Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2006 г. N 67-О06-59 Основания для изменения приговора отсутствуют, поскольку виновность несовершеннолетнего осужденного в убийстве двух лиц подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а при решении вопроса о назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные, характеризующие его личность и обстоятельства, смягчающие наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 6 сентября 2006 г. N 67-О06-59


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 6 сентября 2006 года дело по кассационным жалобам осужденного Л. и адвоката Ш. на приговор Новосибирского областного суда от 6 мая 2006 года, которым

Л. 5 октября 1990 года рождения, уроженец г. Новосибирска, холостой, не судимый, учащийся 7 класса школы, -

осужден: по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6(шести) годам лишения свободы; по п.п. "д, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 7 (семи) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 8 (восьми) годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Несовершеннолетний Л. признан виновным в том, что он на почве личных неприязненных отношений совершил умышленное убийство Ш.С.А., 1956 года рождения и из хулиганских побуждений, с особой жестокостью совершил умышленное убийство Б., 1954 года рождения.

Преступления совершены 21 и 22 июня 2005 года в Кировском районе города Новосибирска при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ "...",

возражения на кассационные жалобы прокурора С., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

Осужденный Л. просит об отмене приговора. Он считает, что осужден не обоснованно, что в отношении него вынесен чрезмерно суровый приговор. Выражая свое несогласие с осуждением его за умышленное убийство Ш.С.А., Л. ссылается на то, что между ним и потерпевшим возникла ссора. Умысла на убийство потерпевшего он не преследовал. Не оспаривая того, что он бросал в сторону потерпевшего кирпичи, Л. утверждает, что совершал указанные действия в ответ на действия потерпевшего, при этом осужденный обращает в жалобе внимание на то, что он совершал указанные действия в группе с товарищами, которые оговорили его с целью избежания собственной ответственности. Также Л. ссылается в жалобе на то, что "Явку с повинной" он писал под диктовку сотрудника милиции и давал первоначальные показания под воздействием оказанных на него противозаконных мер. Он отрицает наличие у него умысла и на убийство Б., ссылаясь на то, что он не предполагал того, что в колодце может находиться живой человек.

Адвокат Ш. ставит вопрос об изменении приговора с переквалификацией действий осужденного связанных с причинением телесных повреждений Ш.С.А. на ст. 111 ч. 1 УК РФ, а по преступлению, совершенному в отношении Б. на ст. 119 ч. 1 УК РФ с назначением ему минимального наказания, предусмотренного законом за каждое из указанных преступлений. В обоснование своей просьбы адвокат высказывает мнение о том, что выводы суда о виновности Л. в умышленном убийстве Ш.С.А. основаны на показаниях заинтересованных в исходе настоящего дела лиц, которые сами являлись участниками указанного преступления. Показания указанных свидетелей, по мнению адвоката, требовали тщательной проверки и оценки в совокупности с другими доказательствами по делу, Адвокат считает, что судом не были проверены с достаточной полнотой показания всех свидетелей. В жалобе так же высказывается мнение о том, что некоторые выводы суда, в частности, о мотивах совершения преступления основаны на предположении. Считая необоснованным осуждение Л. за умышленное убийство с особой жестокостью и из хулиганских побуждений Б., адвокат высказывает мнение о том, что в деле не содержится достаточных доказательств, подтверждающих наличие у Л. умысла на убийство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства и опровергаются, приведенными в приговоре доказательствами.

Из дела видно, что в судебном заседании Л. признал себя виновным частично. Не оспаривая того, что он бросил в потерпевшего кирпич, Л. утверждал, что от его действий не могла наступить смерть потерпевшего. По обстоятельствам связанным с причинением телесных повреждений Б., Л., отрицая наличие у него умысла на убийство показал, что они слили в колодец теплотрассы бензин с машины и для того чтобы проверить колодец он поджог бензин. После того как вспыхнуло пламя из колодца послышались крики о помощи. Поэтому он сразу стал тушить пожар, но не смог справиться с огнем.

В период предварительного следствия Л. давал иные показания, которые также были проверены в стадии судебного разбирательства и оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Показания данные Л. в период предварительного следствия, в том числе в своей "Явке с повинной", а также во время допросов в качестве подозреваемого и во время выхода на место происшествия, а затем, подтвержденные им после предъявления ему обвинения, нашли свое объективное подтверждение в других, исследованных судом доказательствах. Поэтому, именно, эти показания обоснованно были признаны судом доказательством вины осужденного.

Показания же осужденного о применении в отношении него противозаконных мер в период расследования дела, под воздействием которых он, якобы, оговорил себя при проверке не нашли своего подтверждения в материалах дела и были опровергнуты исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями свидетеля К., которому Л. рассказывал о содеянном им в отношении Ш.С.А.

Так, в стадии расследования дела Л. показывал, что после нанесенного ему Ш.С.А. оскорбления, он стал бросать в него камни.

После того, как потерпевший упал, он наносил ему удары камнями в область головы до тех пор, пока тот не потерял сознание. Указанные показания подтверждены показаниями свидетеля Ков. - очевидца происшедшего. Соответствуют указанные показания осужденного данным, отраженным в протоколе осмотра места происшествия и осмотра трупа, а также - в акте судебно-медицинской экспертизы, проведенной по материалам исследования трупа.

В явке с повинной, во время допроса в качестве подозреваемого и во время выхода на место происшествия Л., давая объяснения об обстоятельствах совершения им поджога колодца, признавал, что, сливая в колодец бензин, а затем, поджигая его, он знал о том, что в колодце находится человек.

Эти показания Л. подтверждены показаниями свидетелей К., Ков. и Р., подтвердивших в судебном заседании то, что Л., перед тем как слить в колодец бензин и поджечь его знал о том, что в колодце находится человек. Подвергать сомнению достоверность показаний указанных свидетелей у суда не имелось оснований. Доказательствами вины Л. в этой части суд обоснованно признал протокол осмотра места происшествия, выводы судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений, повлекших смерть Б.

Судом принимались меры к проверке всех доводов приводимых в защиту Л., установлению причин противоречий в собранных по делу доказательствах и, оценив в совокупности все, исследованные в судебном заседании доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства преступления, мотивы совершения его и правильно квалифицировал преступные действия Л..

В приговоре полно мотивированы выводы суда и в части доказанности вины Л., и в части квалификации совершенного им преступления, не согласиться с этими выводами у судебной коллегии не имеется оснований.

С целью правильной оценки всех показаний Л., установления его психического состояния на момент совершения преступления в отношении него были проведены психолого-психиатрическая и стационарная психиатрическая экспертиза, выводы которых также получили правильную оценку в приговоре.

При решении вопроса о назначении наказания осужденному суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные, характеризующие его личность, обстоятельства, смягчающие наказание. Так, обоснованно судом признаны обстоятельствами, смягчающими наказание то, что преступления совершены Л. в несовершеннолетнем возрасте, состояние его здоровья и явка с повинной. Кроме того, при назначении наказания осужденному по ч. 2 ст. 105 УК РФ суд учел требования ч. 6.1 статьи 88 УК РФ.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 6 мая 2006 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2006 г. N 67-О06-59


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.