Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 91-О05-11 Оснований для отмены или изменения приговора не имеется, поскольку наказание осужденным за совершение краж, разбоя, грабежа и убийство, назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 20 февраля 2006 г. N 91-О05-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2006 года кассационные жалобы осужденных П.Д.В., Щ.Н.В., К.А.А., кассационное представление государственного обвинителя О.С.Н. на приговор Псковского областного суда от 10 октября 2005 года, которым

Щ.Н.В., родившийся 28 августа 1968 года в д. Захарово Великолукского района Псковской области, судимый 2 октября 2002 года с учетом внесенных изменений по ст.ст. 166 ч. 1, 161 ч. 2 п. "в" УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы, освобожденный условно-досрочно 17 сентября 2004 года на 1 год 10 месяцев 22 дня, осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п.п. "в", "з" УК РФ - на 13 лет лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 10 лет лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 2 года лишения свободы;

- по ст. 115 ч. 1 УК РФ - на 1 год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства;

- по ст. 158 ч. 1 УК РФ - на 1 год 6 месяцев лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ - на 4 года лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 15 лет лишения свободы;

на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 2 октября 2002 года назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Щ.Н.В. по ст.ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ оправдан;

К.А.А., родившийся 28 февраля 1974 года в де. Крупеныно Великолукского района Псковской области, судимый:

- 15 мая 2000 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "б" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

- 1 марта 2001 года по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 70 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы, освобожденный от наказания 30 сентября 2003 года по отбытии срока;

- 23 декабря 2004 года по ст. 119 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев, осужден:

- по ст. 162 ч. 3 УК РФ - на 10 лет лишения свободы;

- по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ - на 5 лет лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ - на 4 года лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 3 года лишения свободы;

- по ст. 115 ч. 1 УК РФ - на 1 год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ - на 3 года;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ - на 3 года;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 12 лет 9 месяцев лишения свободы;

на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору суда от 23 декабря 2004 года назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К.А.А. по ст. 316 УК РФ оправдан;

П.Д.В., родившийся 10 июля 1976 года в г. Великие Луки Псковской области, судимый:

- 13 января 2000 года по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный условно-досрочно 19 августа 2002 года на 2 месяца 1 день;

- 27 мая 2004 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев,

осужден:

- по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч.1 УК РФ на 8 лет лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 3 года 6 месяцев лишения свободы;

- по ст. 115 ч. 1 УК РФ - на 1 год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ (по эпизоду кражи имущества М.М.П. от января 2003 года) - на 4 года лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ (по эпизоду кражи имущества М.М.П. от июля 2004 года) - на 4 года лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ (по эпизоду кражи имущества П.Л.П. 29 января - 4 февраля 2005 года) - на 3 года лишения свободы;

- по ст. 158 ч. 3 УК РФ (по эпизоду кражи имущества Н.Г.И. от 8 марта 2005 года) - на 3 года лишения свободы;

по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы;

на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 27 мая 2004 года назначено 9 лет 11 месяцев лишения свободы;

в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний (9 лет 11 месяцев лишения свободы и 4 года лишения свободы по ст. 158 ч. 3 УК РФ по эпизоду кражи имущества М.М.П. от января 2003 года) окончательно П.Д.В. назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски, решена судьба вещественных доказательств.

Щ.Н.В., К.А.А., П.Д.В. признаны виновными в совершении следующих преступлений.

5 марта 2005 года Щ.Н.В. и К.А.А. совершили разбойное нападение в отношении М.В.П. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, а Щ.Н.В., кроме того, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; Щ.Н.В. совершил убийство М.В.П., находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем.

8 марта 2005 года К.А.А. совершил грабеж в отношении Н.А.В. с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

9 марта 2005 года К.А.А. совершил кражу имущества Н.А.В. с причинением значительного ущерба потерпевшему с незаконным проникновением в жилище.

11 марта 2005 года П.Д.В., Щ.Н.В., К.А.А. избили Н.А.В., причинив легкий вред здоровью, совершили кражу имущества группой лиц по предварительному сговору, П.Д.В. покушался на убийство Н.А.В.

13 января 2003 года П.Д.В. совершил кражу имущества М.М.П. с причинением значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище.

В период 7-8 июля 2004 года П.Д.В. совершил кражу имущества М.М.П. с незаконным проникновением в жилище.

В период с 29 января по 4 февраля 2005 года П.Д.В. совершил кражу имущества П.Л.П. с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшей.

6 марта 2005 года К.А.А. и Щ.Н.В. совершили кражу имущества Л.М.В. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

8 марта 2005 года П.Д.В. и К.А.А. совершили кражу имущества Н.Г.И. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

10 февраля 2005 года Щ.Н.В. совершил кражу имущества С.А.Н.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденного К.А.А., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора М.В.П., не поддержавшего доводы кассационного представления, просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

государственный обвинитель О.С.Н. в кассационном представлении просит приговор в отношении Щ.Н.В., К.А.А., П.Д.В. в части неправильной квалификации их действий ввиду необоснованного оправдания Щ.Н.В. по ст.ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ, К.А.А. по ст. 316 УК РФ, а также в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания отменить, дело направить на новое рассмотрение; отмечает, что из показаний потерпевшего Н.А.В., осужденного П.Д.В. следует, что удары ножом Н.А.В. П.Д.В. стал наносить по указанию Щ.Н.В.; действия осужденных в отношении Н.А.В. органами следствия правильно были квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж", "з", 162 ч. 4 п. "в" УК РФ; по эпизоду в отношении М.В.П. К.А.А. необоснованно оправдан по ст. 316 УК РФ, его действия необоснованно переквалифицированы со ст. 162 ч. 3 УК РФ, как установлено, К.А.А. применял насилие, опасное для жизни и здоровья М.В.П., его умыслом охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в кассационном представлении отмечается также, что при назначении наказания не были учтены в достаточной мере тяжесть совершенных преступлений, данные о личности осужденных, которые характеризуются отрицательно, ранее неоднократно судимы.

Осужденный П.Д.В. в кассационной жалобе указывает, что умысла на убийство Н.А.В. у него не было, его показания об обстоятельствах происшедшего судом не учтены, просит переквалифицировать его действия со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ, а также учесть его состояние здоровья.

Осужденный Щ.Н.В. в кассационной жалобе указывает, что к М.В.П. он пришел, чтобы попросить денег, умысла на убийство и на ограбление потерпевшего у него не было; после того, как М.В.П. отказался дать деньги К.А.А. стал наносить ему удары топорищем, затем К.А.А. забрал телевизор, М.В.П. вылез из подвала; каким образом он совершил преступление, не помнит; осужденный просит пересмотреть приговор, учесть обстоятельства смягчающие наказание.

Осужденный К.А.А. в кассационной жалобе указывает, что преступления он совершил под давлением Щ.Н.В., который угрожал ему физической расправой, просит с учетом смягчающих обстоятельств снизить наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденных в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре основан на доказательствах надлежащим образом исследованных в судебном заседании и оцененным судом в соответствии с требованиями закона.

Правовая оценка действий Щ.Н.В., К.А.А., П.Д.В. является правильной.

Доводы осужденного П.Д.В. о необходимости переквалификации его действий со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ судебная коллегия считает несостоятельными.

Из показаний осужденных К.А.А., Щ.Н.В., П.Д.В., потерпевшего Н.А.В. следует, что П.Д.В. наносил удары ножом Н.А.В. в область груди, после чего осужденные сбросили потерпевшего в подвал. Н.А.В., согласно заключению судебно-медицинского эксперта было нанесено ранение задней поверхности грудной клетки, причинившее тяжкий вред здоровью.

Судом обоснованно признано, что П.Д.В. действовал с умыслом на убийство Н.А.В. не доведя преступление до конца по причинам от него не зависящим.

После того, как осужденный нанес потерпевшему несколько ударов ножом, он, полагая, что Н.А.В. убит, совместно с другими осужденными сбросил его в подвал.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для переквалификации действий П.Д.В. на ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Утверждения осужденного Щ.Н.В. об отсутствии умысла на убийство М.В.П. и на завладение его имуществом являются несостоятельными, они опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Как видно из показаний осужденных К.А.А. и Щ.Н.В., они пришли к М.В.П. за деньгами, а когда тот отказался их передать, стали избивать его, Щ.Н.В. взял топор и ударил им М.В.П. в область шеи, после чего они забрали часы, электробритву и телевизор.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, М.В.П. была нанесена рубленая рана на задней поверхности верхнего отдела шеи М.В.П., послужившая причиной его смерти.

Из материалов дела видно, что Щ.Н.В. и К.А.А. заранее договорились завладеть деньгами, действовали по предварительному сговору.

Доводы осужденного К.А.А. о том, что он участвовал в преступлении под воздействием угроз Щ.Н.В. судебная коллегия считает несостоятельными, они опровергаются характером действий осужденных, их показаниями о том, что к М.В.П. они пошли за деньгами по предложению Щ.Н.В.

По эпизоду разбойного нападения на М.В.П. и его убийства суд обоснованно квалифицировал действия К.А.А. по ч. 3 ст. 162 УК РФ и правильно оправдал его по ст. 316 УК РФ.

Судом установлено, что К.А.А. после отказа М.В.П. передать осужденным деньги стал наносить ему удары деревянным топорищем по голове, причинив легкий вред здоровью потерпевшего, а Щ.Н.В. в это время искал деньги; тяжкого вреда здоровью М.В.П. в результате действий К.А.А. причинено не было. Щ.Н.В. нанес удары лезвием топора М.В.П. в то время когда он пытался покинуть дом. Эти действия Щ.Н.В. которыми были нанесены потерпевшему телесные повреждения послужившие причиной его смерти обоснованно признаны эксцессом исполнителя.

Доказательств, свидетельствующих о том, что осужденные договаривались совершить убийство М.В.П. в материалах дела нет.

При таких обстоятельствах расценивать действия К.А.А. как совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему оснований не имеется.

Суд пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях К.А.А. состава укрывательства преступления.

К.А.А. предъявлялось обвинение в укрывательстве убийства М.В.П., совершенного Щ.Н.В., которое выразилось в том, что К.А.А. совместно с Щ.Н.В. закрыл входную дверь дома, где находился труп убитого потерпевшего, на навесной замок.

В данном случае К.А.А. вместе с Щ.Н.В. участвовал в разбойном нападении в отношении М.В.П., наносил ему удары.

Принимая меры к сокрытию убийства, совершенного Щ.Н.В., К.А.А. тем самым пытался скрыть и следы разбойного нападения, в котором он сам принимал участие.

Согласно закону, не подлежит уголовной ответственности за укрывательство преступления лицо совершившее это преступление.

С учетом изложенного, судебная коллегия отвергает доводы кассационного представления о необоснованности оправдания К.А.А. по ст. 316 УК РФ и необходимости квалификации его действий по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

По эпизоду преступления в отношении Н.А.В. от 11 марта 2005 года действия осужденных правильно расценены как умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, совершение кражи, а действия П.Д.В., кроме того, как покушение на убийство.

Доводы кассационного представления о том, что в действиях осужденных содержится состав разбойного нападения являются несостоятельными.

Судом правильно признано, что П.Д.В., Щ.Н.В., К.А.А. пришли к Н.А.В., чтобы избить его за сообщение в милицию о совершенной краже.

Доказательств, свидетельствующих о том, что осужденные прибыли к потерпевшему с целью завладения имуществом в материалах дела нет; осужденные П.Д.В., Щ.Н.В., К.А.А. об этом не говорили ни на предварительном следствии, ни в суде.

Из показаний осужденных следует, что шли они к Н.А.В., чтобы избить его за то, что тот вызвал милицию.

Потерпевший Н.А.В. пояснил, что Щ.Н.В., прибывший вместе с К.А.А. и П.Д.В., спросил зачем он вызывал милицию, после чего осужденные стали его избивать.

Умысел на хищение имущества, как видно из материалов дела, возник у осужденных после того, как потерпевший был избит и помещен в подвал; в присутствии Н.А.В. осужденные его имущество не брали.

Вывод суда о том, что насилие в отношении потерпевшего применялось не с целью завладения имуществом является правильным.

Доводы кассационного представления о необоснованности оправдания Щ.Н.В. по ст.ст. 33 ч. 3; 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ судебная коллегия считает несостоятельными.

Суд пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях Щ.Н.В. этого состава преступления.

Органами следствия Щ.Н.В. обвинялся в организации покушения на убийство Н.А.В.

Согласно обвинению, он, после того, как Н.А.В. был избит, дал указание П.Д.В., чтобы он убил потерпевшего, после чего П.Д.В. взял нож и с целью убийства нанес несколько ударов Н.А.В.

Суд надлежащим образом проанализировав и оценив показания осужденных П.Д.В., Щ.Н.В., К.А.А., потерпевшего Н.А.В., другие доказательства признал, что П.Д.В. самостоятельно без какого-либо воздействия со стороны других лиц, решив совершить убийство Н.А.В., взял нож и стал наносить ему удары.

Доказательств, свидетельствующих о том, что Щ.Н.В. являлся подстрекателем или организатором убийства недостаточно, о чем правильно указано в приговоре.

Из показаний потерпевшего Н.А.В. следует, что фразу "кончай его" Щ.Н.В. произнес после того, как П.Д.В. нанес ему удары ножом.

Из показаний осужденного П.Д.В. в судебном заседании следует, что Щ.Н.В. ему ничего не говорил по поводу убийства Н.А.В.

На предварительном следствии П.Д.В. в части касающейся причастности Щ.Н.В. и убийству, давал различные показания, не являющиеся последовательными.

Осужденный Щ.Н.В. последовательно отрицал тот факт, что он что-либо говорил П.Д.В. о необходимости лишение жизни Н.А.В.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, обстоятельств отягчающих и смягчающих наказание.

Оснований считать наказание явно несправедливым вследствие его излишней мягкости или чрезмерной суровости судебная коллегия не усматривает.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия определила:

приговор Псковского областного суда от 10 октября 2005 г. в отношении Щ.Н.В., К.А.А., П.Д.В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя, кассационные жалобы осужденных П.Д.В., Щ.Н.В., К.А.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 91-О05-11


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.