Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 октября 2006 г. N 46-О06-60СП Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность осужденного в покушении на умышленное убийство двух лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено с учетом требований закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 9 октября 2006 г. N 46-О06-60СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 9 октября 2006 года кассационные жалобы осужденного К.В.П., адвокатов Т.А.А., потерпевшего С.И.Н. и кассационное представление государственного обвинителя на приговор Самарского областного суда от 24 марта 2006 года, которым К.В.П., 19 сентября 1981 года рождения, уроженец г. Куйбышева, не судимый,

- осужден по ст.ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденного К.В.П. и адвоката М.Н.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Ш.Н.В., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда коллегии присяжных заседателей К.В.П. признан виновным в том, что 27 августа 2005 года на реке Волга примерно в 500 метрах ниже по течению от лодочной станции с. Задельное Самарской области, совершил покушение на умышленное убийство двух лиц: специалистов рыбнадзора С.И.Н. и О.В.В. в связи с осуществлением ими служебной деятельности.

Преступление совершено им при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде К.В.П. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный К.В.П. в основной и дополнительных жалобах просит приговор отменить, производство по делу прекратить, при этом ссылается на то, что обвинительное заключение не соответствует материалам дела, суд рассмотрел дело с нарушением уголовно-процессуальных норм, нарушил его права на защиту и неправильно квалифицировал его действия как умышленные. В нарушение принципа неизменности состава суда предварительное слушание дела назначил один судья, а рассматривал дело другой судья. Указывает, что суд необоснованно не допустил в качестве защитника его матери, необоснованно продлил срок содержания под стражей, отказал в удовлетворении заявленных ходатайств, для разрешения заявленных ходатайств судья выходил в общий коридор, а не удалялся в совещательную комнату, не ознакомил его с четвертым томом уголовного дела. Считает, что суд необоснованно отказал в приобщении к делу фотографий лодок, а также в проведении судебно-медицинской экспертизы по зрению. Утверждает, что председательствующий сам оглашал в судебном заседании документы, об оглашении которых заявлялись стороной защиты, допросы свидетелей проводились в судебном заседании в присутствии не допрошенных свидетелей, необоснованно не предоставил ему слово в прениях, прерывал речь защитника и его последнее слово. Утверждает, что в напутственном слове председательствующий исказил исследованные доказательства. Полагает, что председательствующий не должен был сам рассматривать замечания на протокол судебного заседания, но он сам рассматривал их. В приговоре суд указал заключение судебно-психиатрической экспертизы как одно из доказательств, подтверждающих его вину, которое в судебном заседании не исследовалось. Утверждает, что вопросный лист был сформулирован председательствующим без учета представленных защитой вопросов, без учета мнения сторон и не утвержден постановлением суда. Кроме того, указывает, что в судебном заседании не исследовалась версия защиты о невозможности производства прицельного выстрела при установленных судом обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Т.А.А. просит приговор в отношении осужденного К.В.П. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что при рассмотрении дела судом ограничено право К.В.П. на защиту, что повлияло на вынесение вердикта коллегии присяжных заседателей и на постановление приговора. Вопросный лист был сформулирован с обвинительным уклоном, поставленные стороной защиты два вопроса были отклонены, а 4 вопрос о случайном произведении К.В.П. выстрела, поставлен некорректно. Несмотря на то, что на все вопросы были даны единодушные ответы, присяжные заседатели находились в совещательной комнате в течение полных трех часов. Суд необоснованно отказал в проведении судебно-медицинской экспертизы для уточнения остроты зрения К.В.П., сославшись на справку о прохождении К.В.П.медицинской комиссии при ГУВД Самарской области, что также повлияло на объективность выводов суда. Указывает, что К.В.П. совершил преступление по неосторожности и его действия следует квалифицировать по ст. 118 УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель К.У.С. просит приговор в отношении осужденного К.В.П. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии обсуждения вердикта присяжных заседателей, при этом ссылается на то, что умысел К.В.П. на убийство потерпевших не нашел подтверждения, о чем свидетельствует его поведение после производства выстрела в направлении потерпевших и действия его следовало квалифицировать по ст. 111 ч. 2 п. "а" и ст. 119 УК РФ. Кроме того, указывает, что приговор является несправедливым в связи с необоснованным применением ст. 64 УК РФ и назначением чрезмерно мягкого наказания.

Потерпевший С.И.Н. в кассационной жалобе просит о смягчении назначенного осужденному К.В.П. наказания, ссылаясь, что судом назначено ему слишком суровое наказание.

В возражениях государственный обвинитель К.У.С. указывает, что кассационные жалобы осужденного К.В.П., адвоката Т.А.А. в его защиту и потерпевшего С.И.Н. являются несостоятельными, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, представления государственного обвинителя и возражений на доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб о том, что вина К.В.П. не доказана, являются несостоятельными, поскольку вина осужденного К.В.П. в покушении на умышленное причинение смерти двум потерпевшим в связи с выполнением ими должностных обязанностей, установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей на основании тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах с соблюдением принципа состязательности, который обжалованию не подлежит.

Утверждения в жалобах о том, что в стадиях предварительного слушания и назначении судебного заседания, также в ходе судебного разбирательства допускались нарушения уголовно-процессуального законодательства, влекущие в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных, также необоснованно продлевался срок содержания под стражей, несостоятельны, поскольку по данному делу никаких нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора суда присяжных, не допущено, срок содержания осужденного под стражей продлевался судом в соответствии с требованиями процессуального законодательства.

То, что дело на предварительное слушание назначено одним судьей, а предварительное слушание проведено, затем рассмотрено данное дело по существу под председательством другого судьи, не является нарушением требований ст. 242 УК РФ, поскольку назначение предварительного слушания дела не относится к стадии судебного разбирательства, а из материалов дела видно, что предварительное слушание и судебное разбирательство дела проведены одним судьей, то есть, принцип неизменности состава суда не нарушен.

С утверждениями осужденного о том, что он не был ознакомлен с четвертым томом уголовного дела, нельзя согласиться.

В указанном томе находятся протоколы судебных заседаний и судебные решения. С протоколами судебных заседаний, в том числе предварительного слушания, К.В.П. ознакомлен и он принес свои замечания, которые рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями УПК РФ. Копии постановлений о назначении предварительного слушания, также постановления по итогам предварительного слушания дела были ему вручены. Копии приговора и протокола судебного заседания также вручены К.В.П. и им принесены замечания на этот протокол, которые рассмотрены, как и предусмотрено ч. 2 ст. 260 УПК РФ, председательствующим.

С доводами кассационных жалоб и кассационного представления о неправильной квалификации действий осужденного, нельзя согласиться, поскольку суд с учетом конкретных обстоятельств совершенного преступления, характера и локализаций повреждений, причиненных потерпевшему С.И.Н., орудия преступления, пришел к обоснованному выводу о том, что производя прицельный выстрел в потерпевших из охотничьего ружья, заряженного дробью, осужденный К.В.П. осознавал и желал наступления смерти потерпевших, однако смерть С.И.Н. не наступила по причине своевременно оказанной ему медицинской помощи, а Об. телесных повреждений не получил, так как в момент выстрела пригнулся.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания осужденный надлежащим образом был обеспечен защитником, ему в полном объеме разъяснялись права, предусмотренные УПК РФ, ст. 51 Конституции РФ, особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, что опровергает доводы жалоб о том, что не все права были разъяснены председательствующим осужденному. При этом суд обоснованно отказал в допуске в качестве защитника лица, поскольку производство в суде с участием присяжных заседателей имеет ряд особенностей, предусмотренных главой 42 УПК РФ и для осуществления защиты требуются юридические познания, которые имеются у профессионального защитника Т.А.А.

Оглашение председательствующим в судебном заседании документов, находящихся в деле, об оглашении которых заявлялись стороной защиты, а сторона обвинения и потерпевшие не возражали, не противоречит требованиям ст. 285 УПК РФ и основанием для отмены приговора не является.

Нарушений уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для признания доказательств недопустимыми, в ходе предварительного и судебного следствия допущено не было.

Доводы осужденного К.В.П. и адвоката Т. в жалобах о том, что в судебном заседании допрос свидетелей проводился в присутствии не допрошенных свидетелей, являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что свидетели вызывались и являлись в суд в разные дни, в ходе их допросов никаких заявлений и замечаний о том, что при допросе одних свидетелей присутствовали другие, не допрошенные свидетели, не заявлялось, сведений о том, что допрошенные судом свидетели общались с недопрошенными свидетелями, не имеется.

Доводы осужденного К.В.П. о не предоставлении ему слова в прениях, являются несостоятельными, поскольку из протокола судебного заседания усматривается (т. 4 л.д. 167), что он сам отказался от участия в прениях.

Заявленные ходатайства сторон о признании доказательств по делу недопустимыми, как видно из протокола судебного заседания, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, с удалением присяжных заседателей из зала судебного заседания, а все нарушения, допущенные в ходе судебного следствия, также недопустимые высказывания адвокатом Т.А.А. в ходе прения, а осужденным К.В.П. - в последнем слове, председательствующим пресекались в соответствии с требованиями процессуального законодательства и указывалось о недопустимости учета их при вынесении вердикта.

Доводы о том, что для разрешения заявленных ходатайств председательствующий удалялся не в совещательную комнату, а выходил в общий коридор, где мог общаться с посторонними лицами, либо с государственным обвинителем, являются голословными и не подтверждены материалами дела.

Из протокола судебного заседания видно, что после каждого перерыва или удаления присяжных заседателей из зала суда, председательствующим выяснялись, не пытались ли общаться с ними кто либо, или не пытались ли воздействовать на них, но таких фактов не было и никаких нарушений не установлено, тайна совещательной комнаты не нарушено.

Что касается доводов жалоб о том, что суд в приговоре необоснованно сослался на заключение судебно-психиатрической экспертизы, которое не было исследовано в суде, то это заключение не является доказательством, подтверждающим вину осужденного в содеянном.

В ходе формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе самого процесса никто не заявлял о тенденциозности и необъективности коллегии присяжных заседателей и не ставил вопрос о ее роспуске.

Утверждения в жалобах о предвзятом отношении председательствующего и необъективном рассмотрении дела, являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания видно, что ходатайств об отводе председательствующего в судебном заседании не заявлялось, поскольку никаких предусмотренных ст.ст. 61 и 63 УПК РФ обстоятельств не имелось.

После выступления председательствующего с напутственным словом также никто не заявлял возражений по поводу необъективности суда и содержания напутственного слова, что опровергает доводы жалоб о том, что председательствующий в напутственном слове исказил исследованные доказательства.

Кроме того, осужденный К.В.П. высказывая в своих жалобах, что вина его не доказана, подвергает сомнению вердикт присяжных заседателей, что в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ является недопустимым.

Доводы жалоб осужденного и его защитника о том, что председательствующий необоснованно не внес в вопросный лист предложенные защитой вопросы, являются несостоятельными.

Из дела видно, что в вопросном листе были поставлены вопросы в соответствии с фабулой обвинения и требований закона. Содержание вопросного листа и все вопросы обсуждались судом со сторонами процесса, при этом никаких замечаний в этой части со стороны защиты и осужденного не было, с проектом вопросного листа они были полностью согласны.

Вопросы в вопросном листе были сформулированы председательствующим судьей с учетом результатов судебного следствия, прений сторон и поддержанного государственным обвинителем обвинения, при этом нарушений процессуальных норм не допущено и вопросный лист, также вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

Доводы жалоб относительно необоснованного отказа в приобщении к делу фотографий лодок, также в назначении судебно-медицинской экспертизы для определения остроты зрения К.В.П., что повлекло ограничение в правах на исследование в доказательствах, являются несостоятельными.

Из приобщенной в ходе судебного разбирательства справки из госпиталя УВД г. Тольятти о состоянии здоровья К.В.П., проходившего медицинский осмотр в мае 2005 года при поступлении на службу в органы внутренних дел усматривается, что зрение у него отвечает требованиям нормы. Кроме того, он имеет водительское удостоверение, что свидетельствует о неоднократных проверках остроты зрения специалистами, поэтому суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о назначении судебно-медицинской экспертизы. Также обоснованно отказал суд в приобщении к делу фотографий лодок, поскольку при каких обстоятельствах получены эти фотографии, неизвестно.

Таким образом, к обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям К.В.П. дана правильная юридическая оценка, квалифицировав по ст.ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "а", "б" УК РФ.

Вердикт о виновности К.В.П. вынесен с соблюдением требований ст.ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч. 5 ст. 348 УПК РФ не имеется.

Оснований считать, что осужденному назначено чрезмерно мягкое наказание, как поставлен вопрос в кассационном представлении, не имеется.

Мера наказания назначена осужденному К.В.П. с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, вердикта присяжных, данных о его личности, смягчающих вину обстоятельств, в пределах санкции статьи уголовного закона, в том числе учтены явка с повинной и то, что вердиктом коллегии присяжных заседателей он признан заслуживающим снисхождения, поэтому суд, признав все изложенные обстоятельства в их совокупности исключительными, назначил наказание с применением ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 24 марта 2006 года в отношении К.В.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К.В.П., адвоката Т.А.А., потерпевшего С.И.Н. и кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 октября 2006 г. N 46-О06-60СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.