Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 октября 2006 г. N 57-Д06-15 Суд изменил приговор и смягчил наказание, исключив указание о совершении осужденным преступления в состоянии алкогольного опьянения, т.к. экспертиза была проведена до вынесения следователем постановления о ее назначении, что является нарушением процессуального закона, а также суд исключил из приговора ссылку на непризнание вины осужденным, как на обстоятельство, негативно влияющее на наказание, поскольку отрицание обвиняемым вины является формой реализации его права на защиту

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 октября 2006 г. N 57-Д06-15


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 5 октября 2006 года надзорную жалобу адвоката М. на приговор Ракитянского районного суда Белгородской области от 4.11.2004 года, и последующие судебные решения, которым

Р., 27 ноября 1971 года рождения, несудимый,

осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении с лишением права на управление транспортным средством сроком на 3 года.

Постановлено взыскать с Р. в пользу А.Т.А. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей и в счет возмещения материального ущерба 22615 рублей; в пользу А.С.Ю. в счет возмещения материального ущерба 96923 рубля 36 копеек; в пользу П.Н.Т. в счет компенсации морального вреда 40000 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда от 19 января 2005 года приговор в части гражданского иска о взыскании с Р. в пользу А.Т.А. в счет возмещения материального ущерба 22615 рублей отменен, и дело в этой части направлено на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор изменен, исключено указание о нарушении Р. п. 10.3 Правил дорожного движения - превышение установленного ограничения скорости. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Белгородского областного суда от 26 мая 2005 года приговор и кассационное определение оставлены без изменения.

В надзорной жалобе адвокат М. оспаривает обоснованность состоявшихся в отношении Р. судебных решений и просит об их отмене и прекращении производства по делу. В обоснование своей просьбы защитник ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, противоречат фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; судом оставлены без оценки обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела; по делу допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Заслушав доклад судьи "...", выслушав мнение прокурора Г.А.В., полагавшего приговор изменить, смягчить назначенное наказание, судебная коллегия установила:

По приговору суда Р. осужден за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью А.Т.А., В. и смерть П.В.И.

Преступление совершено 22 октября 2002 года на автодороге п. Пролетарский - п. Ракитное Белгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит их, подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Доводы адвоката М. о недоказанности вины Р., являются не состоятельными, поскольку полностью опровергаются приведенными в приговоре доказательствами: - показаниями потерпевшей А.Т.А. и свидетелей А.С.Ю., Г., протоколами следственных экспериментов в которых установлены последовательность и механизм ДТП, заключениями судебно-медицинских экспертиз, заключениями авто технических экспертиз и другими доказательствами.

Вместе с тем, как видно из дела, Р., отрицая свою вину в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью двух лиц, утверждал, что в момент дорожно-транспортного происшествия был трезв.

В обоснование вывода о том, что Р. совершил преступление, находясь в состоянии алкогольного опьянения, суд сослался на показания свидетелей П.С.Н. и Л. о том, что непосредственно перед поездкой подсудимый вместе с ними пил водку.

Заключению химической экспертизы N 3932 об отсутствии в изъятой сразу после случившегося у Р. крови этилового спирта (т. 1 л.д. 125) суд дал следующую оценку: "защита сослалась на заключение экспертизы N 3932 как опровергающее утверждение свидетелей о том, что подсудимый управлял автомобилем в состоянии опьянения. Государственный обвинитель просил исключить данное заключение из числа доказательств в силу существенного нарушения норм УПК РФ, а именно потому, что экспертиза проведена до вынесения следователем постановления о ее назначении. Суд считает данные обстоятельства имеющими существенное значение для дела, свидетельствующие о нарушении ст. 199, 204 УПК РФ, поэтому в силу ст. 75 УПК РФ данное заключение признает недопустимым доказательством".

Таким образом, из приговора следует, что для признания оправдывающего Р. доказательства - заключения химической экспертизы - недопустимым доказательством судом использовались лишь формальные основания. Между тем сам факт производства экспертизы и ее результаты предметом исследования суда не были. Не были допрошены ни указанный в заключении эксперт-химик Б.Е.С., ни лаборант Б.Т.В.

Более того, из дела видно, что стороной защиты в процессе судебного разбирательства заявлялось ходатайство о допросе всех экспертов, проводивших различные, в том числе химическую, экспертизы (т. 3 л.д. 233), но решение по данному ходатайству в части, касающейся допроса эксперта-химика Б.Е.С., судом вопреки требованиям ст. 271 ч. 2 УПК РФ принято не было. Суд принял решение только относительно допроса других экспертов (т. 3 л.д. 188).

В результате этого эксперт судом не допрашивалась, что, с учетом важности данного доказательства для правильного разрешения настоящего дела, свидетельствует о нарушении основополагающего принципа уголовного судопроизводства, предусмотренного ст. 15 УПК РФ принципа состязательности сторон и об односторонности исследования доказательств.

Не была допрошена по этому вопросу и лаборант Б.Т.В.

В связи с этим после постановления приговора, но до рассмотрения дела в кассационном порядке, стороной защиты были предприняты самостоятельные меры, направленные на выяснение обстоятельств исследования крови Р., в результате чего было установлено, что при составлении заключения эксперта лаборантом Б.Т.В. имела место техническая ошибка, выразившаяся в неправильном указании тех дат, которые повлекли признание данного заключения недопустимым доказательством (т. 4 л.д. 98).

Однако судом кассационной инстанции сообщение начальника бюро судебно-медицинской экспертизы об указанных обстоятельствах, подтвержденное документальными данными (т. 4 л.д. 98-104), было оставлено без внимания.

Между тем вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о необоснованности принятого судом первой инстанции решения о признании заключения химической экспертизы в отношении крови подсудимого недопустимым доказательством.

Ошибочное решение данного вопроса не могло не повлиять, и повлияло, не только на объем обвинения Р., но и на его наказание.

Что касается показаний свидетелей П.С.Н. и Л. об употреблении подсудимым перед поездкой спиртных напитков, то из дела видно, что показания указанных лиц в отношении данного обстоятельства содержат противоречия: показывая на предварительном следствии, что Р. не употреблял с ними спиртное, в суде они стали утверждать обратное (т. 3 л.д. 130-136).

Несмотря на то, что в соответствии со ст. 307 УПК РФ суд в приговоре обязан помимо доказательств, на которых основаны выводы суда, излагать мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, суд, нарушая эти требования закона, не отразил в приговоре установленные в процессе судебного разбирательства противоречия в показаниях указанных лиц и не изложил мотивы, по которым он признал достоверными показания этих свидетелей, данные в суде, а показания, данные в процессе предварительного следствия, - не достоверными.

Вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ суд оставил без оценки в приговоре показания других допрошенных в процессе судебного разбирательства свидетелей, касающиеся этого же вопроса, которые также содержат противоречия.

При таких обстоятельствах вывод суда о совершении Р. преступления в состоянии алкогольного опьянения не может быть признан законным.

Суд допусти и другие нарушения закона.

Так, в соответствии со ст. 60 ч. 3 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. При этом, учитывая отягчающие наказание обстоятельства, суд должен исходить из требований ст. 63 УК РФ, предусматривающей исчерпывающий перечень таких обстоятельств.

Согласно приговору при назначении Р. вида и размера наказания суд учел то, что он "совершил неосторожное преступление средней тяжести, впервые, характеризуется по месту жительства удовлетворительно, по месту работы положительно, вину не признал и не раскаялся, имеет на иждивении малолетнего ребенка".

Однако ссылка суда в приговоре в части, касающейся назначения наказания виновному, на то, что он не признал свою вину и не раскаялся в содеянном, не основана на законе, поскольку отрицание обвиняемым вины является формой реализации его права на защиту - предусмотренного ст. 51 Конституции Российской Федерации права любого гражданина не свидетельствовать против себя самого.

Более того, ссылаясь на данные обстоятельства, суд расширил ограниченный ст. 63 УК РФ перечень отягчающих наказание обстоятельств.

Таким образом, при рассмотрении вопроса о назначении наказания судом ошибочно учтены обстоятельства, которые не должны учитываться при рассмотрении вопроса о наказании, что не могло не повлиять и, следовательно, повлияло на меру его наказания.

В связи с этим, из данного приговора суда подлежат исключению противоречащие ст. 51 Конституции Российской Федерации ссылки на непризнание вины Р., как на обстоятельство, негативно влияющее на наказание.

Кроме того, коллегия считает необходимым исключить из обвинения Р. указание о совершении им преступления в состоянии алкогольного опьянения, и снизить назначенное ему наказание.

Руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного адвоката М. удовлетворить частично.

Приговор Ракитянского районного суда Белгородской области от 4 ноября 2004 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда от 19 января 2005 года и постановление президиума Белгородского областного суда от 26 мая 2005 года в отношении Р., изменить:

исключить из приговора указание о совершении Р. преступления в состоянии алкогольного опьянения;

исключить из приговора ссылку суда на не признание вины Р., как на обстоятельство, негативно влияющее на наказание;

смягчить назначенное ему по ст. 264 ч. 2 УК РФ наказание до 2 лет 6 месяцев лишения свободы лишением права на управление транспортным средством сроком на 2 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В остальном судебные решения оставить без изменения.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 октября 2006 г. N 57-Д06-15


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.