Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2006 г. N 89-О06-37 Дело в отношении лица, обвиняемого в неуважении к суду, выразившемся в оскорблении потерпевшей по уголовному делу, направлено на новое рассмотрение, поскольку произнесение подсудимым указанной в обвинении фразы подтверждают участники судебного процесса, а отсутствие этой фразы в протоколе судебного заседания не является безусловным основанием для оправдательного приговора

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 6 октября 2006 г. N 89-О06-37


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя В. на приговор Тюменского областного суда от 15 июня 2006 года, по которому

Х., родившийся 1 января 1953 года в г. Кировокан Республики Армения, судимый 29 ноября 2005 года по ст. 132 ч. 1 УК РФ на три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима,

оправдан по ст. 297 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", мнение прокурора К.Ю.Н., поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия определила:

Х. предъявлено обвинение в том, что он 25 ноября 2005 года, около 10 часов 40 минут, находясь в зале судебных заседаний Бердюжского районного суда, расположенном в здании по адресу: Тюменская область, с. Бердюжье, ул. Ленина д. N 37, в ходе закрытого судебного заседания при рассмотрении уголовного дела по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ, умышленно, с целью проявления неуважения к суду, понимая, что находится в судебном заседании, осознавая противоправность, общественную опасность и публичный характер своих действий, а также то, что потерпевшая Б.О.Я. является участником судебного разбирательства, демонстрируя явное неуважение к суду, в присутствии председательствующего судьи З., секретаря судебного заседания К.M.B., государственного обвинителя А., адвоката Б.И.Г., судебного пристава Ж., сотрудников охранно-конвойной службы ОВД Бердюжского района С. и Ч., испытывая личную неприязнь к потерпевшей Б.О.Я., с целью унижения ее чести и достоинства во время дачи ею суду показаний, умышленно высказал в адрес Б.О.Я. оскорбление в грубой форме, словами: "Да нечего слушать эту проститутку!", тем самым унизил честь и достоинство потерпевшей Б.О.Я., проявил неуважение к суду, нарушил нормальную деятельность суда по отправлению правосудия.

Сделанное ему председательствующим судьей З. замечание о недопустимости оскорбления участников судебного разбирательства, Х. проигнорировал и во внимание не принял.

Во время дачи суду показаний в качестве подсудимого Х., продолжая проявлять явное неуважение к суду, с целью унижения чести и достоинства потерпевшей, вновь умышленно высказал в адрес потерпевшей Б.О.Я. оскорбления в грубой форме словами: "была доставлена на АЗС в качестве проститутки", "вела себя, как проститутка", тем самым унизил честь и достоинство потерпевшей Б.О.Я., проявил неуважение к суду, нарушил нормальную деятельность суда по отправлению правосудия.

Органами предварительного следствия действия Х. были квалифицированы по ч. 1 ст. 297 УК РФ, то есть неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства.

Постановив оправдательный приговор, суд указал, что фраза, в высказывании которой предъявлено обвинение Х., отсутствует в протоколе судебного заседания по уголовному делу в отношении Х., обвиняемого по ст. 132 ч. 2 п. "в" УК РФ, а также не доказано, что она высказывалась им непосредственно в адрес потерпевшей с целью ее унижения как участника судебного заседания. Пришел к выводу, что выводы лингвистической экспертизы являются противоречивыми и носят вероятностный характер.

В кассационном представлении государственный обвинитель В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе судей, указывая, что выводы суда, положенные в основу оправдательного приговора, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.B.C., обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

О произнесении Х. указанной в предъявленном ему обвинении фразы, направленной в адрес потерпевшей Б.О.Я., как потерпевшей по уголовному делу, помимо самой потерпевшей подтвердили другие участники судебного разбирательства, состоявшегося 25 ноября 2005 года: А., Ч., Ж.

Кроме того, это обстоятельство подтвердил сам Х. при его допросе в качестве подсудимого (оборот л.д. 11 протокола судебного заседания).

Из показаний свидетеля К.М.В., секретаря судебного заседания, которая вела протокол судебного заседания, следует, что она не записывала в протокол реплики, которые выкрикивали участники судебного разбирательства, а вела запись лишь их показаний. Пояснила, что Х. кричал что-то в адрес потерпевшей, а она, в свою очередь, что-то ему отвечала.

При таких обстоятельствах вывод суда об оправдании Х. на том основании, что в протоколе судебного заседания отсутствует фраза, в высказывании которой обвиняется подсудимый, не может быть признан как безусловное основание для оправдательного приговора.

Нельзя согласиться и с выводами суда о том, что заключение лингвистической экспертизы является противоречивым и носит вероятностный характер.

Как следует из заключения эксперта, высказывания Х. в адрес потерпевшей являются, несомненно, оскорбительными по отношении к Б.О.Я. Данные высказывания возможно расценивать как один из способов защиты обвиняемого Х. от предъявленного обвинения, но тем не менее они все равно носят откровенно презрительный характер по отношению к адресату и являются оскорбительными.

Из приговора неясно, в чем суд усмотрел противоречивость и вероятностный характер выводов эксперта.

Кроме того, суд в случае сомнений в выводах экспертизы мог сам назначить повторную либо дополнительную экспертизу.

Согласно ст. 297 ч. 1 УК РФ уголовная ответственность наступает за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства.

Таким образом, уголовный закон связывает наступление уголовной ответственности виновного лица лишь с нанесением оскорбления другому лицу, причем такое оскорбление должно быть связанно с его положением как участника судебного разбирательства, и нанесено в официальной обстановке, в частности в судебном заседании.

При этом не имеет значения, делались ли виновному лицу замечания со стороны председательствующего по делу, была ли нарушена нормальная деятельность суда по отправлению правосудия, то есть такие обстоятельства, которые судом также указаны в качестве оснований для постановления оправдательного приговора.

С учетом изложенного оправдательный приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тюменского областного суда от 15 июня 2006 года в отношении Х. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2006 г. N 89-О06-37


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.