Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2006 г. N 38-Д06-25 Суд изменил приговор и смягчил наказание, исключив указание на корыстный мотив убийства, т.к. применяемая норма УК РФ уже предполагает корыстный мотив преступления, а также переквалифицировав действия осужденного как покушение на уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога, поскольку в результате его действий, предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 4 октября 2006 г. N 38-Д06-25


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрев в судебном заседании от 4 октября 2006 года надзорную жалобу осужденного К. на приговор Тульского областного суда от 31 октября 1997 года, установила:

указанным приговором К. 1965 года рождения, судимый 15 августа 1997 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к лишению свободы на 2 года б месяцев,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к лишению свободы на 12 лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к лишению свободы на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено лишение свободы на 13 лет 6 месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначено лишение свободы на 14 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Приговором суда К. признан виновным и осужден за убийство из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем; за разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, с применением предметов, используемых в качестве оружия; за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога.

Преступления, как указано в приговоре, совершены им при следующих обстоятельствах.

В ночь с 14 на 15 июня 1997 года примерно в период с 00 до 02 часов К., находясь в доме у Р. в деревне Титовка Тепло-Огаревского района Тульской области, распивал с ней на террасе дома спиртные напитки. Будучи в нетрезвом состоянии, К. решил совершить умышленное убийство Р. из корыстных побуждений при разбойном нападении с целью хищения ее денег, спиртного, других вещей, используя в качестве оружия нож. Во исполнение этого умысла, в то время, когда Р. отлучилась в зал дома, взяв на террасе нож, зашел следом за ней в зал, напал на нее, нанося удары ножом в область груди, живота, шеи, поранил ей руку, когда Р. пыталась оказать ему сопротивление.

Через несколько минут после полученных телесных повреждений Р. скончалась от острой массивной кровопотери, развившейся в результате сочетанных проникающих колото-резаных ранений груди и живота, сопровождавшихся повреждением левого легкого, легочной артерии и сердца.

После нанесения Р. ножевых ранений К. стал искать в доме деньги, но не найдя их и другого ценного имущества, похитил три литра самогона и флакон одеколона, унес с собой и нож - орудие преступления.

Перед уходом К. с целью скрыть убийство умышленно при помощи спичек стал поджигать занавески в зале, диван, куски ткани, бросая ее на ограждения и вешалку в сенцах, после чего ушел из дома. Пламя в доме погасло, но в зале обгорели занавески, гардины, потолок, диван, на диване покрывало и подушка с наволочной, в сенцах полностью был уничтожен один кусок ткани на вешалке, незначительно перегорели кусок ткани на деревянном ограждении, само ограждение, обои на потолке.

В надзорной жалобе осужденный К., не отрицая, что совершил убийство потерпевшей, похитил из ее дома имущество, а также то, что попытался поджечь ее дом, выражает несогласие с приговором, считая, что судом дана неправильная квалификация его действиям. В обоснование жалобы указывает, что убийство им было совершено не из корыстных побуждений и не было сопряжено с разбоем, поэтому его действия следует переквалифицировать на ст. 105 ч. 1 УК РФ. Разбойного нападения на потерпевшую не совершал, а лишь после ее убийства похитил самогон и одеколон, поэтому его действия следует квалифицировать по ст. 158 УК РФ, а с учетом стоимости похищенного содеянное им подпадает под мелкое хищение. Также полагает, что поскольку ему не удалось осуществить поджог дома Р., в его действиях не содержится состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Л.В.Н., заключение прокурора Л.О.М. о необоснованности доводов надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор в отношении К. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Судом установлено, что К., совершив убийство Р., стал искать в сундуках и гардеробе деньги, но, не найдя, забрал самогон и флакон одеколона. Затем при помощи спичек стал поджигать в зале занавески, диван, куски ткани, бросая их на ограждение и вешалку в сенцах, после чего ушел из дома. Пламя в доме погасло, но в зале обгорели занавески, гардины, потолок, диван, покрывало и подушка, лежащие на диване, в сенцах полностью был уничтожен один кусок ткани на вешалке, незначительно перегорели кусок ткани на деревянном ограждении, само ограждение, а также обои на потолке.

Действия К. квалифицированы судом по ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. "в" и 167 ч. 2 УК РФ.

Вместе с тем, по смыслу закона умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные путем поджога, влекут уголовную ответственность по ст. 167 ч. 2 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущербе.

Если в результате указанных действий, непосредственно направленных на поджог чужого имущества, предусмотренные законом последствия не поступили# по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рассматриваться как покушение на уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога.

С учетом изложенного действия осужденного К. в этой части подлежат переквалификации со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ со смягчением ему наказания по этой статье в соответствии с требованиями ст. 66 УК РФ, а также - назначенного ему по совокупности преступлений.

Кроме того, поскольку вмененный в вину К. квалифицирующий признак убийства, сопряженного с разбоем, содержащийся в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, уже предполагает корыстный мотив данного преступления, дополнительная квалификация убийства, как совершенного из корыстных побуждений, предусмотренная тем же пунктом названной статьи, не требуется и должна быть исключена из приговора.

В силу изложенного и, руководствуясь ст. 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тульского областного суда от 31 октября 1997 года в отношении К. изменить.

Исключить из пункта "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ указание суда на корыстный мотив убийства.

Действия К. со ст. 167 ч. 2 УК РФ переквалифицировать на ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание в 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. "в", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, назначить К. 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности данных преступлений с преступлением, за которое он осужден 15 августа 1997 года Тепло-Огаревским судом Тульской области окончательно назначить К. наказание в 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 октября 2006 г. N 38-Д06-25


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.