Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 сентября 2006 г. N 48-О06-85СП Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку вердикт присяжных о непричастности одного из обвиняемых к совершению преступления и виновности осужденного в хулиганстве постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а приговор, вынесенный на основе вердикта, является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 сентября 2006 г. N 48-О06-85СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственных обвинителей Б.A.M. и К.О.В. на приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 5 мая 2006 года, по которому

К., родившийся 24 мая 1967 года в г. Миассе Челябинской области, не судимый,

оправдан по ст. 33 ч. 3, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

С., родившийся 31 октября 1967 года, судимый 1 июля 2003 года по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ на три года лишения свободы, освобожден по постановлению суда от 10.09.2004 года условно-досрочно на 11 месяцев 3 дня,

осужден по ст. 213 ч. 1 УК РФ на три года шесть месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено четыре года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации "...", мнение прокурора Г.И.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Согласно предъявленному обвинению в период с 1 сентября 2004 года по 31 декабря 2004 года у К., по причине возникавших разногласий с руководителем Складского хозяйства Транспортного производства ОАО "A3 "Урал" Н., связанных с размещением на территории хозяйства запасных частей, возникли неприязненные взаимоотношения, которые усугубились в январе и феврале 2005 года.

В указанный период, на почве сложившихся личных неприязненных отношений у К. возник преступный умысел на организацию совершения убийства Н. с использованием огнестрельного оружия. С целью реализации возникшего умысла К. в один из дней в период времени с 1 января по 28 февраля 2005 года предложил ранее знакомому С. совершить убийство Н. с использованием огнестрельного оружия, пообещав С. в качестве вознаграждения за планируемые преступные действия денежные средства в сумме не менее 21000 рублей, на что С. дал согласие.

Вступив со С. в преступный сговор, направленный на совершение убийства Н., К. в указанное время при встрече у дома N 147 по ул. 8 Марта г. Миасса Челябинской области передал С. денежные средства в сумме не менее 21000 рублей за совершение последним убийства Н., то есть, наняв его.

С., исполняя заказ К., с целью облегчения реализации преступного умысла, со второй половины февраля 2005 года, выслеживая Н., установил точное время ежедневного выхода Н. из подъезда дома на работу, маршрут движения Н. до остановки общественного транспорта по дворам, ознакомился с расположением близлежащих с домом потерпевшего дворов.

Для исполнения заказа К. на убийство Н. С. решил использовать ранее приобретенный им газовый пистолет модели "ИЖ-79". переделанный под огнестрельное оружие для стрельбы с применением глушителя пистолетными патронами калибра 9 мм., штатных к пистолету ИМ. а также приискал не менее четырех боевых патронов калибра 9 мм., предназначенных для стрельбы из данного оружия.

Желая, чтобы его действия были скрытными и не привлекли внимание окружающих, С. надел на конец ствола пистолета глушитель для производства бесшумной стрельбы.

Установив время выхода Н. на работу, вооружившись пистолетом с глушителем, С. 1 марта 2005 года около 6 часов 30 минут пришел во двор дома N 33 по пр. Автозаводцев в г. Миассе, где стал ожидать Н. Дождавшись Н. в указанном месте 01.03.2005 около 06.30 ч., С., умышленно, с целью убийства Н., действуя по найму, используя переделанный газовый пистолет модели "ИЖ-79", снаряженный боевыми патронами, произвел не менее двух прицельных выстрелов в Н.

Однако С., довести совместный с К. преступный умысел на убийство Н. до конца не смог по независящим от его воли обстоятельствам, поскольку Н. своевременно заметил С. и побежал в сторону пр. Автозаводцев г. Миасса. По этой причине С., вооруженного оружием нестандартной конструкции, не имеющим постоянной прицельной дальности, пришлось произвести выстрелы из пистолета в неудобной для него позиции на бегу с более дальней дистанции, что привело к промаху и Н. удалось скрыться от С.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 24 апреля 2006 года К. признан невиновным, а подсудимый С. признан виновным в том, что 1 марта 2005 года около 6 часов 30 минут во дворе дома N 33 по проспекту Автозаводцев в г. Миассе Челябинской области по просьбе К. встретился с Н., чтобы поговорить с ним по поводу отношения Н. к К. На данную встречу С. по своей инициативе взял пистолет модели "ИЖ-79", приспособленный для стрельбы и снаряженный холостыми патронами. Увидев Н., С. произвел в его сторону два не прицельных выстрела холостыми патронами из переделанного газового пистолета модели "ИЖ-79" для того, чтобы напугать его и облегчить в дальнейшем диалог с Н. по поводу отношений Н. с К.

В связи с этим в отношении К. был постановлен оправдательный приговор, а С. осужден по ст. 213 ч. 1 УК РФ.

В кассационном представлении государственные обвинители Б.A.M. и К.О.В. просят приговор отменить в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

В обоснование своей просьбы ссылаются на то, что: при отборе кандидатов в присяжные заседатели на вопрос адвоката К.М.Г. о том, допускают ли кандидаты случаи содержания в Российских тюрьмах и колониях невиновных лиц, некоторые кандидаты подняли руки, однако председательствующий не выяснила номера этих кандидатов, их мнение по указанному вопросу, чем ограничила право стороны обвинения на заявление мотивированного отвода в последующем;

адвокат К.М.Г. и подсудимый С. в прениях, а подсудимый К. - в последнем слове неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей сведения, не подлежащие исследованию в их присутствии, касались процедуры сбора доказательств, искажали представленные стороной обвинения доказательства, тем самым сформировали у присяжных заседателей предубеждение относительно достоверности и достаточности доказательств обвинения;

присяжными заседателями постановлен противоречивый вердикт, но, несмотря на это, председательствующий приняла его к провозглашению. В частности полагают, что между ответами на первый и пятый вопрос, а также между ответами на шестой и второй с пятым вопросы имеются противоречия.

В возражениях на кассационное представление осужденный С. и адвокат К.М.Г. просят приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ

Согласно протоколу судебного заседания вопреки доводам кассационного представления на вопрос адвоката К.М.Г. руки подняли не некоторые, а все кандидаты в присяжные заседатели. После этого сторонам было предоставлено право заявить мотивированные отводы, однако сторона обвинения заявила, что мотивированных отводов не имеет (т. 4, л.д. 176-178).

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 339, 343 УПК РФ.

В судебных прениях стороны, как защиты, так и обвинения пытались сослаться на доказательства, не исследованные в судебном заседании, а сторона защиты касалась и процедуры сбора доказательств, как и в последнем слове подсудимый К. высказал подозрения о допустимости такого доказательства, как аудиозапись телефонных переговоров, но всякий раз председательствующая в соответствии с законом прерывала их выступления и разъясняла присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны учитываться при вынесении вердикта. Напомнила присяжным заседателям об этом председательствующая и в напутственном слове.

Что касается высказываний в прениях адвоката К.М.Г. и защитника М. о неисправности оружия, из которого С. производил выстрелы, то они также не могут быть расценены как вводящие присяжных заседателей в заблуждение.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы пистолет, изъятый у С., собран из двух газовых пистолетов и переделан самодельным способом путем замены ствола и изменения конструкции патронного упора в кожухе-затворе и является нарезным, самозарядным пистолетом калибра 9 мм и относится к огнестрельному оружию. Эксперт не смог ответить на вопрос о предельной дальности прицельной стрельбы из пистолета, поскольку он является самодельным огнестрельным оружием, а из-за нестандартной его конструкции параметры стрельбы (точность прицеливания, начальная скорость полета пули и направление стрельбы) могут изменяться от выстрела к выстрелу.

Именно на эти обстоятельства и ссылалась сторона защиты, утверждая, что пистолет не пригоден для прицельной стрельбы.

Не соответствуют вердикту и доводы кассационного представления о противоречивости ответов присяжных заседателей на отдельные вопросы.

Так на первый вопрос о том, доказано ли, что из переделанного газового пистолета было произведено не менее двух выстрелов в Н., присяжные заседатели единогласно ответили "Да, доказано".

На второй вопрос о том, что если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли что С., получив от К. предложение за вознаграждение в сумме не менее 21000 рублей лишить жизни Н., для чего произвел в него не менее двух прицельных выстрелов из пистолета, ответили "Нет, не доказано. За - 9. Против - 3".

На пятый вопрос о том, имело ли место, что С. произвел в сторону Н. из пистолета два неприцельных выстрела, присяжные заседатели ответили "Да, имело место. За - 9; Против - 3".

На шестой вопрос о том, что если на пятый вопрос дан утвердительный ответ, то виновен ли С. в совершении действий, описанных в этом вопросе, присяжные заседатели ответили "Да, виновен. Единогласно".

При таких обстоятельствах, дав отрицательный ответ на вопрос о доказанности совершения К. преступного деяния, в котором он обвинялся, и совершения С. прицельных выстрелов в потерпевшего, присяжные заседатели признали, что С. произвел в сторону потерпевшего два неприцельных выстрелов, чтобы напугать его.

Потому вердикт присяжных заседателей нельзя признать неясным и противоречивым.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст.ст. 350, 351 УПК РФ.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей К. обоснованно оправдан по ст. 33 ч. 3, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, а действия осужденного С. председательствующим правильно квалифицированы по ст. 231 ч. 1 УК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 213 ч. 1 УК РФ


Оснований отмены приговора суда присяжных в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Челябинского областного суда от 5 мая 2006 года в отношении К. и С. оставить без изменения, кассационное представление государственных обвинителей - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 сентября 2006 г. N 48-О06-85СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.