Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 сентября 2006 г. N 9-О06-33 Приговор в отношении осужденных за изготовление и сбыт поддельных билетов ЦБР и иностранной валюты, хищение чужого имущества, незаконное хранение боеприпасов, приобретение наркотического вещества, подлежит изменению, поскольку суд ошибочно квалифицировал действия осужденных, связанные с изготовлением и сбытом банкнот, как совершенные организованной группой, необоснованно признал одного из осужденных виновным в пособничестве в сбыте иностранной валюты, действия другого осужденного подлежат переквалификации на пособничество в сбыте наркотического средства

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 11 сентября 2006 г. N 9-О06-33


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление заместителя прокурора Нижегородской области С.Р.А., кассационные жалобы осужденных Т.А.Н., Д.Ю.В., З., Б., Г.М.А., М.А-Х.Ш., адвокатов А., Л., защитника О. на приговор Нижегородского областного суда от 18 января 2006 года, по которому

Т.А.Н., родившийся 30 ноября 1960 года в г. Горьком, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 186 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) на восемь лет;

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) на семь лет;

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) на пять лет;

ст. 228 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) на два года шесть месяцев;

ст. 222 ч. 1 УК РФ на один год шесть месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.

Д.Ю.В., родившийся 2 февраля 1951 года в г. Горьком, судимый 29 декабря 1999 года по ст. 222 ч. 2, ст. 159 ч. 2 п. "а", ст. 30 ч. 1, ст. 186 ч. 1, ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ на четыре года лишения свободы, освобожден 8 декабря 2000 года условно-досрочно на 11 месяцев 23 дня,

осужден по ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции Ф3 от 13.06.1996 г.) на пять лет лишения свободы; ст. 186 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) на восемь лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемь лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

З., родившийся 2 ноября 1965 года в г. Горьком, судимый 22 декабря 1999 года по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ на три года лишения свободы; на основании постановления Государственной Думы Совета Федерации РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26.05.2000 г. неотбытый срок сокращен на 1/2, освобожден 20 июня 2001 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) на пять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., родившийся 5 ноября 1972 года в г. Уссурийске Приморского края, судимый 25 января 2005 года по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ на один год исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка,

осужден к лишению свободы по:

- ст. 33 ч. 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1999 г.) на пять лет;

- ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) на три года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет семь месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с исчислением срока наказания с 31 августа 2004 года.

Г.М.А., родившийся 25 июня 1977 года в р.п. Княгинино Горьковской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от (#18.12.2003 г.) за действия в "ЧП Дранишникова" на пять лет шесть месяцев;

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в магазине N 61 филиала Лысковского РАЙПО "Леньково" на пять лет шесть месяцев;

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в магазине N 59 филиала Лысковского РАЙПО "Леньково" на пять лет шесть месяцев;

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в магазине N 19 филиала Лысковского РАЙПО "Леньково" на пять лет шесть месяцев;

ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в киоске Д. на пять лет шесть месяцев;

ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в магазине "Анюта" на пять лет;

ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в магазине N 39 Княгининского РАЙПО на пять лет;

ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в магазине N 5 Княгининского РАЙПО на пять лет;

ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в закусочной "Минутка" на пять лет;

ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) за действия в киоске АЗС ЧП "Алексеев" на пять лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шесть лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

М.А.-Х.Ш., родившийся 22 октября 1974 года в с. Шаами-Юрт Ачхой-Мартановского района Чечено-Ингушской АССР, не судимый,

осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.) с применением ст. 64 УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.В.С., объяснения осужденных, поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Ш. об изменении приговор в отношении Б., Т.А.Н., Д.Ю.В., М.А.-Х.Ш., объяснения осужденных Д.Ю.В., З., Б., М.А.-Х.Ш. и объяснения адвокатов С.А.И., Н., К.А.И., судебная коллегия установила:

Д.Ю.В. осужден за изготовление в целях сбыта и сбыт, а Т.А.Н. - за изготовление в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ и иностранной валюты в составе организованной группы,

Д.Ю.В. - за изготовление в целях сбыта, а П. - за изготовление в целях сбыта и сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка РФ и иностранной валюты.

Т.А.Н., П., З., осуждены за сбыт поддельной иностранной валюты, Т.А.Н., З., Г.М.А. - за сбыт поддельных билетов Центрального банка РФ. Б. осужден за пособничество в сбыте поддельной иностранной валюты, а Г.М.А. - за пособничество в сбыте поддельных билетов Центрального банка РФ.

Б. осужден за открытое хищение чужого имущества, Т.А.Н. - за незаконное хранение боеприпасов, Т.А.Н. - за приобретение и хранение наркотического вещества, а М.А.-Х.Ш. - за сбыт наркотического вещества.

Преступления совершены ими с июня-июля 2003 года до 6 февраля 2004 года в г. Н. Новгороде и г. Самаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Д.Ю.В., П., Т.А.Н., Б., З., М.А.-Х.Ш. вину признали частично, Г.М.А. признал полностью.

В кассационных жалобах:

- осужденный Т.А.Н. просит приговор в части осуждения по ст. 186 ч. 3, ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений, по ст. 186 ч. 1, 228 ч. 1 УК РФ снизить наказание с применением правил ст. 64 УК РФ и на основании ст. 81 УК РФ освободить его от наказания, указывая, что он не принимал участия в изготовлении поддельных банковских билетов ЦБ РФ и иностранной валюты, а лишь сбыл те, которые передал ему Д.Ю.В., суд при осуждении его за эти действия допустил противоречия. Также отмечает, что не состоял с Д.Ю.В. в организованной группе. Указывает, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие факты приобретения им и хранения боеприпасов. Полагает, что ему следовало назначить наказание по правилам ст. 64 УК РФ и освободить от его отбывания в связи наличием у него психического расстройства. Отмечает, что в ходе судебного разбирательство адвокат П.О.Ю. ненадлежащим образом осуществлял его защиту, в связи с чем он отказывался от его услуг, но суд необоснованно отказал ему в удовлетворении такого ходатайства. Считает, что суд без какой-либо мотивации постановил уничтожить два мобильных телефона, изъятых у него, поэтому просит передать их его супруге;

- осужденный Д.Ю.В. в основной жалобе просит переквалифицировать его действия со ст. 186 ч. 1 УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 186 ч. 1 либо ст. 159 УК РФ, а со ст. 186 ч. 3 УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 186 ч. 1 УК РФ, смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ, указывая, что он не обладал достаточными познаниями в изготовлении фальшивых долларов, совершил лишь, но не в целях сбыта, подготовительные действия по изготовлению купюр достоинством 100 долларов, которые невозможно было сбыть из-за их качества, под воздействием свидетеля К., который окончательно и изготовил поддельные доллары. Считает, что К. его оговаривает, а показания П. также вызывают сомнения. Кроме того, отмечает, что вывод суда о том, что П. сбыл пять купюр, которые были изготовлены им, является предположением. Указывает, что согласился изготовить 200 купюр достоинством по 500 рублей по предложению Т.А.Н., который убедил его, что они нужны не для сбыта, передал ему 160 купюр низкого качества. Сам Т.А.Н. участия в изготовлении фальшивых купюр не принимал, а он с ним в организованную группу не объединялся. Отмечает, что Т.А.Н. фальшивые купюры достоинством 100 долларов не передавал. Указывает, что ему необоснованно назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ, так как наказание по предыдущему приговору он отбыл. В дополнительной жалобе Д.Ю.В. просит приговор отменить, приводя те же доводы;

осужденный З. просит снизить наказание, изменить вид исправительного учреждения со строгого на общий, указывая, что им дана "явка с повинной", на его иждивении находятся гражданская супруга и малолетний ребенок. Считает, что его действия были связаны не с целью подрыва экономики страны, а с целью обмана некоторых потерпевших, поэтому они могли быть квалифицированы как мошенничество. Кроме того, полагает, что он подлежал освобождению от наказания по предыдущему приговору по акту об амнистии, поэтому предыдущая судимость у него была погашена на момент совершения новых преступлений;

аналогичные доводы и просьба содержатся в кассационной жалобе защитника О. в защиту интересов З. Кроме того, защитник считает, что поскольку З. в момент, когда рассчитывался с водителем Сид. фальшивой купюрой, находился в нетрезвом состоянии и не помнит произошедшего, то в его действия отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 186 ч. 1 УК РФ, которое может быть совершено только с прямым умыслом;

осужденный Б. просит приговор в части его осуждения по ст. 33 ч. 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить за его непричастностью к совершению преступления, указывая, что не способствовал З. в сбыте фальшивой купюры достоинством 100 долларов, а приговор в этой части основан на противоречивых доказательствах;

аналогичные доводы и просьба содержатся в кассационной жалобе адвоката Л. в защиту интересов Б. Кроме того, адвокат полагает, что суд в нарушение требований ст. 50 ч. 4 УК РФ назначил осужденному наказание по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ;

осужденный Г.М.А., выражая согласие с квалификацией его действий, просит смягчить наказание до условного с обязательным трудоустройством, ссылаясь на признание вины, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, наличия на иждивении малолетнего ребенка и возмещения ущерба;

осужденный М.А.-Х.Ш. просит переквалифицировать его действия со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 1 УК РФ и снизить наказание до условного, указывая, что его вина в сбыте наркотика не доказана, а, на самом деле, он не сбывал наркотик, а по просьбе Т.А.Н. свел его с продавцом наркотиков, за что получил 5000 рублей;

- заместитель прокурора Нижегородской области С.Р.А. в кассационном представлении просит исключить из приговора указание о назначении Д.Ю.В. наказания по правилам ст. 70 УК РФ, ссылаясь на то, что ко времени совершения преступлений, за которые он осужден по настоящему приговору, Д.Ю.В. отбыл наказание по предыдущему приговору.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям. Доводы Д.Ю.В. о необоснованном осуждении по ст. 186 ч. 1 УК РФ по эпизоду изготовления совместно с П. 5 банкнот достоинством 100 США как за оконченный состав преступления нельзя признать состоятельными.

Как следует из показаний осужденного П., Д.Ю.В. предложил ему помочь в изготовлении фальшивых долларов, для чего он в подсобном помещении автостоянки, где работал, нарезал бумагу определенного формата и смачивал ее растворителем, а затем передал ее Д.Ю.В. Затем Д.Ю.В. познакомил его с К., который предложил съездить в г. Одессу, чтобы перевезти фальшивые доллары, сбывать которые должен был К. Сам он надеялся получить за свои действия вознаграждение. К. не удалось сбыть фальшивые доллары, поэтому они большую часть уничтожили, 10 купюр отдал К., а 6-7 купюр - оставил себе. Позднее по просьбе К. он согласился сбыть оставленные себе купюры, которые продал М. за 2500 рублей.

О том, что Д.Ю.В. предложил ему съездить в Одессу для сбыта фальшивых долларов, пообещав за это вознаграждение, пояснил и свидетель К.

Каких-либо оснований не доверять показаниям П. и К. не имеется.

В судебном заседании Д.Ю.В. также дал показания о том, что изготавливал банкноты США по предложению К., помощь в изготовлении ему оказал П., которому он передал не только бумагу, но и другие приспособления.

В ходе следствия из павильона диспетчерской автостоянки (место работы П.) действительно были изъяты остатки бумаги и другие приспособления.

Доводы осужденного о том, что он не знал для чего К. нужны поддельные банкноты, опровергаются показаниями П. и К., а утверждение, что он старался, чтобы поддельные банкноты не были похожи на настоящие, опровергается другими доказательствами.

После продажи П. 5 банкнот М., который действовал в рамках оперативного мероприятия - "проверочной закупки", последний выдал приобретенные банкноты.

Согласно заключению экспертиз указанные банкноты изготовлены на двух склеенных между собой листах бумаги, на которых все изображения выполнены электрофотографическим способом с помощью множительно-копировальной техники. Указанные банкноты изготовлены не на предприятии, имеющем законное право изготовления банкнот США, но совпадают с ними по форме, цвету бумаги, геометрическим размерам, сетчатой структуре бумаги (на указанных банкнотах - имитация), цветовой гамме, содержанию текста и рисунков, наличию водяного знака (имитация), наличию защитной нити, наличию краски с изменяющимся цветом (имитация).

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал Д.Ю.В. виновным в изготовлении с целью сбыта иностранной валюты и правильно квалифицировал его действия по ст. 186 ч. 1 УК РФ.

По указанным выше основаниям нельзя согласиться и с доводами Д.Ю.В. о том, что его действия по изготовлению и передаче Т.А.Н. фальшивых купюр достоинством 500 рублей, которые, по его мнению, были низкого качества, также содержат состав неоконченного преступления.

В ходе следствия было изъято 84 поддельные купюры достоинством 500 рублей и 6 банкнот США достоинством 100 долларов, изготовленных Д.Ю.В. и сбытых затем Т.А.Н.

По заключениям экспертиз изъятые банковские билеты совпадают с купюрами того же достоинства и того же образца, изготовленными на предприятии ГОСЗНАКА, по форме, геометрическим размерам, цветовой гамме, содержанию текста и рисунков, размеру и рисунку шрифта, наличию защитных волокон и водяных знаков (на купюрах защитная нить, защитные волокна и водяные знаки соответствуют имитации), наличию рельефа в купюрах.

Аналогичные заключения имеются по изъятым долларам.

Доводы Д.Ю.В. о том, что он не изготавливал и не передавал Т.А.Н. доллары США, опровергаются показаниями Т.А.Н. и самого Д.Ю.В. в ходе следствия, которым суд дал соответствующую оценку, а также показаниями свидетелей Г., Я., осужденного З., которым Т.А.Н. сбыл фальшивые доллары.

Поэтому суд правильно квалифицировал действия Д.Ю.В. как изготовление в целях сбыта поддельных банковских билетов ЦБ РФ и иностранной валюты и их сбыт.

Доводы Д.Ю.В. о проведении его допросов в ходе предварительного следствия в отсутствии адвоката не соответствуют действительности и опровергаются имеющимися в материалах дела протоколами допросов, в которых принимал участие адвокат.

Вместе с тем, суд ошибочно квалифицировал действия Д.Ю.В., связанные с изготовлением в целях сбыта и сбытом банкнот, и действия Т.А.Н., связанные с их изготовлением в целях сбыта, как совершенные организованной группой.

В приговоре суд вообще не указал, какие действия совершил Т.А.Н. по изготовлению указанных банкнот, кроме того, что предложил Д.Ю.В. их изготовить, а затем, получив от него поддельные банкноты, часть из них сбыл.

Из установленных судом обстоятельств по изготовлению Д.Ю.В. по предложению Т.А.Н. поддельных банкнот, передаче их Д.Ю.В. Т.А.Н. и последующем их сбыте Т.А.Н. не следует, что между осужденными возникла такая степень соучастия, которая характеризуется повышенной по сравнению с предварительным сговором устойчивостью, сплоченностью, распределением ролей между членами группы.

Об этом свидетельствует и тот факт, что последующие действия Т.А.Н., связанные со сбытом поддельных банкнот, суд квалифицировал не как совершенные в составе организованной группы, а как неквалифицированный сбыт (ст. 186 ч. 1 УК РФ).

В связи с изложенным, а также с учетом того, что УК РФ не предусмотрена уголовная ответственность за совершение указанных действий группой лиц по предварительному сговору, подлежат переквалификации со ст. 186 ч. 3 УК РФ действия Д.Ю.В. на ст. 186 ч. 1 УК РФ как изготовление в целях сбыта и сбыт поддельных банковских билетов ЦБ РФ, иностранной валюты, а действия Т.А.Н., предложившего изготовить и заранее обещавшего приобрести поддельные банкноты, - на ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ как подстрекательство и пособничество в их изготовлении.

Вопреки доводам кассационной жалобы Т.А.Н. он обоснованно осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ за незаконное хранение боеприпасов.

Как следует из протокола обыска, проведенного 6 февраля 2004 года на следующий день после задержания Т.А.Н. и Г. в связи с приобретением ими наркотиков, в квартире, где проживал Т.А.Н. с женой и двумя дочерьми, в прихожей в шкафу обнаружены 16 патронов калибра 7,62 мм и 11 патронов калибра 7,65 мм, которые по заключению экспертизы пригодны для стрельбы.

Доводы осужденного о том, что патроны ему мог подбросить Г., который перед этим приходил к нему в квартиру в его отсутствие, являются предположением и опровергаются показаниями осужденного Г., который подтвердил, что действительно приходил в квартиру Т.А.Н. в его отсутствие и брал у его жены деньги, но категорически отрицал, что подбросил патроны, заявив, что Т.А.Н. его оговаривает.

С доводами защитника О. о недоказанности умысла З. в сбыте 17 ноября 2003 года поддельной купюры достоинством 500 рублей Сид., так как он в момент совершения деяния находился в нетрезвом состоянии, согласиться нельзя.

З. вину в совершении этого преступления признал, но пояснил, что не помнит происшедшего. Вместе с тем, из пояснений З. следует, что в связи с тем, что у него не было денег, он обратился за помощью к Т.А.Н., который дал ему поддельные купюры достоинством 500 рублей и две купюры достоинством 100 долларов США. Полученные деньги он в дальнейшем сбыл в разных местах, в том числе одной купюрой достоинством в 500 рублей 24 ноября 2003 года рассчитался с водителем такси Смир.

Из показаний потерпевшего Сид., работающего водителем, следует, что в качестве водителя такси он 23 ноября 2003 года подвозил до ресторана З., который рассчитался с ним купюрой достоинством в 500 рублей, а он отдал ему сдачу в размере 350 рублей. На следующий день попытался рассчитаться в банке полученной купюрой, но она оказалась поддельной.

Показания потерпевшего о поддельности купюры подтверждены заключением экспертизы.

Поэтому действия З. по данному эпизоду, как и по эпизоду сбыта поддельной купюры потерпевшему Смир., обоснованно квалифицированы по ст. 186 ч. 1 УК РФ.

По мнению судебной коллегии, суд необоснованно признал Б. виновным в пособничестве по эпизоду сбыта З. двух банкнот иностранной валюты достоинством 100 долларов США и квалифицировал его действия по ст. 33 ч. 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ.

Как установлено судом, 23 ноября 2003 года около 19 часов З. и Б. на автомашине ВАЗ-21093 под управлением Б. прибыли в поселок Северный Дзержинского района Нижегородской области, подъехали к кафе "Восточные блюда". Имея при себе две поддельные банкноты иностранной валюты достоинством 100 долларов США образца 1996 года серии АВ N 50851253Q и АВ N 69834258М, З. решил их сбыть, сообщил Б. о наличии у него поддельных банкнот иностранной валюты и о намерении их сбыть. Б. согласился содействовать З. в совершении этого преступления, что укрепило решимость З. на совершение данного преступления. З. и Б. договорились о том, что З. непосредственно сбудет поддельные банкноты, а Б., содействуя этому, прогреет двигатель указанной выше автомашины, подгонит ее в удобное для З. место, будет ожидать З. в этой автомашине с целью обеспечения возможности З. после сбыта поддельных банкнот и получения российских подлинных рублей незамедлительно скрыться с места преступления.

В последующее время З. и Б. находились в кафе "Восточные блюда", а затем приступили к реализации преступного намерения. З. в целях сбыта поддельных банкнот направился в зал игровых автоматов ЧП "Сироткина", находящийся в помещении кафе "Восточные блюда", уведомив о своем намерении Б.

Зайдя в зал игровых автоматов ЧП "Сироткина", З. обратился к администратору В., предложив ей обменять имеющиеся у него 200 долларов США в количестве двух банкнот достоинством по 100 долларов США каждая на билеты Банка России по курсу 28 рублей за один доллар США, то есть по цене 2800 рублей за 100 долларов США - по более низкому курсу, чем был установлен Центральным Банком РФ (курс доллара в эквиваленте к российском рублю по курсу ЦБ РФ на 23 ноября 2003 года составил 29,7979 рублей за один доллар США). Когда В. согласилась, З. передал ей поддельные банкноты иностранной валюты достоинством 100 долларов США образца 1996 года серии АВ N 50851253Q и серии АВ N 69834258М для обмена их на подлинные банковские билеты России. Осмотрев эти банкноты и приняв их за подлинные, В. отсчитала и передала З. за первую из этих банкнот деньги в сумме 2800 рублей, после чего стала осматривать вторую банкноту. Опасаясь, что В. может обнаружить поддельность указанных выше 100-долларовых банкнот, З. решил не дожидаться передачи ему 2800 рублей за вторую банкноту и, получив от В. денежные средства в сумме 2800 рублей, быстро покинул зал игровых автоматов, прибыл к Б., который, ожидая его, на автомашине с прогретым двигателем подъехал к выходу из зала игровых автоматов, чем умышленно содействовал З. в совершении этого преступления. Осознавая факт сбыта поддельных банкнот иностранной валюты З. и обеспечивая скорейшее его сокрытие с места происшествия с полученными преступным путем подлинными денежными средствами, Б. совместно с З. на указанной выше автомашине с места происшествия скрылся.

Денежными средствами в размере 2800 рублей, полученными в результате сбыта поддельных 100-долларовых банкнот, З. распорядился по своему усмотрению, передав часть их Б.

В обоснование вины Б. в содеянном суд сослался на оглашенные в судебном заседании показания З. и Б., полученные в ходе предварительного расследования, а также показания потерпевшей В. и свидетеля Т.

В частности из показаний З., допрошенного в качестве обвиняемого 26 августа 2004 года, следует, что поужинать в кафе вместе с ним и Б. приехал знакомый последнего. Сам он находился под действием транквилизаторов и подробности не помнит. После ужина он и Б. прошли в зал игровых автоматов, а знакомый остался в автомашине. В процессе игры у него кончились деньги, поэтому он решил разменять имевшиеся у него две поддельные банкноты достоинством 100 долларов США, которые дал ему Т.А.Н. Он передал их администратору, которая, осмотрев первую банкноту и отсчитав 2800 рублей, через охранника передала их Б. Так как администратор стала внимательно рассматривать вторую банкноту, то они с Б. поспешили уйти, при выходе слышали, как администратор кричала охраннику, что доллары фальшивые. Затем они сели в автомашину, которую завел знакомый Б., и уехали. Полученные деньги потратили втроем на личные нужды. О том, что доллары поддельные Б. знал, он ему об этом говорил.

1 сентября 2004 года на очной ставке с З., который сначала подтвердил свои предыдущие показания, Б. пояснил, что он с З. и своим знакомым Т. на автомашине, которой он управлял, поехали в зал игровых автоматов. Когда обедали в кафе, расположенном в зале игровых автоматов, З. ему говорил, что надо обменять поддельные доллары США на рубли, а он не возражал, но не знал, где он их будет менять. В зал игровых автоматов он не заходил, ждал в автомашине с заведенным двигателем. Через некоторое время З. и Т. выбежали из зала игровых автоматов, запрыгнули в автомашину и сказали ему быстро уезжать. З. ему сказал, что деньги обменяли, но не полностью удачно, не за все поддельные доллары получили рубли. Полученные рубли за поддельные доллары США он не тратил, получил от З. только вознаграждение за бензин, сколько, не помнит. Подтвердил свою осведомленность о наличии у З. поддельных долларов и его желании их обменять, а также тот факт, что за управлением автомашины находился он, но отрицал, что договаривался с З. о сбыте долларов и присутствовал с ним в зале игровых автоматов.

После дачи этих показаний Б. З. пояснил, что не настаивает на своих показаниях, возможно, в зале с ним находился не Б., а Т. (знакомый Б.).

В ходе проверке его показаний на месте происшествия 19 февраля 2005 года З. также пояснил, что не помнит, кто был с ним в зале игровых автоматов при обмене долларов - Б. или его знакомый.

Потерпевшая В. пояснила, что именно З., который был с другим мужчиной, передал ей банкноты. После того, как она отдала 2800 рублей за одну купюру, они сразу ушли из зала, сели в автомашину и уехали. Охранник побежал за ними, но не смог догнать. З. она опознала в ходе предварительного расследования, а второго мужчину не помнит.

Из показаний свидетеля Т., полученных в ходе предварительного расследования, оглашенных в судебном заседании и подтвержденных им, следует, что когда они втроем вышли из кафе, З. сказал, что надо разменять доллары США. Он зашел за угол кафе, а когда подошел к автомашине, то Б. ее подогнал уже ближе к выходу из зала игровых автоматов и завел. Почти сразу же из зала почти бегом вышел З., сел в автомашину и сказал: "Все нормально. Поехали". После того, как они отвезли З., Б. в автомашине что-то рассказывал ему о "скинутых фантиках", но он его не понял, так как находился в состоянии алкогольного и наркотического опьянения.

Анализ изложенных показаний свидетельствует об их противоречивости.

Так, первоначальные показания З., признанные судом достоверными, о том, что совместно с Б. обменивал доллары, причем деньги в размере 2800 рублей взял именно Б., одновременно с ним вышел из зала игровых автоматов и сел в автомашину, противоречат показаниям не только свидетеля Т., но и установленным судом обстоятельствам о том, что именно З. получил деньги от В., а Б. во время обмена З. долларов подогнал автомашину к выходу из зала и ожидал его с включенным двигателем.

Причем вывод суда о том, что З. с Б. договорились, что Б. подгонит автомашину и будет ждать З. с включенным двигателем, не основан на доказательствах, а является лишь предположением.

Согласно ст. 14 ч. 3 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

При таких обстоятельствах приговор по данному факту в отношении Б., постановленный на предположениях, нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене, а дело - прекращению за непричастностью осужденного к совершению преступления.

Подлежит изменению данный приговор суда и в отношении М.А.-Х.Ш., который признан виновным по ст. 228 ч. 4 УК РФ в сбыте 4 февраля 2004 года Т.А.Н. и Г. героина в особо крупном размере.

Показания осужденных Т.А.Н. и Г. об обстоятельствах приобретения героина противоречивы.

В судебном заседании Т.А.Н. пояснил, что героин приобретали совместно с Г. у лиц "нерусской национальности", но при каких обстоятельствах не помнит.

В связи с противоречиями в показаниях Т.А.Н. были оглашены его показания, данные в ходе предварительного расследования. Из этих показаний следует, что по поводу приобретения героина встречались с Абдулой, передали ему деньги. Уже потом после звонка Абдулы Г. ходил на встречу, на которой ему был передан героин.

Г. в судебном заседании также пояснил, что по поводу приобретения героина он и Т.А.Н. встречались с М.А.-Х.Ш., передали ему деньги, но окончательно за наркотиком ходил один Т.А.Н.

В ходе предварительного следствия Г. также пояснял, что непосредственно за наркотиком ходил Т.А.Н.

Осужденный М.А.-Х.Ш. в ходе предварительного следствия показания дать отказался, на очной ставке с Г. заявил, что не знает его, а в судебном заседании пояснил, что по просьбе Т.А.Н. и Г. организовал им встречу с людьми, торговавшими наркотиком, за что эти люди и передали ему 5000 рублей.

Не могут служить доказательством того, что Т.А.Н. и Г. непосредственно вдвоем приобретали наркотик у М.А.-Х.Ш., и показания допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля оперативного сотрудника МВД по Приволжскому федеральному округу Х.Т.Ф., который вел оперативное наблюдение за Т.А.Н.

Из его показаний следует, что он зафиксировал 4 февраля 2004 года встречу Т.А.Н. с М.А.-Х.Ш., а затем встречу Г. и Т.А.Н. с М.А.-Х.Ш.

Вместе с тем, по приговору суда с М.А.-Х.Ш. имели место три встречи, причем передача наркотического средства была произведена на последней встрече Т.А.Н. с М.А.-Х.Ш. в неустановленном следственными органами месте.

Свидетель Х.Т.Ф. пояснил, что могло быть такое, что он снял наблюдение, а Т.А.Н. с Г. из квартиры выходили.

При таких обстоятельствах следует признать, что судом не установлено, у кого Т.А.Н. и Г. непосредственно приобрели наркотическое средство.

По смыслу закона действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

С учетом показаний М.А.-Х.Ш. о том, что он за оказанную услугу получил от сбытчиков наркотического средства денежное вознаграждение, следует признать, что он действовал в их интересах.

При таких обстоятельствах действия М.А.-Х.Ш. подлежат переквалификации со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 4 УК РФ как пособничество в сбыте наркотического средства в особо крупном размере.

Кроме того, суд необоснованно назначил Д.Ю.В. наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Как следует из материалов дела, Д.Ю.В. судим по приговору суда от 29 декабря 1999 года по совокупности различных преступлений на четыре года лишения свободы. Освобожден Д.Ю.В. из мест лишения свободы 8 декабря 2000 года условно-досрочно на 11 месяцев 23 дня.

Преступления, за которые он осужден по настоящему приговору, совершены Д.Ю.В. с июня 2003 по февраль 2004 года.

Согласно ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ, если в течение оставшейся не отбытой части наказания осужденный совершил умышленное преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

При таких обстоятельствах следует признать, что преступления совершены Д.Ю.В. после истечения не отбытой части наказания, в связи с чем у суда отсутствовали основания для назначения ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Поэтому приговор в этой части также подлежит изменению.

С учетом выше изложенных изменений приговора в отношении Т.А.Н., Д.Ю.В., Б., М.А.-Х.Ш. назначенное им наказание подлежит снижению.

Что касается наказания, назначенного с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности осужденным З., Г.М.А., то оснований для его снижения судебная коллегия не усматривает.

Не находит судебная коллегия оснований и для снижения наказания осужденным Т.А.Н. и Д.Ю.В. по правилам ст. 64 УК РФ, поскольку судом не установлено исключительных обстоятельств для этого, не усматривает их и судебная коллегия.

Согласно ст. 22 ч. 1 УК РФ вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

В соответствии с ч. 2 этой же статьи УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Как следует из заключения судебно-психиатрической экспертизы, Т.А.Н. признан вменяемым, но у него имеется органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями, синдром зависимости от опиоидов, в силу чего имеющиеся у него особенности психики в условиях обострения патологического компульсивного влечения к наркотику не позволяли ему в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Поэтому рекомендовано назначение ему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра по месту отбывания наказания.

В силу изложенного суд в соответствии с законом учел заболевание Т.А.Н. при назначении ему наказания, а также назначил ему рекомендованные принудительные меры медицинского характера.

Доводы Т.А.Н. о ненадлежащем оказании ему юридической помощи адвокатом П.О.Ю. нельзя признать состоятельными.

Как следует из материалов дела, адвокат П.О.Ю. осуществлял защиту интересов Т.А.Н. в порядке ст. 51 ч. 3 УПК РФ (по назначению). В судебном заседании Т.А.Н. заявлял ходатайства об отказе от услуг адвоката П.О.Ю. по тем основаниям, что он ненадлежащим образом оказывает ему юридическую помощь.

Согласно ст. 52 ч. 2 УПК РФ отказ от защитника не обязателен для суда.

Поскольку оснований для отвода адвоката не имелось, адвокат П.О.Ю. осуществлял защиту Т.А.Н. по назначению, с другими адвокатами у Т.А.Н. соглашения заключены не были, то суд в удовлетворении ходатайств Т.А.Н. об отказе от адвоката П.О.Ю. отказал в соответствии с законом.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного З. и защитника О. о том, что З. подлежал освобождению от наказания по предыдущему приговору на основании п. 1 постановления Государственной Думы Совета Федерации РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26.05.2000 г.

З. по приговору от 22 декабря 1999 года осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ на три года лишения свободы. На основании п. 9 постановления Государственной Думы Совета Федерации РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26.05.2000 г. неотбытая часть наказания сокращена наполовину. 20 июня 2001 года он освобожден из мест лишения свободы по отбытии наказания.

В соответствии с п. 1 постановления об амнистии освобождению от наказания подлежали впервые осужденные к лишению свободы на срок до трех лет включительно.

Поскольку З. ранее судим, судимость за преступление не погашена, то он не подлежал освобождению от наказания по п. 1 постановления об амнистии.

Нельзя признать состоятельными и доводы адвоката Л. о необоснованности назначения Б. наказания по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ.

Согласно ст. 69 ч. 5 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание ему назначается по правилам ст. 69 ч.ч. 2, 3, 4 УК РФ, то есть по совокупности преступлений. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Б. по приговору суда от 25 января 2005 года осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (преступление средней тяжести) на 1 год 6 месяцев исправительных работ.

Преступление, за которое он осужден по настоящему приговору по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, относящееся к тяжким преступлениям, Б. совершил 29 августа 2003 года.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по тем же правилам назначается наказание, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Согласно ст. 71 ч. 1 п. "в" УК РФ при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров одному дню лишения свободы соответствуют три дня исправительных работ.

При таких обстоятельствах суд обоснованно назначил Б. наказание по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ.

Вместе с тем, поскольку по настоящему приговору срок наказания Б. исчислен только с 31 августа 2004 года (дата задержания по настоящему делу), то в силу ч. 5 ст. 69 УК РФ в срок наказания ему подлежит зачету время содержания под стражей по предыдущему уголовному делу с 29 февраля по 10 марта 2000 года.

Подлежит отмене приговор в части уничтожения изъятых у Т.А.Н. двух телефонов мобильной связи.

Согласно ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом:

1) орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;

2) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

3) предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;

4) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

6) остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

В ходе предварительного следствия у Т.А.Н. были изъяты два телефона "Сименс", которые признаны вещественными доказательствами.

Приговором суда установлено, что перед приобретением наркотического средства Т.А.Н. вел переговоры по телефону мобильной связи с М.А.-Х.Ш.

Вместе с тем, суд принял произвольное решение, признав, что телефоны являются орудиями преступления, поскольку непосредственно при выполнении объективной стороны преступления они не использовались.

Поэтому приговор в этой части подлежит отмене, а вопрос об их дальнейшей судьбе в соответствии с законом подлежит разрешению судом в порядке ст. 397 п. 15, ст. 399 УПК РФ.

По этим же основаниям подлежит отмене приговор в части уничтожения мобильных телефонов, изъятых у М.А.-Х.Ш. и Д.Ю.В.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену, либо изменение приговора по другим основания, кроме выше изложенных, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 18 января 2006 года в отношении Б. в части осуждения по ст. 33 ч. 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ отменить, дело в соответствии со ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ прекратить за непричастностью к совершению преступления.

Этот же приговор в части уничтожения двух телефонов "Сименс", изъятых у Т.А.Н., телефона "Самсунг", изъятого у М.А.-Х.Ш., телефона, изъятого у Д.Ю.В., отменить, дело направить в тот же суд для решения вопроса об их судьбе в порядке, предусмотренном ст. 397 п. 15, ст. 399 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении Б., а также Т.А.Н., Д.Ю.В., М.А.-Х.Ш. изменить.

Переквалифицировать действия:

Д.Ю.В. со ст. 186 ч. 3 УК РФ на ст. 186 ч. 1 УК РФ и с учетом тех действий, за которые он уже осужден по этой статье, назначить семь лет лишения свободы;

Т.А.Н. со ст. 186 ч. 3 УК РФ на ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 УК РФ, по которой назначить пять лет лишения свободы;

М.А.-Х.Ш. со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 4 УК РФ, по которой назначить с применением ст. 64 УК РФ четыре года шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить Т.А.Н. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 186 ч. 1 (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 186 ч. 1 (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 186 ч. 1 (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.)" ст. 228 ч. 1 (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г.), ст. 222 ч. 1 УК РФ, десять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений назначить Б. три года один месяц лишения свободы.

Исключить из приговора указания о назначении наказаний Б. и Д.Ю.В. по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ, а Д.Ю.В. и по правилам ст. 70 УК РФ.

В остальной части приговор суда в отношении З., Г.М.А., а также этот же приговор в части осуждения Т.А.Н. по совокупности преступлений к десяти годам лишения свободы, Д.Ю.В. по ст. 186 ч. 1 УК РФ к семи годам лишения свободы, М.А.-Х.Ш. по ст. 33 ч. 5, ст. 228 ч. 4, ст. 64 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы, Б. по ст. 161 ч. 2 п. "а", ст. 69 ч. 5 УК РФ к трем годам одному месяцу лишения свободы оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и адвоката Л., защитника О. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 сентября 2006 г. N 9-О06-33


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.