Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 2005 г. N 48-О04-116 Приговор в отношении осужденных за разбойное нападение и убийство подлежит смягчению, поскольку поджог и уничтожение автомашины, являвшейся предметом хищения, следует рассматривать как способ распоряжения похищенным имуществом, поэтому дополнительной квалификации по ст. 167 ч. 2 УК РФ не требуется, и осуждение по ней подлежит исключению из приговора

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 февраля 2005 г. N 48-О04-116


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных М.Е.В. и И.И.Л., адвоката С. и законного представителя И.Л.В. на приговор Челябинского областного суда от 12 октября 2004 года, которым осуждены:

И.И.Л., 13 мая 1988 года рождения, уроженец г. Челябинска, ранее судим:

17.11.2003 г. по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

- к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 9 годам,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 9 годам 6 месяцам, а в соответствии со ст. 70 ч. 1 УК РФ назначено 10 лет в воспитательной колонии.

М.Е.В., 26 сентября 1987 года рождения, уроженец г. Копейска, Челябинской области, ранее судим:

21.07.2004 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, - к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 8 годам; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 9 годам;

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 9 годам 2 месяцам, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 9 годам 6 месяцам в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с осужденных в пользу Р.Л.Н. в возмещение ущерба солидарной 1401 руб. и 5500 руб. за уничтожение и хищение имущества, и с каждого по 10161 руб. расходы, связанные с погребением потерпевшего, и по 100000 рублей компенсацию морального вреда.

В случае отсутствия имущества взыскание произвести с законных представителей И.Л.В. и М.В.С. в равных долях.

Заслушав доклад судьи Х., объяснение осужденного И.И.Л. и мнение прокурора Л., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия установила:

И.И.Л. и М.Е.В. признаны виновными в разбойном нападении на водителя Р.С.Н., его убийстве, сопряженном с разбоем, и умышленном уничтожении чужого имущества (машины ВАЗ-2114), совершенных по предварительному сговору группой лиц 26 февраля 2004 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный М.Е.В. указывает, что потерпевшего убивать не хотел и не согласен с квалификацией его действий по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ, просит их переквалифицировать и смягчить наказание, учесть его признание вины и раскаяние, а также состояние здоровья матери, инвалида 1 группы;

осужденный И.И.Л., его законный представитель И.Л.В., адвокат С. просят об отмене приговора и прекращении дела ввиду непричастности И.И.Л. к совершению преступления; указывают, что доказательств предварительного сговора на разбойное нападение и убийство водителя в деле не содержится; что согласно показаний М.Е.В. они с И.И.Л. намеревались остановить машину, связать водителя, чтобы покататься; судом не устранены противоречия в показаниях М.Е.В., а также и противоречия между показаниями его, И.И.Л., и М.Е.В., данными на предварительном следствии; выводы суда, установленные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам; назначенное И.И.Л. наказание считают чрезмерно суровым, а размер взысканных сумм чрезмерно большим без учета несовершеннолетия И.И.Л., его состояния здоровья, а также и его матери, инвалида II группы.

Адвокат С., кроме того, указывает на неправильность квалификации действий по уничтожению автомашины по признаку применения общеопасного способа, полагая, что может идти речь о квалификации по ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Законный представитель И.Л.В. также указывает на нарушение права на защиту сына на предварительном следствии ввиду отсутствия ордера адвоката Т. и отсутствия оснований на дальнейшую защиту И.И.Л. другим адвокатом К. при отсутствии заявления И.И.Л. об отказе от адвоката Т.

В возражениях на жалобы потерпевшей Р.Л.Н. и государственного обвинителя Б.Л.В. они просят об оставлении приговора без изменения, а жалоб - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Суд всесторонне и полно исследовал доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты и пришел к законному и обоснованному выводу о виновности осужденных в совершенных преступлениях: разбойном нападении и убийстве по предварительному сговору группой лиц.

Данный вывод подтверждается показаниями потерпевшей Р.Л.Н., свидетелей У., Р.А.С., Б.Е.А., выводами экспертиз, объяснениями самих осужденных, данных на предварительном следствии и исследованными в судебном заседании и другими материалами дела.

Как видно из протокола осмотра места происшествия со схемой и фототаблицами к нему сгоревший автомобиль ВАЗ-2114 с фрагментами обугленных костей человека на заднем сидении обнаружен на автодороге Копейск-Потанино, ведущей в сторону завода "Пластмасс" с 150 метрах от дома N 74 по ул. Хмельницкого в г. Копейске. Зафиксированы дорожка следов обуви и волочения со следами крови, а в месте, где следы волочения заканчиваются, снег истоптан, имеются следы крови.

На проезжей части автодороги обнаружены осколки стекол, у обочины дороги обнаружен складной нож со следами крови, провод с переговорным устройством, 2 бобины скотча, зажигалка, фрагмент пластика внутренней обшивки, а под автомобилем - корпус рации.

Согласно заключения пожарно-технической экспертизы, пожар возник в задней части автомобиля, наиболее вероятно от открытого источника огня при присутствии большого количества горючих материалов при нарушенном до пожара остеклении салона при открытой задней левой двери, что способствовало свободному доступу кислорода воздуха в очаг пожара и интенсификации горения.

Трассологической экспертизой осколков стекол с места происшествия установлено их отношение и соответствие стеклам фар, зеркал и других частей автомобиля.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что фрагменты обугленных костей, подверглись значительному термическому разрушению.

Из показаний потерпевшей Р.Л.Н., свидетелей У. и Р.А.Н. следует, что в обнаруженных в сгоревшей машине останках сохранилась часть верхней челюсти с коронками, какие были у потерпевшего, что у него был сотовой телефон, магнитола, рация.

Свидетель Б.Е.А. пояснила, что Р.С.Н. в 22 час. 15 минут 20 февраля 2004 года сообщил ей, как диспетчеру, по рации, что поехал в г. Копейск, и больше на связь он не выходил.

Хотя в судебном заседании М.Е.В. и И.И.Л. утверждали, что И.И.Л. с места преступления убежал, а М.Е.В., оставшись в машине с водителем, нанес последнему удары имевшимся при нем ножом, суд тщательно исследовал данные каждым из осужденных на предварительном следствии показания и пришел к обоснованному выводу о том, что они действовали по предварительному сговору группой лиц, несмотря на то, что эти показания также были противоречивыми.

Так, М.Е.В. при допросе в качестве подозреваемого показал, что по предложению И.И.Л., взяв с собой ножи и скотч, поехали в Челябинск, где намеревались остановить машину, связать водителя и покататься. Договорились с водителем за 200 руб. доехать до Копейска и возле микрорайона Новостройка, сидящий сзади И.И.Л. приставил нож к шее водителя и водитель остановил машину. Он, М.Е.В., также вытащил свой нож, раскрыл его и велел водителю вытянуть руки, после чего замотал их скотчем. Водитель резко разорвал скотч, ударил его и пытался по рации сообщить о нападении. Они с И.И.Л. обежали машину и напали на водителя. Он, М.Е.В., первым нанес удар ножом в живот водителю, а потом и И.И.Л., пытались найти ключи зажигания, оттащили водителя с дороги. Когда машину завести не удалось, решили ее сжечь, предварительно завладев сотовым телефоном и панелью автомагнитолы. Водителя затащили в машину (он был уже мертв). И.И.Л. смочил в бензобаке тряпку и поджог ее, а он, М.Е.В., поджег сиденья машины. Телефон и панель они продали, деньги потратили, в том числе, купив кроссовки ему, М.Е.В. Свои кроссовки, в которых они были в этот день, они сожгли.

В дальнейшем, М.Е.В. менял свои показания, утверждая, что убийство совершил И.И.Л., а он убежал. И.И.Л. же первоначально при допросе в качестве подозреваемого показал, что он один сел к водителю, а потом убил его, когда последний первым напал на него, но, не сумев завести машину, сжег ее вместе с телом водителя.

В следующих показаниях И.И.Л. стал утверждать, что в машину сели вместе с М.Е.В., но после начала борьбы М.Е.В. с водителем, он, И.И.Л., убежал и встретился с М.Е.В. на следующий день. От него узнал об обстоятельствах убийства и поджога. После задержания из-за боязни М.Е.В. оговорил себя.

Как видно из содержания записки, адресованной И.И.Л., написанной ему М.Е.В. и изъятой 12.03.2004 г. в изоляторе временного содержания М.Е.В. предлагал И.И.Л. взять вину на себя, а что он, Ткач., убежал после того, как водитель приставил нож к горлу И.И.Л.

К этому времени, оба уже были допрошены в качестве подозреваемых: И.И.Л. - 03.03.2004 г., а М.Е.В. - 04.03.2004 г., и, как выше указано, М.Е.В. показывал о совершении преступления совместно с И.И.Л., а И.И.Л. утверждал, что преступление совершил он один, но оба подробно рассказали об обстоятельствах преступления.

Совместный характер действий, подготовка к ним, последующее после совершения преступления поведение, продажа и совместная трата похищенного, свидетельствуют об обоснованности выводов суда по установлению фактических обстоятельств преступления и о наличии предварительного сговора на разбойное нападение и убийство потерпевшего Р.С.Н.

Утверждение в жалобах, что доказательств вины И.И.Л. в деле не имеется, является несостоятельным и опровергается совокупностью доказательств, получивших надлежащее исследование и оценку суда.

Действия осужденных квалифицированы правильно по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ.

Доводы законного представителя о нарушении права на защиту И.И.Л. являются также необоснованными, поскольку адвокат Т. участвовал на предварительном следствии в соответствии со ст. 51 УПК РФ об обязательном участии защитника на основании удостоверения N 1063, и от его услуг И.И.Л. не отказался. Участие адвоката К. в дальнейших следственных действиях при отсутствии соглашения с другим выбранным адвокатом в силу требований закона об обязательном участии защитника также не нарушило права на защиту, а было направлено на его обеспечение.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению, а осуждение И.И.Л. и М.Е.В. по ст. 167 ч. 2 УК РФ исключению из приговора.

Как установлен приговором, осужденные напали на водителя Р.С.Н. с целью завладения его автомобилем и другим имуществом, убили водителя, но не сумев завести двигатель, похитили из машины имущество Р.С.Н., а машину уничтожили путем сожжения.

По смыслу закона деяния, связанные с хищением чужого имущества, могут быть дополнительно квалифицированы по ст. 167 УК РФ, как умышленное уничтожение или повреждение имущества, если в ходе совершения хищения было умышленно уничтожено или повреждено имущество потерпевшего, не являющееся предметом хищения.

Поскольку автомашина являлась предметом хищения, то ее поджог и уничтожение явилось способом распоряжения похищенным имуществом, поэтому дополнительной квалификации по ст. 167 ч. 2 УК РФ не требуется, и осуждение по ней подлежит исключению из приговора.

В связи с изложенным доводы адвоката С. на неправильность квалификации по ст. 167 ч. 2 УК РФ являются необоснованными.

Наказание, назначенное осужденным по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, характеру и общественной опасности содеянного, данным о личности, смягчающим обстоятельствам и является справедливым, однако в связи с изменением приговора наказание подлежит смягчению.

Иски потерпевшей рассмотрены с соблюдением требований закона и оснований к их снижению не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 12 октября 2004 года в отношении И.И.Л. и М.Е.В. изменить, исключить их осуждение по ст. 167 ч. 2 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ назначить наказание И.И.Л. 9 лет 2 месяца лишения свободы, а М.Е.В. - 9 лет 1 месяц лишения свободы.

На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ назначить И.И.Л. к отбыванию 9 лет 8 месяцев лишения свободы, а М.Е.В. на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ назначить 9 лет 2 месяца лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных И.И.Л., М.Е.В., законного представителя И.Л.В., адвоката С. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 2005 г. N 48-О04-116


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.