Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. N 78-Г06-34 Вопросы временного ограничения или прекращения движения транспортных средств на дорогах с целью обеспечения безопасности дорожного движения находятся в ведении субъекта РФ, который вправе устанавливать нормы административно-правового регулирования вопросов безопасности дорожного движения и вне рамок федерального законодательства

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. N 78-Г06-34


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 сентября 2006 г. дело по заявлению Л.Р.В. об оспаривании абзаца 3 ст. 4 и ст. 7 Закона Санкт-Петербурга от 11 июля 2005 г. N 332-49 "Об ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах в Санкт-Петербурге" по кассационной жалобе заявителя на решение Санкт-Петербургского городского суда от 4 июля 2006 г., которым в удовлетворении заявленных требований Л.Р.В. было отказано.

Заслушав доклад по делу судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", объяснения представителя заявителя К.О.Н., представителя Губернатора Санкт-Петербурга Р.А.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф.А.В., полагавшей решение суда обоснованным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

15 июня 2005 г. Законодательным Собранием Санкт-Петербурга принят и 11 июля 2005 года подписан Губернатором Санкт-Петербурга Закон Санкт-Петербурга N 332-49 "Об ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах в Санкт-Петербурге".

Из преамбулы статьи 1 этого Закона, следует, что он в соответствии с Федеральным законом "О безопасности дорожного движения" определяет основания временного ограничения или прекращения движения транспортных средств на дорогах в Санкт-Петербурге и устанавливает административную ответственность за нарушение требований настоящего Закона Санкт-Петербурга.

Временное ограничение или прекращение движения транспортных средств на дорогах осуществляется в целях повышения безопасности дорожного движения и пропускной способности дорог (пункт 2 статьи 1).

Статьей 2 Закона Санкт-Петербурга установлены следующие основные понятия, используемые в нем:

временное ограничение движения транспортных средств на дорогах - запрещение на определенный срок на дорогах или отдельных участках дорог движения, остановки и стоянки транспортных средств с использованием предусмотренных действующим законодательством технических средств организации дорожного движения;

прекращение движения транспортных средств на дорогах - запрещение на дорогах или отдельных участках дорог движения, остановки и стоянки транспортных средств с использованием предусмотренных действующим законодательством технических средств организации дорожного движения.

Статьей 3 Закона Санкт-Петербурга установлено, что Правительство Санкт-Петербурга:

осуществляет временное ограничение или прекращение движения транспортных средств на дорогах по основаниям, указанным в статьях 4 и 5 настоящего Закона Санкт-Петербурга;

устанавливает порядок организации движения транспортных средств при временном ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах;

информирует жителей Санкт-Петербурга о временном ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах в порядке, предусмотренном статьей 6 настоящего Закона Санкт-Петербурга.

Статьей 4 Закона Санкт-Петербурга установлено, что основаниями прекращения движения транспортных средств на дорогах являются:

проведение мероприятий по совершенствованию организации дорожного движения;

обеспечение графика движения маршрутных транспортных средств;

проведение ремонтно-строительных и других работ на дорогах;

- возникновение угрозы безопасности дорожного движения.

Статьей 7 Закона Санкт-Петербурга установлена административная ответственность за нарушение установленного порядка временного ограничения или прекращения движения транспортных средств на дорогах.

Индивидуальный предприниматель Л.Р.В. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействующими абзац 3 ст. 4 и статью 7 указанного Закона Санкт-Петербурга, ссылаясь на то, что содержащиеся в них положения противоречат федеральному законодательству и ущемляют его права на осуществление перевозок пассажиров маршрутным такси.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал заявленные требования.

Представители Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, Губернатора Санкт-Петербурга заявленные требования не признали, считают, что оспариваемые положения Закона Санкт-Петербурга не противоречат федеральному законодательству и другим нормативным правовым актам, на которые ссылается заявитель, и не нарушают его права.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 4 июля 2006 г. в удовлетворении заявленных Л.Р.В. требований отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит отменить состоявшееся решение суда, утверждая, что выводы суда, положенные в обоснование отказа, сделаны ошибочно, в противоречии с положениями и принципами Конституции Российской Федерации и действующего федерального законодательства.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит вынесенное по данному делу решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с пп. "б, к" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности, административное, административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно части 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Статьей 73 Конституции Российской Федерации установлено, что вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

В силу статьи 1 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" от 10.12.95 г. N 196-ФЗ регулирование в области безопасности дорожного движения является одной из мер охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов при обеспечении безопасности дорожного движения, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий.

Согласно статье 5 указанного Федерального закона обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется в числе прочих мероприятий посредством установления полномочий и ответственности Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации; регулирования деятельности на автомобильном транспорте и в дорожном хозяйстве; разработки и утверждения в установленном порядке законодательных, иных нормативных правовых актов по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения: правил, стандартов, технических норм и других нормативных документов, а также посредством осуществления деятельности по организации дорожного движения.

Как следует из статьи 4 названного Федерального закона в систему законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения включены законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Судом правильно отмечено, что федеральным законодательством (ст. 14 ФЗ N 196-ФЗ от 10.12.95 г.) вопросы временного ограничения или прекращения движения транспортных средств на дорогах с целью обеспечения безопасности дорожного движения переданы на рассмотрение уполномоченным на то должностным лицам федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в пределах их компетенции.

В силу п. 2 ст. 1 Закона Санкт-Петербурга "Об ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах в Санкт-Петербурге" - временное ограничение или прекращение движения транспортных средств на дорогах осуществляется в целях повышения безопасности дорожного движения и пропускной способности дорог.

Согласно статье 3 оспариваемого Закона Санкт-Петербурга Правительство Санкт-Петербурга осуществляет временное ограничение или прекращение движения транспортных средств на дорогах по основаниям, указанным в статьях 4 и 5 настоящего Закона; устанавливает порядок организации движения транспортных средств при временном ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах; информирует жителей Санкт-Петербурга о временном ограничении или прекращении движения транспортных средств на дорогах в порядке, предусмотренном статьей 6 оспариваемого Закона.

С учетом этого, судом правильно сделан вывод о том, что Закон Санкт-Петербурга N 332-49 от 11 июля 2005 г. принят Законодательным Собранием Санкт-Петербурга в пределах полномочий, предоставленных субъекту Российской Федерации.

Судом обоснованно признано несостоятельным утверждение заявителя о том, что обеспечение графика движения маршрутных транспортных средств не связано с обеспечением безопасности дорожного движения.

В соответствии с Положением об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами (в ред. Приказа Минтранса РФ от 18.07.2000 г. N 75), утвержденного Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 8 января 1997 г. N 2 во исполнение Закона Российской Федерации "О безопасности дорожного движения", к вопросам обеспечения безопасности движения относятся, в частности, вопросы установления и эксплуатации маршрутов движения пассажирского транспорта.

Судом правильно обращено внимание на то, что в силу п.п. 4.15-4.19, пункта 5.1 указанного Положения, решение вопроса об открытии автобусного маршрута или о продолжении эксплуатации действующего маршрута отнесено к компетенции соответствующих органов исполнительной власти после обследования маршрута комиссией, утвержденной соответствующими органами исполнительной власти. Согласно пункту 5.8 данного Положения запрещается отклонение от заранее согласованных (утвержденных) маршрутов движения автобусов, производство остановок в местах, не предусмотренных графиком движения.

В соответствии с пунктом 1.4 указанного Положения требованиями данного Положения рекомендуется руководствоваться органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, осуществляющим функции управления деятельностью по удовлетворению потребностей населения в автобусных перевозках и обеспечению безопасности этих перевозок.

19 января 2000 г. Законодательным Собранием Санкт-Петербурга принят Закон Санкт-Петербурга N 19-4 "О наземном пассажирском маршрутном транспорте общего пользования в Санкт-Петербурге" (далее Закон Санкт-Петербурга N 19-4).

Согласно статье 1 этого Закона он регулирует отношения, связанные с организацией обслуживания пассажиров наземным пассажирским маршрутным транспортом общего пользования в Санкт-Петербурге.

С учетом анализа приведенных правовых норм, судом сделан обоснованный вывод о том, что осуществление со стороны органов исполнительной власти Санкт-Петербурга мероприятий по организации дорожного движения в целях повышения его безопасности и пропускной способности дорог путем установления оптимальных маршрутов и графика движения наземного пассажирского маршрутного транспорта не противоречит действующему законодательству.

Довод заявителя о том, что оспариваемое положение статьи 4 Закона Санкт-Петербурга N 332-49 противоречит статье 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" судом проверен и признан неосновательным, поскольку установленное в оспоренном положении правило распространяется в равной мере на всех участников дорожного движения, не создает дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, не имеет своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов, и, следовательно, оно не может иметь своим результатом ограничение конкуренции.

Возложенные указанными Законами Санкт-Петербурга N 19-4 и N 332-49 на Правительство Санкт-Петербурга функции по организации дорожного движения в целях его безопасности при осуществлении пассажирских перевозок носят административно-правовой характер и не могут быть расценены как функции хозяйствующего субъекта.

Судом также обоснованно указано, что права индивидуальных предпринимателей - маршрутных перевозчиков, в том числе и Л.Р.В., самостоятельно, по своему усмотрению определять маршруты движения и расписание движения при осуществлении перевозок пассажиров принадлежащим им транспортом ограничены Федеральным Законом "О безопасности дорожного движения" и принятыми в соответствии с ним в установленном порядке иными нормативными правовыми актами, в том числе Законами Санкт-Петербурга NN 19-4 и 332-49, и именно в той мере, в какой это необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц - участников дорожного движения на безопасные условия движения по дорогам Российской Федерации.

Именно с этой целью и был принят оспариваемый заявителем закон.

Основания прекращения движения транспортных средств на дорогах обусловлены проведением мероприятий по совершенствованию организации дорожного движения, а также обеспечения графика движения маршрутных транспортных средств. К числу оснований отнесены также случаи проведения ремонтно-строительных и других работ на дорогах, а также возникновение угрозы безопасности дорожного движения.

По этим же основаниям допускается и временное ограничение движения транспортных средств на дороге.

Судом дана правильная правовая оценка положениям оспариваемого закона, в связи с чем обоснованно сделан вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного Л.Р.В. требования.

Обоснованными следует признать и суждения суда относительно установления статьей 7 оспариваемого Закона Санкт-Петербурга административной ответственности за нарушение порядка организации движения транспортных средств на дорогах при ограничении или прекращении движения.

Отказывая Л.Р.В. в удовлетворении его требования и в этой части, суд правильно сослался на наличие у субъекта Российской Федерации права принятия соответствующих норм административно-правового регулирования вопросов безопасности дорожного движения вне рамок норм федерального законодательства.

Поскольку кассационная жалоба Л.Р.В. не содержит доводов, опровергающих обоснованность сделанных судом выводов, то удовлетворению она не подлежит.

При таких обстоятельствах решение Санкт-Петербургского городского суда является законным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 360 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 4 июля 2006 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Л.Р.В. - без удовлетворения.


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ подтвердила правильность выводов нижестоящей инстанции о том, что региональные власти в целях повышения безопасности дорожного движения вправе устанавливать график движения маршрутных транспортных средств.

Поясняется, что в соответствии с Федеральным законом "О безопасности дорожного движения" систему законодательства РФ о безопасности дорожного движения составляют в том числе и законы и иные нормативные акты субъектов РФ. При этом согласно Положению об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами, утвержденному Приказом Минтранса России от 8 января 1997 г. N 2, к вопросам обеспечения безопасности движения относятся, в частности, вопросы установления и эксплуатации маршрутов движения пассажирского транспорта. В связи с этим является необоснованным довод о том, что установление графика движения маршрутных транспортных средств не связано с обеспечением безопасности дорожного движения. Таким образом, осуществление со стороны органов исполнительной власти субъекта РФ мероприятий по организации дорожного движения в целях повышения его безопасности и пропускной способности дорог путем установления оптимальных маршрутов и графика движения наземного пассажирского маршрутного транспорта не противоречит действующему законодательству. Более того, права индивидуальных предпринимателей - маршрутных перевозчиков - самостоятельно определять маршруты и расписание движения при осуществлении перевозок пассажиров принадлежащим им транспортом ограничены Федеральным законом "О безопасности дорожного движения" и принятыми в соответствии с ним иными нормативными правовыми актами, в том числе законами субъекта РФ, именно в той мере, в какой это необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц - участников дорожного движения. Именно с этой целью и был принят оспариваемый заявителем закон.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. N 78-Г06-34


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение