Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 сентября 2006 г. N 20-Д06-7 Приговор в отношении осужденного за убийство, незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, превышение полномочий подлежит изменению путем переквалификации действий осужденного, поскольку в суде не доказано, что осужденный умышленно произвел выстрел в потерпевшего, желая наступления его смерти

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 28 сентября 2006 г. N 20-Д06-7


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 28 сентября 2006 года надзорную жалобу адвоката М. в защиту интересов осужденного Ф.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора З., полагавшей, что действия Ф. следует переквалифицировать со ст. 222 ч. 2 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ, а в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору Дербентского районного суда Республики Дагестан от 4 июня 2001 года

Ф., родившийся 17 июля 1968 года в с. Ашагастальказмаляр Сулейман-Стальского района Республики Дагестан, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 2 года, по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 10 лет, по ст. 286 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ на 5 лет с лишением права занимать должности в органах МВД в течение 3 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в органах МВД в течение 3 лет.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 27 июня 2002 года приговор оставлен без изменения, а протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации без удовлетворения.

Согласно приговору, Ф. осужден за совершение преступлений при следующих обстоятельствах.

Работая милиционером-стажером и выполняя функции по охране общественного порядка в администрации Сулейман-Стальского района Республики Дагестан, с апреля 1997 года, то есть со времени избрания Н. главой администрации этого района, по устной договоренности с ним являлся его телохранителем и для обеспечения безопасности регулярно получал от него выданное Н. в Сулейман-Стальском РОВД табельное оружие - пистолет Макарова с 8 патронами к нему. При этом в течение дня он носил и хранил пистолет при себе, а вечером, сопроводив Н. до дома, возвращал ему пистолет и патроны.

18 февраля 1999 года Ф., осуществляя охрану общественного порядка и личность главы администрации района, примерно в 15 часов, услышав из кабинета главы администрации Н. шум, зашел туда и, пытаясь вывести находившегося там главу администрации с. Испик того же района Д.А., нанес ему удары руками по лицу, а после этого произвел в Д.А. выстрел из пистолета, находившегося при нем. От полученного огнестрельного ранения Д.А. скончался в больнице.

В надзорной жалобе поставлен вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Ф. по ст.ст. 105 ч. 1, 286 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ. При этом в жалобе указано, что суд необоснованно признал достоверными и положил в основу обвинительного приговора показания Ф., данные им в ходе предварительного следствия при третьем допросе, от которых он впоследствии отказался; Ф. никогда не показывал, что сознательно, умышленно желал убить Д.А. или допускал мысль о наступлении его смерти; выстрел из пистолета произвел, не целясь, и только после того как Д.А. бросил ему в голову стул, так как испугался дальнейших агрессивных действий с его стороны, угрожавших жизни и здоровью главы администрации и его самого. Поводом к совершению преступления послужили противоправные непрекращающиеся действия потерпевшего, находившегося в состоянии опьянения и сильного эмоционального возбуждения. В результате непрекращающихся преступных действий Д.А. у Ф. внезапно возникло сильное душевное волнение как ответная реакция на насильственные действия Д.А. При вынесении приговора суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон, наказание назначено без учета смягчающих обстоятельств.

Изучив надзорную жалобу адвоката М. и проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия считает, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.

В основу приговора в качестве доказательств вины Ф. в убийстве и превышении должностных полномочий судом положены:

- показания самого Ф. на предварительном следствии, данные в качестве обвиняемого 21 февраля и 3 марта 1999 года, о том, что 18 февраля 1999 года он находился в приемной главы администрации Н. и видел, как в кабинет на прием зашел, глава администрации с. Испик Д.А., а спустя некоторое время услышал доносившийся оттуда шум. Войдя в кабинет, заметил, что Д.А. схватился за грудки с Н. Во время скандала в кабинете он нанес три удара кулаком по лицу Д.А. своей левой рукой, а потом выстрелил в него из пистолета;

- показания свидетеля Н. о том, что с декабря 1998 года Ф. работал стажером-милиционером, его направляли в администрацию района для охраны общественного порядка. 18 февраля 1999 года к нему на прием пришел глава Испикской сельской администрации Д.А. Зайдя в кабинет, он стал пугать его и угрожать. При попытке успокоить Д.А. и выставить из кабинета тот схватил его за грудки, при этом кричал, ругался нецензурно. Когда они схватились за грудки, в кабинет вошел Ф. В процессе стычки у него из-за пояса на пол выпал пистолет без кобуры. Ф. и Д.А. потянулись за ним, но Ф. успел первым схватить пистолет и забрал его. Потом он отвел в сторону Д.А., между ними сначала произошла словесная перепалка, а потом они обоюдно нанесли друг другу несколько ударов руками. Он потребовал от Д.А. покинуть кабинет, и тот вместе с Ф. пошел на выход. В какой-то момент Д.А., шедший сзади, схватил стул и бросил его в Ф., попав в голову, отчего пошла кровь. Ф. схватился за голову, а Д.А. направился в его (Н.) сторону также со стулом в руках, но в этот момент произошел выстрел, в результате которого потерпевший был ранен. Для проведения выстрела необходимо было снять пистолет с предохранителя и нажать на спусковой крючок. Видел, что от нанесенного Д.А. удара стулом Ф. стало плохо, со лба потекла кровь;

показания свидетелей Д.Ф.Г. и Б. о том, что Ф. являлся стажером-милиционером, и каждый день приходил в администрацию для охраны общественного порядка. 18 февраля 1999 года через несколько минут, после того как в кабинет главы администрации Н. зашел Д.А., раздался шум, как-будто передвигали мебель. Ф. забежал туда, а они побежали за помощью.

Однако суд не принял во внимание ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела.

Ст. 105 ч. 1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. По такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку.

По данному делу суд указал в приговоре, что действия Ф. "по ст. 105 ч. 1 УК РФ по признакам умышленного причинения смерти другому человеку органом предварительного следствия квалифицированы правильно".

Однако суд этот вывод надлежащим образом не мотивировал.

Описывая действия Ф., суд указал, что он нанес удары руками по лицу Д.А., а после этого произвел в потерпевшего выстрел из пистолета.

Таким образом, суд не указал в приговоре, с какой целью Ф. произвел выстрел из пистолета, имел ли он при этом цель лишить Д.А. жизни.

Между тем осужденный Ф. вину в умышленном убийстве Д.А. не признал и показал, что, войдя в кабинет, заметил, как Д.А. схватился за грудки с Н. Когда разнимал их, на пол упал пистолет Н. Опередив Д.А., забрал пистолет и держал его в руке. При попытке вывести Д.А. из кабинета они нанесли друг другу несколько ударов руками в различные части тела. Н. сказал, что Д.А. сам выйдет, и потребовал покинуть кабинет. Когда он, намереваясь выйти, подошел к двери, то услышал окрик Н.: "Али!" и получил удар по голове стулом, который в него бросил Д.А. Ему стало больно, пошла кровь, он схватился руками за голову, и в этот момент произошел выстрел из пистолета, который он держал в правой руке. Умысла убивать Д.А. у него не было, они находились в хороших отношениях, вместе учились, никогда не ссорились, выстрел произошел случайно.

Кроме того, осужденный пояснил, что свое "признание" в убийстве Д.А. был вынужден дать под давлением органов следствия, которые его избивали и требовали сказать, что Д.А. убил не он, а Н. Адвокат И., представлявшая его интересы, являлась заинтересованным лицом.

Как усматривается из материалов дела, Ф. после допроса в качестве обвиняемого 21 февраля 1999 года с участием адвоката И. и дополнительного допроса 3 марта 1999 года отказался от услуг этого защитника и потребовал проведения очной ставки с Н., в ходе которой рассказал, как все происходило на самом деле, а также заявил о том, что данные ранее показания не соответствуют действительности, так как были даны под давлением органов предварительного следствия.

Также суд не принял во внимание, что Ф. на протяжении всего следствия и в судебном заседании заявлял, что убивать Д.А. он не хотел, смерти его не желал.

Таким образом, рассмотренные судом доказательства свидетельствуют о том, что судом в приговоре не приведено доказательств, достоверно подтверждающих, что Ф. умышленно произвел выстрел в потерпевшего Д.А., желая или допуская наступления его смерти. Доводы же осужденного о неосторожном характере его действий не опровергнуты.

При таких обстоятельствах действия Ф. в этой части следует переквалифицировать со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ.

Суд признал, что действия Ф., явно выходящие за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, выразились в том, что он нанес Д.А. удары по лицу. Эти действия не были сопряжены с применением оружия или специальных средств и сами по себе не причинили тяжких последствий. Поэтому квалификация действий осужденного по п.п. "б, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ необоснованна.

Кроме того, органами предварительного следствия Ф. обвинялся в том, что но# предварительному сговору с Н. неоднократно незаконно приобретал у него, хранил и носил огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 2 УК РФ.

Однако при описании преступного деяния, признанного доказанным, суд установил, что Ф. незаконно неоднократно приобретал у Н. огнестрельное оружие с боеприпасами к нему, которые хранил и носил, но не указал в приговоре квалифицирующий признак "по предварительному сговору". При обосновании же квалификации действий осужденного суд указал на наличие в его действиях признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов к нему), но квалифицировал их по ч. 2 ст. 222 УК РФ. Поэтому их следует переквалифицировать на ч. 1 ст. 222 УК РФ.

При назначении наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного Ф., совершение преступления впервые и раскаяние в содеянном, положительные характеристики, наличие на иждивении троих малолетних детей, противоправное поведение потерпевшего.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407-408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

1. Надзорную жалобу адвоката М. удовлетворить.

2. Постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 27 июня 2002 года в отношении Ф. отменить.

Приговор Дербентского районного суда Республики Дагестан 4 июня 2001 года в отношении Ф. изменить:

переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ и назначить по ней 2 года лишения свободы, а со ст. 222 ч. 2 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ и назначить по ней 1 год 6 месяцев лишения свободы;

исключить осуждение его по п.п. "б, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ и смягчить назначенное ему наказание по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ до 4 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД в течение 3 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 109 ч. 1, 222 ч. 1, 286 ч. 3 п. "а" УК РФ, назначить Ф. 5 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД в течение 3 лет.

В связи с отбытием наказания в виде лишения свободы по данному приговору Ф. освободить из мест лишения свободы.

В остальном приговор в отношении него оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 сентября 2006 г. N 20-Д06-7


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.