Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 октября 2006 г. N 67-О06-69 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность осужденного в совершенных преступлениях подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о личности виновного и влияния назначенного наказания на его исправление, а также всех обстоятельств дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 октября 2006 г. N 67-О06-69


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 октября 2006 года кассационные жалобы осужденного Б.Е.Ю. и адвоката М.Д.С. на приговор Новосибирского областного суда от 22 мая 2006 г., которым

Б.Е.Ю., родившийся 26 декабря 1972 года в г. Новосибирске, с неполным средним образованием, ранее судимый:

16 ноября 2000 г. по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года;

9 июня 2001 г. по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы;

6 августа 2001 г. по п.п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158; ч. 3 ст. 30 и п.п. "а, б, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к пяти годам лишения свободы, освобожден 15 мая 2004 года условно-досрочно на один год десять месяцев 29 дней,

осужден: по ч. 3 ст. 158 УК РФ - к четырем годам лишения свободы; по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (за грабежи, совершенные 6 и 18 октября 2005 г.) - по пять лет лишения свободы за каждый грабеж; по ч. 1 ст. 162 УК РФ - к шести годам лишения свободы; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к девятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Б.Е.Ю. в пользу:

- М.С.Н. в возмещение материального ущерба 9700 рублей;

- П. - в возмещение материального ущерба 4950 рублей;

- в счет компенсации морального вреда - 70000 рублей.

Б.Е.Ю. признан виновным и осужден:

-  за ограбление Ф., совершенное 6 октября 2005 г. с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

-  за ограбление Г., совершенное 18 октября 2005 г. с применением насилия, не опасного для ее жизни и здоровья;

-  за разбойное нападение на М.B.C., совершенное 20 октября 2005 г. с причинением тяжкого вреда здоровью;

- за убийство М.B.C., совершенное 20 октября 2005 г. и сопряженное с разбоем;

-  за покушение на убийство П., совершенное 20 октября 2005 г. с целью сокрытия других преступлений (разбойного нападения и убийства М.B.C.);

-  за кражу имущества К., совершенную 24 октября 2005 г. с незаконным проникновением в жилище;

- за разбойное нападение на Д., совершенное 25 октября 2005 г.

Преступления совершены им в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора К.В.В., полагавшего приговор в отношении Б.Е.Ю. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

-   осужденный Б.Е.Ю. просит пересмотреть приговор и смягчить ему наказание, ссылаясь на наличие у него двоих детей. Утверждает об отсутствии у него умысла на разбой при нападении на М.B.C. и об отсутствии умысла на убийство П. и цели сокрытия другого преступления;

-   адвокат М.Д.С. в защиту интересов осужденного Б.Е.Ю. просит изменить приговор, переквалифицировать действия Б.Е.Ю. с п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ; с ч. 3 ст. 30 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на ч. 1 ст. 111 УК РФ; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ Б.Е.Ю. оправдать за отсутствием состава преступления, смягчить ему наказание и отказать в удовлетворении гражданских исков М.С.Н. и П. в связи с их необоснованностью. При этом адвокат М.Д.С. ссылается на те же доводы, что и осужденный Б.Е.Ю. в своей жалобе.

В возражениях государственный обвинитель М.В.А. и потерпевший П. считают доводы жалоб несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Б.Е.Ю. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям:

Виновность Б.Е.Ю. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а виновность в ограблениях Ф., Г., краже имущества К. и разбойном нападении на Д. - и не оспаривается в жалобах.

Квалификация его действий по п. "г" ч. 2 ст. 161 (за ограбление Ф.); п. "г" ч. 2 ст. 161 (за ограбление Г.); ч. 1 ст. 162; ч. 3 ст. 158 УК РФ по признакам, указанным в приговоре, является правильной.

Виновность Б.Е.Ю. в убийстве М.B.C. в жалобах также не оспаривается.

Виновность Б.Е.Ю. в разбойном нападении на М.B.C. и сопряженности его убийства с разбоем подтверждается материалами дела.

Так, потерпевший М.С.Н. пояснял, что его сын М.B.C. постоянно носил золотое кольцо и золотую цепочку с крестиком. До убийства сына у него были 7000 рублей для приобретения строительных материалов. После убийства М.B.C. кольцо, цепочка с крестиком и деньги пропали.

Аналогичные показания дал потерпевший П.

Свидетель З.также поясняла, что накануне убийства М.С.Н. давал сыну М.B.C. деньги на приобретение строительных материалов.

Подсудимый Б.Е.Ю. не отрицал, что по убийству М.B.C. он лазил в карманы его одежды.

При допросе в качестве обвиняемого 27 февраля 2006 г. Б.Е.Ю. не отрицал, что после нанесения ударов молотком М.B.C. он забрал у него золотое кольцо (т. 2 л.д. 176).

Правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о совершении Б.Е.Ю. разбойного нападения и убийстве им М.B.C., сопряженном с разбоем.

Других причин отсутствия у М.С.Н. золотых кольца, цепочки с крестиком и денег, кроме похищения их Б.Е.Ю., из материалов дела не усматривается.

Судом проверялись довода об убийстве М.B.C. на почве возникшего конфликта с Б.Е.Ю., однако эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом.

Квалификация действий Б.Е.Ю. по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Совершение Б.Е.Ю. установленных приговором действий в отношении П. в жалобах не оспаривается.

Как установлено приговором, Б.Е.Ю. слесарным молотком нанес П. удар в область головы, от чего тот упал на пол, а Б.Е.Ю. нанес ему еще несколько ударов по голове и рукам. Когда П. удалось выхватить у Б.Е.Ю. молоток, тот стал сдавливать шею П. руками. Пришедший на шум и крики П. о помощи М.С.Н. оттащил Б.Е.Ю. от П. и прогнал его.

Ссылка в жалобе адвоката М.Д.С. на то, что при нападении Б.Е.Ю. П. не опасался за свою жизнь, является несостоятельной, таких показаний потерпевший П., как видно из протокола судебного заседания, не давал. (В возражениях на жалобу потерпевший П. указывает, что он настаивает на том, что была угроза его жизни, он уже думал, что умирает, но Б.Е.Ю. это не остановило, он продолжал наносить ему удары молотком. От смерти его спас М.С.Н.). Кроме того, указанная ссылка не имеет юридического значения, поскольку квалификации подлежат действия Б.Е.Ю., а не потерпевшего П.

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что у П. имелись: открытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга средней тяжести, вдавленным (с вдавлением костных отломков на площади 2x3 см.) непроникающим переломом свода черепа в теменно-затылочной области справа; множественные раны на голове; закрытый перелом оснований фаланги 3-ьего пальца левой кисти со смещением; закрытый перелом шиловидного отростка правой лучевой кисти без смещения; гематомы предплечий, образовавшиеся от действия тупых твердых предметов. Черепно-мозговая травма являлась опасной для жизни.

Нанесение неоднократных (в том числе - упавшему на пол П.) ударов молотком с достаточной силой (о чем свидетельствует характер ранений) в область расположения жизненно важных органов человека (его голову), а затем, когда молоток у него был вырван, - попытка удушения руками, причины прекращения посягательства - в связи с пресечением действий Б.Е.Ю. М.B.C.; фактическое причинение Б.Е.Ю. П. опасной для жизни открытой черепно-мозговой травмы - подтверждает правильность выводов суда о наличии у Б.Е.Ю. цели его действий - лишения жизни и прямого умысла на убийство П.

Как пояснял потерпевший П., он пришел в дом, чтобы встретиться с М.B.C., поднялся на второй этаж, зашел в его комнату. Навстречу ему шел Б.Е.Ю., которого он спросил, где находится М.B.C.. Б.Е.Ю. показал в сторону шифоньера, до которого было 3-4 м. Когда он подходил к шифоньеру, Б.Е.Ю. нанес ему сзади удар по голове, он упал. Труп М.B.C. был обнаружен около шифоньера на матрасе, труп был накрыт одеялом и подушкой.

Указанные обстоятельства нападения Б.Е.Ю. на П. сразу после убийства М.B.C. и нахождения трупа М.B.C. в комнате, куда пришел П. за ним, отсутствие других мотивов нападения на П. подтверждают правильность выводов суда о совершении Б.Е.Ю. покушения на убийство П. в целях сокрытия других преступлений, совершенных в отношении М.B.C.

Квалификация действий Б.Е.Ю. по ч. 3 ст. 30 и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Наказание Б.Е.Ю. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, данных о личности виновного, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Наличие у Б.Е.Ю. двоих детей учтено судом при назначении ему наказания.

Назначенное Б.Е.Ю. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством. Взыскание сумм в возмещение материального ущерба обосновано. Ссылка на необоснованность взыскания суммы (70000 рублей) в счет компенсации морального вреда от посягательства на жизнь П. и фактическое причинение ему тяжкого вреда здоровью является надуманной и не основана на законе.

Потерпевшим П. кассационная жалоба на неверное разрешение исков (в целях увеличения взысканных сумм) не подана.

Суд правильно указал в приговоре, что по неподтвержденным документами суммам материального ущерба П. вправе обратиться в суд первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства. Суд кассационной инстанции не вправе принимать решение по исковым требованиям, не разрешенным судом первой инстанции.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оценены судом и надлежащим образом обоснованны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 22 мая 2006 года в отношении Б.Е.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Б.Е.Ю. и адвоката М.Д.С. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 октября 2006 г. N 67-О06-69


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.