Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2005 г. N 9-О05-43 Приговор подлежит изменению, поскольку суд ошибочно квалифицировал действия одного осужденного по эпизодам краж, назначив наказание без учета норм УК РФ, согласно которым максимальный срок за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наказания (для несовершеннолетних - 10 лет лишения свободы)

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 29 июля 2005 г. N 9-О05-43


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 июля 2005 г. дело по кассационному представлению государственного обвинителя В.В.Б. по жалобам адвоката Ф.Н.А., осужденного Т.А.Ю. на приговор Нижегородского областного суда от 18 мая 2005 года, которым М.Н.С., 29 марта 1989 года рождения, уроженец г. Дзержинска Нижегородской области, несудимый, осужден

по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ (за преступления, совершенные до 8 декабря 2003 г.) к 4 годам лишения свободы.

По ст. 158 ч. 3 УК РФ (эпизод от 27 апреля 2004 г.) к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

По ст. 158 ч. 3 УК РФ (эпизод от 1 июня 2004 года) к 5 годам лишения свободы.

По ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ к 3 годам лишения свободы. По ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

По ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

По ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы.

По ст. 105 ч. 2 п.п. "д, е, ж, з" УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы.

По ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения М.Н.С. назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Т.А.Ю., 12 декабря 1989 года рождения, уроженец г. Дзержинска Нижегородской области, несудимый, осужден

по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ к 3 годам лишения свободы.

По ст. 158 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

По ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

По ст. 105 ч. 2 п.п. "д, е, ж, з" УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

По ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения к отбытию Т.А.Ю. назначено 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

По ст.ст. 162 ч. 2, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ Т.А.Ю. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

И.Ю.В., 6 июня 1989 года рождения, уроженец г. Дзержинска, несудимый, осужден

по ст. 158 ч. 3 УК РФ (эпизод от 27 апреля 2004 г.) к 3 годам лишения свободы.

По ст. 158 ч. 3 УК РФ (эпизод от 1 июня 2004 г.) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года в соответствии со ст. 73 УК РФ.

К.Ю.Д., 15 декабря 1988 года рождения, уроженец гор. Дзержинска, судимый:

18 марта 2005 года по ст. 116 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 5% из заработной платы, условно с испытательным сроком 6 месяцев в соответствии со ст. 73 УК РФ,

осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в 50000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ присоединено наказание по приговору от 18 марта 2005 года. Постановлено наказание по указанным приговорам исполнять самостоятельно.

Постановлено взыскать в солидарном порядке с М.С.К., М.О.Г. в пользу В.Е.А. 10250 рублей.

С М.О.Г., М.С.К. и С.Р.С. солидарно в пользу В.О.Ю. 1700 рублей, в пользу К.А.В. 20000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ М.А.К., выступление прокурора Ф.Е.С., поддержавшей представление в части, полагавшей приговор в отношении М.Н.С. и К.Ю.Д. изменить, а в отношении И.Ю.В. и Т.А.Ю. - отменить, судебная коллегия установила:

М.Н.С. осужден за совершение краж чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище и помещение, неоднократно, с причинением значительного ущерба; разбойное нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия; покушение на убийство, то есть на умышленное причинение смерти потерпевшему К.А.В., сопряженное с разбоем; разбойное нападение группой ли по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему П.Н.Д. группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокость, общеопасным способом, сопряженное с разбоем; умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

Т.А.Ю. осужден за совершение краж чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище и помещение, с причинением значительного ущерба потерпевшему; разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему П.Н.Д. группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, общеопасным способом, сопряженное с разбоем; умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

И.Ю.В. осужден за кражи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

К.Ю.Д. осужден за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба, потерпевшему.

Преступления совершены в 2003-2004 гг. в гор. Дзержинске Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании М.Н.С., Т.А.Ю. вину признали частично, И.Ю.В. и К.Ю.Д. - полностью.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора в отношении М.Н.С., Т.А.Ю., И.Ю.В. и К.Ю.В., направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе судей.

По мнению государственного обвинителя, вывод суда об отсутствии в действиях Т.А.Ю. состава разбойного нападения по эпизоду от 15 сентября 2004 года не соответствует фактическим обстоятельствам дела, показаниям потерпевшего в суде, показаниям самих осужденных в ходе расследования.

Указывается, что по эпизодам краж чужого имущества у В.З.А. суд в нарушение положений закона от 8 декабря 2003 г. квалифицировал действия М.Н.С. по признаку неоднократности.

При назначении наказания М.Н.С. по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ суд в нарушение положений ст.ст. 66 ч. 3, 88 ч. 6 УК РФ, превысил максимально возможный предел наказания осужденному, составляющий 7 лет 6 месяцев, ошибочно назначив по указанной статье 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

Назначая наказание К.Б.Д. по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ в виде штрафа в сумме 50000 рублей, суд не учел положения ст. 88 ч. 2 УК РФ, в соответствии с которой несовершеннолетним штраф назначается от 1000 до 50000 рублей. Таким образом, применив ст. 64 УК РФ, суд назначил К.Ю.Д. максимально возможное наказание в виде штрафа, которое может быть назначено несовершеннолетнему.

Присоединив в порядке ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному К.Ю.Д. наказанию в виде штрафа наказание по предыдущему приговору в виде исправительных работ, суд вместе с тем, постановил исполнять указанные приговоры самостоятельно.

В представлении ставится вопрос об отмене приговора в отношении И.Ю.В. за мягкостью назначенного наказания, указывается, что осужденный характеризуется отрицательно, воспитывался в неблагополучной семье, его исправление и перевоспитание возможно только в условиях изоляции от общества.

Осужденный Т.А.Ю. в кассационной жалобе просит приговор изменить, меру наказания ему снизить, полагая, что он осужден чрезмерно сурово. Он ссылается на то, что характеризуется положительно, просит принять законное и справедливое решение.

Адвокат Ф.Н.А. в кассационной жалобе полагает, что по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "д, е, ж, з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ М.Н.С. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления. В части осуждения по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ предлагается исключить из объема похищенного часы "Заря", стоимостью 300 рублей, часы "Ситизен", стоимостью 500 рублей, часы-кулон, стоимостью 400 рублей, видеокассету - 150 рублей.

По мнению адвоката, суд не добыл бесспорных доказательств, свидетельствующих о виновности М.Н.С. в убийстве и в покушении на убийство. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нормы материального закона применены неправильно. Вывод о том, что М.Н.С. принимал участие в совершении указанных преступлений опровергается собранными по делу доказательствами. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор в отношении М.Н.С. и К.Ю.Д. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности М.Н.С., Т.А.Ю., И.Ю.В., К.Ю.Д. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, дактилоскопической, пожарно-технической, криминалистической, биологической, судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Оснований для исключения из объема обвинения в отношении М.Н.С. по эпизоду кражи из квартиры потерпевшей В.З.А. часов "Заря", часов "Ситезен", часов-кулона и видеокассеты, о чем ставится вопрос в жалобе адвоката Ф.Н.А., не имеется.

В явке с повинной и в показаниях на следствии М.Н.С. признавал, что из квартиры В.З.А. он похитил золотые украшения и фотоаппарат, а во втором эпизоде кассеты.

В судебном заседании осужденный М.Н.С. факт кражи из квартиры В.З.А. признал, подтвердив хищение золотых изделий, фотоаппарата, а вторично и кассет.

Вместе с тем, потерпевшая В.З.А. на следствии и в суде последовательно показывала, что в конце августа - начале сентября 2004 года у нее наряду с ювелирными изделиями и фотоаппаратом были похищены часы указанных моделей и кассета.

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшей у суда не имелось, не видит таких оснований и судебная коллегия.

Доводы адвоката Ф.Н.А. об оправдании М.Н.С. по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего К.А.В. судебная коллегия находит несостоятельными.

В судебном заседании М.Н.С. признал, что во время поездки он достал из кармана нож, приставил к горлу водителя и "провел" ножом по шее. Потерпевший К.А.В. выскочил из машины и убежал.

Вместе с тем, на следствии, допрошенный с участием адвоката, М.Н.С. показал, что в связи с отсутствием денег он решил напасть на водителя, порезать его, забрать телефон.

Взяв в правую руку нож, стал наносить удары по шее. К.А.В. вырвался и убежал.

Т.А.Ю. подтвердил, что он слышал, как К.А.В. захрипел, а затем выбежал из машины. В руках М.Н.С. увидел нож.

Из показаний потерпевшего К.А.В. следует, что после первого удара в горло у него сильно пошла кровь, была запачкана вся одежда. Затем М.Н.С. нанес второй удар, который пришелся по подбородку, а когда потерпевший пытался убежать, нанес еще один удар ножом в шею.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у потерпевшего были установлены четыре раны шеи - 1,5 см., 5 см., 1,4 см., 11,2 см., рана лица, ссадины шеи. Раны были ушиты медицинскими швами.

Таким образом, из материалов дела следует безусловный вывод о том, что умысел М.Н.С. был направлен на убийство потерпевшего К.А.В., множественные удары которому наносились ножом в жизненно важные органы.

Смерть потерпевшего не наступила по причинам и обстоятельствам, не зависящим от М.Н.С.

Каких-либо доводов в обоснование отмены приговора в данной части обвинения в жалобе не представлено.

Свою вину в разбойном нападении на потерпевшего П.Н.Д. и в убийстве последнего М.Н.С. признал и дал в суде подробные показания об обстоятельствах совершения указанных преступлений.

М.Н.С. подтвердил наличие предварительной договоренности с Т.А.Ю. на совершение указанных преступлений. Из показаний М.Н.С. следует, что первоначально Т.А.Ю. нанес потерпевшему 2-3 удара металлической трубой по голове. Когда П.Н.Д. упал, М.Н.С. нанес ему несколько ударов указанной трубой по телу.

Поняв, что потерпевший мертв, решил скрыть следы преступления. Вдвоем с Т.А.Ю. они набросали бумаги и подожгли.

Указанные обстоятельства подтвердил и Т.А.Ю., который признал, что 2-3 раза ударил потерпевшего трубой по голове. После этого видел, что около потерпевшего стоял М.Н.С. и делал замахи трубой. После этого осужденные совершили поджог в квартире. Потерпевший в это время еще подавал признаки жизни.

Установлено, что смерть потерпевшего наступила в результате острого отравления окисью углерода.

Кроме того, у потерпевшего была установлена тупая черепно-мозговая травма с ушибленными ранами мягких тканей, кровоизлияниями в мягкие ткани, кровоизлияниями под оболочки головного мозга.

В приговоре приведены бесспорные доводы о наличии у М.Н.С. и Т.А.Ю. умысла на убийство потерпевшего.

Вина М.Н.С. в совершении разбойных нападений на К.А.В. и П.Н.Д. в жалобе адвокатом не оспаривается, вместе с тем в жалобе не приведено доводов о том, какие доказательства свидетельствуют о "невиновности" М.Н.С. в убийстве П.Н.Д.

Судебная коллегия полагает несостоятельными доводы в кассационном представлении об отмене приговора в отношении Т.А.Ю. в части оправдания его по ст.ст. 162 ч. 2, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ по эпизоду с К.А.В.

Ни на следствии, ни в суде М.Н.С. и Т.А.Ю. не давали показаний, которые свидетельствовали бы о наличии у них договоренности на совершение разбойного нападения и убийства потерпевшего.

Никаких действий, направленных на совершение разбойного нападения и убийство потерпевшего К.А.В. Т.А.Ю. не предпринимал, а после содеянного М.Н.С. убежал домой.

Кроме того, из показаний потерпевшего К.А.В. в суде следует, что, по его мнению, Т.А.Ю. также не ожидал от М.Н.С. совершения указанных действии.

Каких-либо иных доказательств, безусловно свидетельствующих о совершении Т.А.Ю. разбойного нападения и покушения на убийство в отношении К.А.В. по делу не представлено.

В связи с тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, судебная коллегия полагает, что кассационное представление в данной части удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Действия М.Н.С. по ст.ст. 158 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ (эпизоды от 27 апреля и 1 июня 2004 г.), 158 ч. 2 п.п. "а, б, в", 162 ч. 2, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "д, е, ж, з", 167 ч. 2 УК РФ; Т.А.Ю. - по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в", 158 ч. 3, 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "д, е, ж, з", 167 ч. 2 УК РФ; И.Ю.В. - по ст.ст. 158 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ (эпизоды от 27 апреля и 1 июня 2004 г.); К.Ю.Д. - по ст. 158 ч. 3 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание Т.А.Ю. и И.Ю.В. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности.

В качестве смягчающих обстоятельств суд учел несовершеннолетие осужденных. Ранее Т.А.Ю. и И.Ю.В. преступлений не совершали, по месту жительства Т.А.Ю. характеризуется положительно, а по месту учебы - отрицательно.

Судебная коллегия полагает, что оснований для снижения меры наказания Т.А.Ю. не имеется. В приговоре обоснованно указано о том, что преступления, совершенные Т.А.Ю., представляют собой повышенную опасность, в связи с чем наказание ему должно быть назначено связанное с длительной изоляцией от общества.

Преступления, за которые осужден Т.А.Ю., отнесены к категории особо опасных, с учетом изложенного, назначенное ему наказание судебная коллегия находит справедливым и соразмерным содеянному.

Оснований для отмены приговора за мягкостью наказания в отношении И.Ю.В. судебная коллегия не усматривает.

Свою вину в содеянном И.Ю.В. признал и раскаялся. На момент совершения преступлений ему исполнилось только 15 лет, ранее он преступлений не совершал. Из материалов дела следует, что у И.Ю.В. заключением судебно-психиатрической экспертизы определена олигофрения в степени легкой дебильности.

Доводы в кассационном представлении о том, что условное осуждение И.Ю.В. назначено "без учета условий его жизни и воспитания", что он "воспитывался в неблагополучной семье", не основаны на законе.

Вместе с тем, приговор в отношении М.Н.С. и К.Ю.Д. подлежит изменению по следующим основаниям.

В нарушение положений ст. 9 УК РФ действия М.Н.С. по эпизодам краж в сентябре 2003 г. суд ошибочно квалифицировал по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ (в ред. 1996 г.), тогда как следовало - по ст. 158 ч. 3 УК РФ - в ред. от 31.10.2002 г.

Наказание М.Н.С. по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ назначено без учета требований ст.ст. 88 ч. 6, 66 ч. 3 УК РФ, согласно которых максимальный срок за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей (для несовершеннолетних - 10 лет лишения свободы). Следовательно, за покушение на убийство наказание М.Н.С. не должно превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Согласно ст. 88 УК РФ штраф несовершеннолетнему назначается в размерах от одной тысячи до пятидесяти тысяч рублей.

Назначая К.Д. по ст. 158 ч. 3 УК РФ наказание в виде штрафа с применением ст. 64 УК РФ, суду следовало размер штрафа определить ниже низшего предела, предусмотренного законом, т.е. менее 1000 рублей.

В связи с изложенным судебная коллегия полагает, что наказание М.Н.С. и К.Ю.Д. подлежит снижению.

При назначении им наказания судебная коллегия учитывает требования ст. 60 УК РФ, в качестве смягчающих обстоятельств несовершеннолетний возраст, то, что М.Н.С. ранее преступлений не совершал, положительные характеристики К.Ю.Д.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 18 мая 2005 года в отношении М.Н.С. и К.Ю.Д. изменить.

Действия М.Н.С. по эпизодам краж, совершенных в сентябре 2003 года переквалифицировать со ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ (в ред. 1996 г.) на ст. 158 ч. 3 УК РФ (в ред. 31.10.2002 г.), по которой назначить наказание 4 года лишения свободы.

Наказание по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ М.Н.С. снизить до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 158 ч. 3 УК РФ (в ред. 31.10.2002 г.), 158 ч. 3 УК РФ (в ред. 8.12.2003 г., эпизод от 27.04.2004 г.), 158 ч. 3 УК РФ (в ред. 8.12.2003 г., эпизод от 1.06.2004 г.), 158 ч. 2 п.п. "а, б, в", 162 ч. 2, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "д, е, ж, з", 167 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения М.Н.С. окончательно назначить 9 лет 10 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

К.Ю.Д. наказание по ст. 158 ч. 3 УК РФ назначить с применением ст. 64 УК РФ и снизить до 800 рублей штрафа.

В соответствии со ст.ст. 69 ч. 5, 71 УК РФ приговоры в отношении К.Ю.Д. от 18 марта 2005 года и от 18 мая 2005 года исполнять самостоятельно.

В остальном приговор в отношении М.Н.С, К.Ю.Д., а также в отношении Т.А.Ю. и И.Ю.В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя В.В.Б., кассационные жалобы осужденного Т.А.Ю., адвоката Ф.Н.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2005 г. N 9-О05-43


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение