрыться, принадлежала К.С.П., одному из соучастников преступления, а оружие, маски, рации также принадлежали одному из соучастников - К. То обстоятельство, что соучастники преступления ранее знали друг друга, общались между собой, являлись земляками также не может достоверно свидетельствовать об устойчивости группы, поскольку, под устойчивостью организованной группы понимается наличие постоянных связей между членами и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений.

При таких обстоятельствах, суд правильно пришел к выводу о совершении данного преступления группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, суд обоснованно пришел к выводу о невозможности положить в основу приговора показания Б., допрошенного в качестве свидетеля, и впоследствии в отношении его было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, поскольку, на момент его допроса, органам предварительного следствия было достоверно известно о том, что он является одним из соучастников совершенного нападения, в частности из показаний Г., Л., К.И.В., и таким образом, оснований для его допроса в качестве свидетеля не имелось.

Также с учетом того, что К.С.П. непосредственно в совершении разбойного нападения участия не принимала, ее роль заключалась только в том, чтобы привезти и забрать других соучастников с места совершения преступления, суд и квалифицировал ее действия как пособничество в совершении разбойного нападения. Противоречий в приговоре относительно описания ее действий и их юридической оценки судом не допущено.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что доказательств, подтверждающих вину Л., К.И.В., К.С.П. в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также вину Г. по этим же признакам, за исключением незаконного приобретения, по делу не имеется, при этом в приговоре не приведено и описание данного преступного деяния, в связи с чем приговор в этой части в отношении Л., К.И.В. и К.С.П. подлежит отмене с прекращением производства по делу, а действия Г. подлежат переквалификации с ч. 2 на ч. 1 ст. 222 УК РФ как незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку, Г. взяв у К. пистолет-пулемет "Аграм-200" с целью совершения разбойного нападения и впоследствии примененного им при обнаружении его и других соучастников преступления работниками милиции, тем самым незаконно приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы.

В отношении доводов кассационного представления о назначении К.С.П. необоснованно мягкого наказания, то судебная коллегия находит, что наказание ей назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ею преступления, ее роли при совершении преступления, положительных характеристик по месту работы и жительства, обстоятельств, смягчающих ее наказание - совершение преступления впервые, наличие на иждивении двоих малолетних детей, что дало суду основание признать указанные обстоятельства в их совокупности исключительными и назначить К.С.П. наказание с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ.

Не обоснование судом решения в части неприменения дополнительного наказания в виде штрафа при назначения наказания по ч. 4 ст. 162 УК РФ и не разрешение вопроса по гражданскому иску, заявленного ОАО "Страховое общество "Сургутнефтегаз" не являются основаниями для отмены приговора, поскольку, санкция ч. 4 ст. 162 УК РФ не предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания в виде штрафа, а заявленный иск может быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 3 мая 2005 года в отношении Л., К.И.В. и К.С.П. в части их осуждения по ч. 2 ст. 222 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Считать осужденными:

Л. по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам;# лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.И.В. по п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.С.П. по ч. 5 ст. 33, п. "б" ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание К.С.П. считать условным с испытательным сроком 5 лет.

Этот же приговор в отношении Г. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой назначить 3 года лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 4 п. "б", 317, 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 15 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2006 г. N 69-О06-17


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.